ЛитМир - Электронная Библиотека

Флетч съехал с дороги и погнал грузовичок прямо на Мортимера, прибавив скорости.

Ухабы вне дороги не исчезли, а выросли в размерах.

Грузовичок немилосердно бросало из стороны в сторону.

– Флетч! – донесся с кровати сдавленный крик Кристел – Ты меня убьешь!

Мортимер отпрыгнул в сторону.

Паренек, держа ружье за ствол, словно дубинку, побежал за грузовичком.

Флетч затормозил около домов, под деревьями.

Паренек остановился в метре от дверцы кабины со стороны Флетча.

– Привет, – поздоровался Флетч через открытое окно. – Ты Хэджа или Рикки?

– Рикки.

– Это ж надо Рикки.

– А в чем дело?

– Наверное, никогда не слышал такого имени. Здорово ты его произносишь.

У шестнадцатилетнего парня была идеальная боксерская фигура.

Но голос у него был особенный. Казалось, что он доносится из глубокой пещеры.

Рикки, держа ружье за ствол, осторожно опустил приклад на землю. И позу он принял необычную. Вроде бы готовность к действию и одновременно полная расслабленность.

Чуть склонив голову, юноша измерил взглядом расстояние между ними, потом медленно поднял глаза на Флетча.

У последнего создалось ощущение, что Рикки согласен с любым поворотом событий, придется ли ему слушать или драться, смеяться или стрелять во Флетча.

– Однако. – Флетч покачал головой. – Потрясающе.

И отвлекся от Рикки, вспомнив про старика Мортимера.

Тот орал в полный голос.

– Сукин ты сын! Я же говорил тебе, держись от меня подальше. Я предупреждал, не появляйся здесь, я тебя пристрелю! И пристрелю, обещаю!

От переполнявшей Мортимера ярости дрожали руки. Он даже выронил патрон, которым хотел зарядить ружье.

Еще один юноша, мускулистый, ростом за шесть футов, куда более темнокожий, чем Рикки, стоял у ближайшего дерева.

– Как поживаешь, Хэджа? – спросил Флетч.

– Все отлично.

По потным лицам и запыленным носкам юношей Флетч догадался, что с утра они пробежали не одну милю.

Он им позавидовал.

Пока Мортимер поднимал патрон, Флетч выпрыгнул из кабины.

– Ужасные тут места. Просто удивительно, что мы не вернули их американским индейцам.

Он направился к Мортимеру, и тот снова выронил патрон. Нацелил незаряженное ружье в живот Флетчу.

– Я говорил твоей чертовой женщине, которая подходит к телефону в Теннесси, что снесу тебе голову, если ты появишься здесь!

– Флетч? – донесся из грузовичка голос Кристел. – Флетч?

– Она не чертова женщина и она не моя, – ответил Флетч. – Она подходит к телефону, когда он звонит. И мне не нравится, что вы ругаетесь, как последний городской забулдыга, разговаривая с хорошо воспитанной дамой!

Глаза Мортимера метали молнии.

– Будь я проклят! – Он бросил ружье на землю. – Я покажу этим парням, что могу разорвать тебя голыми руками!

Флетч попятился.

– Они и так знают, что вам это по силам.

Мортимер принял боксерскую стойку. Сухой, подтянутый, он и в семьдесят четыре года мог преподать Флетчу хороший урок.

– Расслабьтесь. Я сделал из вас героя.

– Героя! – взорвался Мортимер. – Для кого?

– Для всего мира.

– Единственные люди, которые мне дороги в этом мире, благодаря тебе загремели в тюрьму!

– Плохие люди, и вы это знаете.

– Мои друзья!

Флетч повернулся к Мортимеру спиной. Вдохнул полной грудью.

– Свежий воздух. Неужели он вам не нравится?

– Свежий воздух! – передразнил его Мортимер. – Что в нем хорошего? Он ничем не пахнет! Ты знаешь, как давно я не вдыхал запаха пекарни?

Флетч заметил, что Рикки куда-то исчез.

А Хэджа так и стоял под деревом.

– Я пришлю вам ломоть бруклинского ржаного хлеба. Будете его обнюхивать.

Гибкий, как пантера, Мортимер прыгнул на Флетча.

– Я оторву тебе нос!

Не поднимая рук, Флетч ушел в сторону.

– Прекратите!

Мортимер надвинулся на него.

– Я вырву твое сердце! Я…

Отступая, Флетч споткнулся о брошенное Мортимером ружье. Упал. Приподнялся на локтях.

– Вы же не будете бить лежащего.

– Мистер Мортимер? – Низкий голос Рикки требовал немедленного внимания. Юноша стоял у грузовичка.

– Мистер Мортимер. Пожалуйста, подойдите сюда. – Голос обволакивал, как туман. – Тут есть, на что посмотреть.

Не разжимая кулаков, Мортимер повернулся к юноше:

– Разве ты не видишь, что я занят. Я должен превратить в отбивную этого… – Он посмотрел на Флетча. – Поднимайся, жук навозный, жалкий журналистишка!

– Если я поднимусь, вы меня ударите. Так зачем мне подниматься? Чтобы вновь очутиться на земле.

– Пожалуйста, мистер Мортимер.

– Ладно. – Мортимер пнул ногу Флетча. Не так чтобы сильно. – Что там еще?

Он плюнул на землю и зашагал к грузовичку. Флетч тут же поднялся и последовал за ним. Рикки открыл сдвижную дверь.

– Что ты хотел мне показать? – прорычал Мортимер.

Движением головы и взглядом Рикки предложил Мортимеру заглянуть внутрь грузовичка.

Мортимер заглянул. Потом уставился. Подался вперед.

– Что это?

Из груди Кристел вырвалось рыдание. Мортимер залез в грузовичок.

Пристально посмотрел на лежащую на кровати Кристел. Ахнул.

– Дорогая моя. – Он взял ее за руку. – Как такое могло с вами случиться?

– Мистер Мортимер! – По лицу Кристел катились слезы. – Я не знаю!

* * *

– Я рад, что ты привез ее сюда, – процедил Мортимер. – А теперь убирайся.

Он появился за спиной Флетча, выйдя на крыльцо.

Флетч стоял там, оглядывая бескрайнюю равнину. Более его услуги не требовались. Миссис Роббинс, которую он отыскал на кухне, снабдила его чашкой кофе.

По пути к мистеру Мортимеру они любовались красотами Вайоминга, но эти края наводили тоску. Флетчу даже показалось, что трава прямо на корню становится сеном. Конечно, одной корове требовалось пастбище площадью не в один акр. Но на здешних равнинах и коровы выглядели очень уж одинокими.

Увидев, кого привез Флетч, мистер Мортимер немедленно начал подготовку к приему гостьи.

Пока Кристел ждала в грузовичке, Хэджа и Рикки разобрали двуспальную кровать Мортимера, перенесли ее в спортивный зал, собрали и задвинули в угол, рядом с дверью в раздевалку. Застилал кровать лично мистер Мортимер.

Зал не поражал размерами, но в нем имелось все необходимое для тренировок: деревянный пол, боксерский ринг в центре, самые современные тренажеры у дальней стены, груши для отработки ударов в корпус и голову.

Удивляли разве что зеркала, старомодные, обычные, а не идеальные.

К раздевалке примыкали сауна, контрастный душ, обычная душевая, ванная, туалет.

Имея небольшой опыт, Флетч попытался помочь перевести Кристел к новой кровати. Но Мортимер, Хэджа и Рикки молча и решительно оттеснили его. Ему дозволили лишь опустить на землю платформу гидроподъемника, на которой они стояли…

– У вас ведь нет ко мне ненависти? – спросил Флетч, повернувшись к Мортимеру.

Плевок Мортимера перелетел через поручень.

– Конечно, нет. Ты поступил правильно, Флетч, с моей точки зрения. Как и я. Я видел, что в боксе неладно, никогда не влезал в эту грязь, но и ни во что не вмешивался. А когда моего парня насадили на штыри железной ограды Гремейси-парк…

– Его звали Шейн…

– Голдблум. Шейн Голдблум… У меня внутри все перевернулось. И тогда…

– Я оказался рядом и показал вам, как вывести их на чистую воду.

– Видишь ли, мои друзья в тюрьме, я с ними переписываюсь и обвиняю тебя во всем. Во всем, что я им сделал.

– Они этого заслужили. Они – плохие люди.

– Да, но они не просто плохие люди, а мои близкие друзья. Мы выросли вместе, работали вместе. Кого еще я знаю, что умею? Верность, возможно, одна из добродетелей, но она и облегчает жизнь. Конечно, я тебя ненавижу. Ты заставил меня подняться над собой, вот я тебя и ненавижу. А чего ты ожидал? Мои лучшие боксеры возненавидели меня. Я им помогал, я убеждал, что лучше их нет, а они оказались никому не нужны, их отшвырнули, как использованную туалетную бумагу. Они винят в этом меня и соответственно ненавидят. Большинство людей, как я понимаю, не совершают выдающихся поступков, плывут по течению, не обличают коррупцию, потому что боятся одиночества, изоляции. – Синие глаза Мортимера обежали равнину, на которую смотрел Флетч. – Я вот хочу завести голубей. Как думаешь, приживутся они здесь?

21
{"b":"18657","o":1}