ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы не летим? – повторила Барбара.

– Летим. Олстон, багаж надо перекинуть к стойке «Бритиш эйр» в международной секции аэропорта.

– Изменился рейс? – спросила Барбара.

– Мы меняем самолет.

– Но летим в Колорадо?

– В Лондон.

– В Лондон, что в штате Колорадо?

– В Кению.

– В Лондон, который в Кении?

– В Найроби, столицу Кении.

– Найроби! Кения!

– В Африке.

– Африка!

– Восточная Африка.

– Восточная Африка...

– Разве ты не говорила, что последуешь за мной хоть на край света?

– Никогда. Ты не можешь найти даже пиццерию в Малибу.

Барбара резко ускорила шаг, обогнала Флетча, заступила ему дорогу. Глаза ее сверкали.

– Флетч! Что происходит?

– Мы летим в Лондон. Потом в Кению.

Олстон продолжал шагать.

– Скажи мне, что происходит!

– Мы получили свадебный подарок. Билеты до Найроби, столицы Кении.

– От кого? Скажи мне! Флетч! Газета отправила тебя в командировку? Во время нашего медового месяца?

– Нет, нет! Ничего подобного.

Олстон, с билетами и багажными квитанциями в руках, уже объяснял ситуацию представителю административной службы аэропорта. Удовольствия от беседы представитель не получал.

– Ничего у тебя не выйдет!

– Не выйдет чего?

– Не буду я сидеть в паршивом номере паршивого отеля, пока ты будешь носиться вокруг, выискивая материал для своей газеты! Не для того я еду в свадебное путешествие.

– Говорю тебе, эта поездка – подарок! Свадебный подарок. Мы отлично отдохнем.

– Как бы не так. Подарок от газеты!

– Нет. Не от газеты.

– Кто еще мог оплатить тебе поездку в Африку?

Представитель административной службы стоял, приложив к каждому уху по телефонной трубке, продолжая при этом слушать Олстона.

– Мой отец.

У Барбары округлились глаза.

– Твой отец?

– Полагаю, что да.

– Ты не ответил «да» на вопрос проповедника, теперь говоришь: «Полагаю, что да». То есть ты полагаешь, что путешествие в Африку – свадебный подарок твоего отца?

– В определенной степени.

У стойки Олстон с жаром убеждал представителя административной службы.

– У тебя никогда не было отца. Или отцов было четверо.

– Какая разница.

– Какой отец?

– Тот, что умер.

– Ты получил наследство?

– Нет. Поговорим об этом позже. Сейчас нет времени.

– У нас не было времени поговорить и о свадьбе.

– Но мы поженились, не так ли? Свадьба прошла на высшем уровне. Без единой заминки.

Барбара покачала головой.

– Из твоей затеи ничего не выйдет.

– Еще как выйдет.

– Я не могу лететь в Кению.

– Потому что мы не делали прививок?

– У меня нет паспорта!

– Это не проблема, – Флетч сунул руку в грязный конверт. – Держи, – и передал ей паспорт.

Олстон уже шел к ним, широко улыбаясь.

– Олстон, мы не делали прививок, – обратился к нему Флетч.

– Они вам нужны только из медицинских соображений. Их отсутствие не является препятствием для въезда в страну.

– Как хорошо иметь рядом квалифицированного юриста.

– Это точно, – Олстон посмотрел на Барбару. – Не забудьте: я занимаюсь и разводами.

– Откуда взялась эта фотография? – Барбара рассматривала свой паспорт.

Флетч заглянул ей через плечо.

– Отличная фотография.

– Слушайте сюда, – Олстон раскладывал авиабилеты и квитанции. – Ваши билеты в Колорадо аннулированы. Но я не уверен, что смогу получить за них деньги.

– А багаж с самолета снимут?

– Это же мой зеленый свитер, – сказала Барбара своей фотографии на паспорте.

– Сейчас административная служба как раз этим и занимается. Ваш багаж перекинут в международную секцию, на стойку «Бритиш эйр», погрузят в самолет, вылетающий в Лондон, а там перетащат в другой, до Найроби.

Флетч убрал паспорт Барбары в грязный конверт.

– То есть мы не узнаем, с нами ли наш багаж, пока не доберемся до Найроби?

– Там же лыжи, – вставила Барбара.

