ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не болтай ерунды!

– Не такая уж это и ерунда, – широкие плечи верзилы полностью скрывали входную дверь. – Я бы хотел получить три тысячи девятьсот восемьдесят два доллара.

– А ты не хочешь, чтобы с тебя содрали кожу? – низкорослый ткнул пальцем в грудь Флетчу. – Узкими полосками?

– Этой суммы у меня не хватает.

Глаза низкорослого вылезли из орбит.

– Не хватает?

– Я их потратил.

– Как ты посмел тратить мои деньги? Сукин ты сын.

– Так уж получилось. Пришлось потратиться.

Низкорослый сжал кулаки, по его телу пробежала дрожь, но он сумел совладать с нервами.

– Послушай, парень, эти деньги – моя ставка. Ты понимаешь, что это значит?

– Нет. Никогда не увлекался азартными играми.

– Я их поставил. Понимаешь? Поставил. Именно их. Мне они нужны целиком. Нетронутые. Иначе проку не будет никакого.

Флетч вздохнул.

– Тяжелое дело.

– Я потерял эти деньги, – пожаловался низкорослый. – Где-то на улице. А другие я поставить не могу. За последние две недели я лишился из-за тебя целого состояния.

– Неужели?

– Двухсот, может, трехсот тысяч долларов.

– Как жаль.

– Верни мне их. В тех же купюрах!

Флетч повернулся к ним боком, чтобы при необходимости ударить с разворота.

– Я верну вам все деньги, за исключением трех тысяч девятисот восьмидесяти двух долларов.

– Какое ты имел право тратить мои деньги?

– Никакого, – честно признал Флетч.

Низкорослый ударил Флетча в плечо. Верзила не шевельнулся. От него тянуло чесночным запахом.

– Ты мне их отдашь! До последнего цента! А не то Лестер поиграет твоей головой в баскетбол.

– Лестер, – Флетч посмотрел на верзилу, – этот может, – затем повернулся к низкорослому. – Думаю, деньги я вам достану. Но на это уйдет какое-то время.

Низкорослый плюхнулся в кресло.

– Мы даем тебе час.

– Энид? – Флетч говорил, повернувшись к незванным гостям спиной, но я тут его настиг запах чеснока. – Это Флетч.

– Привет, Флетч. Как вам смена часовых поясов. Наверное, чувствуете себя, как теннисный мяч на корте Уимблдона?

– Да нет, уже пришел в себя.

– Мне звонил ваш главный редактор, Френк Джефф. Я рассказала ему все, разумеется, конфиденциально.

– Спасибо, Энид. Послушайте, вы помните, я говорил вам, что мне пришлось занять денег, чтобы оплатить все эти перелеты?

– Да.

– Так вот, бандиты, у которых я их занял... – от резкого удара в правый бок у него перехватило дыхание. – Я хотел сказать, философы, у которых я их взял, требуют вернуть деньги, и немедленно.

– Флетч, вы обращались за деньгами к ростовщикам. О, милый. Что же вы нам не сказали.

– Говорю теперь.

– Сколько?

– Три тысячи девятьсот восемьдесят два доллара в новеньких тысячедолларовых банкнотах. И очень спешно.

– Я постараюсь приехать, как можно быстрее. Какой адрес?

Флетч продиктовал адрес.

– Энид, это не шантаж, – добавил он.

– Я это знаю, Флетч. Ждите меня.

Положив трубку и потирая бок, Флетч повернулся к мужчинам.

– Могу я одеться?

– Нет смысла портить одежду, – ответил верзила. – Она же будет вся в крови.

– Правильно, – кивнул низкорослый. – Пусть одежда останется чистой, чтобы ею кто-нибудь воспользовался. А желающих найдет Армия спасения <Благотворительная организация, помогающая беднякам многих стран, в последнее время возобновившая свою деятельность и в России.>.

Они ждали больше час. Верзила стоял, а Флетч так и сидел на диване.

Лестера, похоже, зачаровывали уши Флетча. Он не отрывал от них взгляда. Всякий раз, когда Флетч смотрел на него, Лестер ухмылялся, ясно давая понять, что уши Флетча представляют для него особый интерес. Очевидно, в прошлом кто-то выместил злобу на ушах Лестера. На обоих виднелись шрамы: уши Лестера рвали зубами.

Чтобы отвлечься, Флетч начал разбирать лежащую на кофейном столике почту. Среди счетов он обнаружил письмо из мэрии. Вскрыв конверт, Флетч прочитал:

«Дорогой мистер Флетчер!

Мы выражаем Вам наше крайнее неудовольствие в связи с тем, что в прошлую пятницу вы не соизволили прийти в мэрию и получить полагающуюся Вам премию «Лучшего гражданина города». Мэр и многочисленные журналисты прождали Вас зря. Ваше безразличие (Вы даже не известили о том, что не сможете прийти) поставило под угрозу всю программу по выборам лучшего гражданина месяца, инициатором который выступила мэрия.

Мэр попросил известить Вас, что его распоряжением полагающаяся Вам премия перечислена в фонд помощи малоимущим.

Искренне ваш,

Канцелярия мэра».

Флетч посмотрел на входную дверь собственной квартиры и прошептал: «На помощь! Полиция!»

Не сумев отвлечься, Флетч повернулся к низкорослому.

– Я позвонил вам из вестибюля отеля «Парк-Уорт» и сказал, что нашел ваш бумажник. Почему вы сразу не спустились и не взяли его у меня? Раз уж он так вам нужен.

– То был не ты.

– Как раз я.

– Нет, – в голосе низкорослого звучала стопроцентная уверенность. – Другой парень. Он знал, что в моем бумажнике ровно двадцать пять тысяч. В тот момент я задолжал ему куда большую сумму. И он просто хотел выманить меня в вестибюль. Мой приятель это проверил. А я ушел через черный ход.

– Но вы же знали, что бумажник утерян.

– Я думал, он в машине. Я оставил его под задним сидением. Должно быть, он выпал. Или ты, а может, кто-то еще украл его.

Флетч вздохнул.

– Но теперь-то вы знаете, что именно я пытался вернуть вам деньги.

Низкорослый широко улыбнулся.

– Я знаю, что у тебя и мысли такой не было.

– С чего вы это взяли?

– Ты находишь двадцать пять «штук» наличными и пытаешься вернуть их мне? Перестань. Или ты держись меня за идиота?

Флетч на мгновение задумался.

– Давайте не переходить на личности.

Когда звякнул дверной звонок, открывать пошел Лестер.

– Флетч! С вами все в порядке? – донесся до Флетча голос Энид.

Мгновение спустя дверь захлопнулась ей в лицо. Лестер повернулся. С четырьмя тысячедолларовыми банкнотами в руке.

– Конечно! – крикнул Флетч. – Благодарю.

– Старая карга, – пробурчал Лестер.

Низкорослый подскочил к Лестеру, схватил деньги. Пересчитал четыре банкнота.

– Где остальные? – спросил он Флетчера. Флетч прошел в спальню и вернулся с бумажником, который он прятал в сумке Мокси. Швырнул бумажник низкорослому.

Поймав бумажник, низкорослый одарил Флетча злым взглядом. Никто не имел права так бесцеремонно обращаться с его ставкой.

Низкорослый пересчитал двадцать один банкнот пять раз. Затем добавил к ним еще четыре банкнота и осторожно уложил их в бумажник, а бумажник засунул во внутренний карман пиджака.

Прежде чем открыть входную дверь, низкорослый коротко глянул на верзилу.

– Поработай над ним, Лестер. Разбей ему голову. За все те хлопоты, что он мне причинил. И эти четыре банкнота, – он похлопал себя по груди, там, где лежал бумажник, – совсем не те, что лежали там с самого начала. Это обойдется мне недешево. Мерзавец.

– Лестер, ты слышал анекдот о близоруком вегетарианце и садовом шланге? – спросил Флетч верзилу.

Флетч не ошибся, отметив, что Лестер был неравнодушен к ушам. Его удары сыпались и на другие части тела Флетча, но более всего ему хотелось попасть в уши, так что предплечьям Флетча, загораживающим голову, досталось, как следует. Уши тоже получили свою долю.

Эта тяжелая работа, наверное, скоро бы наскучила здоровяку, если бы Флетч точным ударом не врезал ему в нос.

Низкорослый всунул голову в дверь.

– Лестер, заканчивай! Лифт ждет.

Вытирая льющуюся из носа кровь рукавом, Лестер вышел в коридор, закрыв за собой дверь.

Лежа на полу, где он нашел последнее прибежище от ударов Лестера, Флетч слышал удаляющиеся шаги низкорослого и его громилы. Затем закрылись двери кабины и лифт пошел вниз.

– Вот и делай кому-то добро, – пробормотал Флетч.

ГЛАВА 41

Вновь зазвенел звонок, на этот раз телефонный. Лежа на полу, еще не придя в себя, Флетч потянул за телефонный шнур. Аппарат свалился на пол, трубка отлетела в сторону. Ее и схватил Флетч. В ушах гудело: усилия Лестера не пропали даром.

38
{"b":"18656","o":1}