– Разделить багаж невозможно, – Олстон покачал головой. – И так путаницы хватает с лихвой.

– Может, у тебя в голове что-то и перепуталось, – фыркнула Барбара. – А вот у меня – нет.

Олстон посмотрел на часы.

– Пора перебираться в международную секцию. Надо предупредить их, что вы летите в Найроби через Лондон.

– Пошли, – Флетч ухватил Барбару за локоть.

– В Африке мы не сможем кататься на лыжах, – упиралась та. – А в нашем багаже только лыжные костюмы. Ничего, кроме них.

– Барбара, мы опаздываем.

– Куда?

– В международную секцию, – пояснил Флетч.

– К стойке «Бритиш эйр», – уточнил Олстон.

Они ускорили шаг.

– Мы летим в Лондон, – добавил Флетч.

– А вам еще надо пройти паспортный контроль, – напомнил Олстон.

– Потом в Найроби, – продолжил Флетч.

– Флетч! Я сказала маме, что позвоню ей из Колорадо.

– Нет времени.

– Сегодня вечером!

Флетч подтолкнул Барбару к вращающейся двери.

– В семейной жизни не соскучишься! – воскликнул он, вслед за Барбарой миновав вращающуюся дверь, отделявшую международную секцию аэропорта.

ГЛАВА 6

– Моя мама хотела лишь познакомиться с тобой. Ничего больше, – Барбара застегнула ремень безопасности.

– Мы с ней познакомились. На свадьбе.

– Но она-то хотела увидеться с тобой до свадьбы.

– Так оно и случилось. Она была в галифе, так? Помоему, она удивилась, увидев меня.

– Скорее, обиделась. Всю прошлую неделю она ждала нас к обеду. Ты не соизволил явиться. Ни единожды.

– Я работал. Разве я не говорил тебе, что у меня есть работа?

– А теперь ты тащишь меня на другой конец света повидаться с твоим отцом.

– Возможно.

– Что значит, «возможно»?

– Он славится тем, что исчезает в самый важный момент, – застегнув ремень, Флетч откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

– Ты что, собрался спать? – возмутилась Барбара.

– Барбара, у меня слипаются глаза. Я уже не помню, когда спал в последний раз.

Барбара вздохнула.

– И сколько лететь до Найроби?

– Два дня.

– Два дня!

– Две ночи? Может, и три дня.

– Флетч, проснись! Убери голову с моего плеча. Послушай, стюард объясняет, что нужно делать, если самолет рухнет на воду.

– Ничего особенного, – пробормотал Флетч. – Мы вместе попадем на тот свет.

– О мой Бог! Половина восьмого вечера, а он уже спит! В нашу первую брачную ночь!

– Дело в том, что я и представить себе не мог, что мой отец жив.

Много-много часов спустя, они сидели в ужасной тесноте в самолете, летящем из Лондона в Найроби. Ни одного пустого места. Сиденья узкие, прижатые друг к другу. Ручная кладь, торчащая из-под каждого сиденья.

– А твоя мать? Она знала, что он жив?

– Думаю, она убедила себя в его смерти. Чтобы сохранить чувство самоуважения. Чтобы не сойти с ума. Чтобы вновь выйти замуж, ей пришлось через семь лет после его исчезновения обратиться в суд, который и признал его умершим.

– Для того, чтобы обращаться по такому делу в суд, надо верить, что человек умер.

– Но наверняка-то она не знала. Когда я задавал ей вопросы о нем, ты понимаешь, в детстве, она всегда отвечала уклончиво, неопределенно. И убедила меня, что не следует тратить время на подобные разговоры.

– Может, и не следовало.

– Она говорит, что любила его.

– Что еще она рассказывала тебе?

– Она говорила: «Слушай, мы были женаты только» десять месяцев, и я никогда не понимала его».

– А что следовало после этого?

– »Как будет по буквам слово «лицензия»?»

– Это еще зачем?

– Видишь ли, она писала детективные романы. И не знала, как пишутся многие слова <Характерная особенность английского языка. Очень часто слова, разнящиеся по значению и написанию, произносятся одинаково.>. А потому просила, меня заглянуть в словарь. Таким образом ей удавалось избавиться от моего присутствия.

5
{"b":"18653","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Синяя кровь
То, что делает меня
Мировое правительство
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Бессмертники
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Аргентина. Лонжа
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины