ЛитМир - Электронная Библиотека

– Едва ли. Мало пакетиков из-под ленча.

– Да. Пакетиков из-под ленча тут явно не хватает.

– Хэджа и Рикки – отличные парни. Потенциальные чемпионы.

– Естественно.

– А Рикки еще умеет и подать себя.

– Подать себя?

– Ты не заметил?

– Что ты такое говоришь?

– У него особое чувство времени, пространства, света, звука. Он поневоле притягивает внимание.

– Он просто влюблен в себя. Действительно, он заставляет окружающих смотреть на него, наблюдать за ним, даже если он ничего не делает. Получится ли из него боксер? Не знаю.

– Как по-вашему, вы сможете помочь Кристел?

– Ты говорил, что она – тяжеловес.

– Да.

– Работать с тяжеловесами сложно, но интересно.

– Тогда позвольте откланяться.

* * *

– Уезжаешь? – спросила Кристел. – Оставляешь меня здесь?

– Мистер Мортимер выгоняет меня.

– Это точно, – подтвердил Мортимер.

– Куда ты едешь?

– Туда, где ландшафт не столь однообразный.

– Убирайся отсюда! – завопил Мортимер. – Рикки, проследи, чтобы этот мерзкий тип немедленно убрался.

– Я позвоню, – пообещал Флетч Кристел.

– Скажи Джеку, где я, – попросила она.

Когда Флетч в сопровождении Рикки выходил из спортивного зала, Мортимер уже объяснял Кристел, что ее ждет.

– А теперь слушайте меня внимательно. Вы не сразу начнете сбрасывать вес. Сначала мы постараемся укрепить ваши мышцы. Вы будете терять жир, но ваш вес останется прежним, потому что удельный вес у мышц больше, чем у жира. Так что не надо огорчаться.

– Главное, чтобы я получала необходимую для этого еду, – пробормотала Кристел.

– Вы совершенно правы, – покивал Мортимер. – Это действительно главное.

Глава 15

– Эй, ты!

Джек поднял голову. Он катил велосипед по дорожке, огибающей особняк. С балкона его позвала пожилая женщина. Ветер раздувал ее легкий халатик, ерошил седые волосы.

– Иди сюда! – Она указала на арку под балконом. – Иди сюда. Поднимись по ступеням.

Джек прислонил велосипед к стене, вошел в арку, поднялся по каменным ступеням.

Кажется, эта женщина плакала на заднем сиденье длиннющего лимузина, который он видел в день прибытия.

– Я тебя знаю? – спросила она. – Я хочу сказать, мы с тобой это уже проделывали?

– Что?

– Мне нужен человек, который выбросит мой мусор.

– Ясно.

– Люди постоянно забывают выносить мой мусор.

– Понятно.

– Мне надо помочь.

– Хорошо.

– Ты похож на того парня, который в последний раз выносил мой мусор.

– Мы все взаимозаменяемы.

– Я рад, что ты это понимаешь. Он был моим другом. – Она сунула купюру в карман шорт Джека. – Ты будешь моим другом?

– Конечно.

– Вот этот мешок. – Она указала на зеленый пластиковый мешок, стоящий у дверей в дом. – Про него вечно забывают.

– Понятно.

– Ты сможешь его выкинуть?

– Нет проблем. – Джек подхватил мешок. Внутри что-то звякнуло.

– Это все. – Глядя прямо перед собой, она раскрыла двери и ретировалась в дом.

За кухней Джек нашел маленький дворик, где на деревянных подставках стояли такие же пластиковые мешки.

Джек поставил свой рядом.

Раскрыл его.

Много бутылок из-под водки, несколько из-под шерри, портвейна, бренди. Все пустые.

Пузырьки из-под таблеток, тоже пустые. Названия лекарств ничего Джеку не сказали. Указывалось, что принимать их следует утром, когда встанешь, и перед сном. Выписывали лекарства разные врачи: Макмастерс, Донован, Гаррисон, Чайлз.

Предназначались лекарства Амалии Редлиф.

Джек было решил, что женщина очистила аптечку от пузырьков, копившихся там долгие годы, но потом отметил, что выписывались лекарства в последние три недели.

Он вновь завязал мешок.

Возвращаясь к велосипеду, достал купюру, которую засунула ему в карман миссис Редлиф.

Пожалуй, он не смог бы предложить более легкого способа заработать пятьдесят долларов.

Глава 16

– Ты выходишь замуж за Чета?

– Да, – кивнула Шана.

– Почему?

* * *

Он подкатил велосипед к бассейну и оставил у стены.

Шана Штауфель плавала в бассейне.

Одна.

Джек подождал, пока она отмеряет положенные метры. Он сидел в шезлонге, который поставил в тенек у стены дома, невидимый из окон. Этому нехитрому приемчику он научился от Нэнси Данбар. В японском садике она садилась так, чтобы ее не видели из окон административного корпуса.

Маленький реактивный самолет сделал круг над Виндомией, заходя на посадку.

Выйдя из воды, Шана не заметила Джека.

– Эй, – шепотом позвал он.

Вытирая голову полотенцем, она направилась к нему. Сегодня она плавала в желтом бикини.

* * *

– Значит, о Чете ты все знаешь.

– Что я знаю о Чете?

– Он любит мальчиков.

– А девочек он тоже любит?

Она покачала головой.

– Ни в коем разе.

– Тогда почему ты выходишь за него замуж?

– Это соглашение.

– Соглашение?

– Да. Разве ты не слышал о договорных браках?

– Когда каждый имеет выгоду?

Она кивнула:

– Совершенно верно.

– И в чем же она состоит?

– В возможности реализовать честолюбивые замыслы. Чет сдаст вступительные экзамены в коллегию адвокатов, начнет практиковать, сначала будет баллотироваться в палату представителей конгресса США, потом… ты понимаешь.

– Покупать сердца и умы американских обывателей.

– Он очень умен. У него будут прекрасные помощники. Для него уже написали книгу, в которой разбираются противоречия между первой и четырнадцатой поправками…

– За него.

– Ее опубликуют под его именем. Тем, кто написал книгу, хорошо заплатили как за их труд, так и за молчание.

– Прекрасно.

– Конгрессмен, представляющий этот округ, намерен закончить политическую карьеру и не выставлять свою кандидатуру на следующий срок.

– Сколько ему лет?

– Около пятидесяти.

– Почему он сходит с дистанции?

– Потому что денег ему теперь хватит до конца жизни. И даже останется.

– Заботами Честера Редлифа-старшего.

– Да.

– Ему заплатили, чтобы он вышел из игры. Дали взятку.

– Некоторые люди серьезно относятся к своему финансовому благополучию. Других активов, кроме выборной должности, у этого конгрессмена не было.

– И он решил ее продать.

– Да.

– Редлифу и сыну.

– Да.

– Почему нет? Не вечно же конгрессмену сидеть в этом кресле. Кого снедает честолюбие? Редлифа или сына?

Шана вздохнула:

– Честер уверен, что надо творить добро, если есть такая возможность. С поддержкой отца Чет сумеет сделать гораздо больше для этого округа, страны, мира, чем нынешний конгрессмен.

– Это мне понятно. А для успешной карьеры Чету необходима респектабельная супруга.

– Она перед тобой.

– Теперь в конгресс выбирают и «голубых».

– Только не от Джорджии. Законы, карающие гомосексуализм, лишь недавно изъяли из уголовного кодекса.

– Если движущей силой является честолюбие доктора Редлифа, почему Чет идет у отца на поводу?

– Почему нет?

– Негоже жить во лжи.

– Ему предлагают беспроигрышный вариант. Чета любят. Известный футболист. Видный мужчина. Умница. Должен же он как-то распорядиться своей жизнью. Нельзя же до старости играть здесь в пинг-понг с младшей сестричкой.

– Ему необязательно идти в политику.

– Этого всегда хотел его отец. А Дункана Честер видел во главе семейной корпорации Редлифов.

– Удачи ему.

– Да, – вздохнула Шана. – Удачи ему.

– Значит, Чет соглашается на этот брак.

– Соглашается? Да. Соглашается. Мы нравимся друг другу. Не вижу в этом ничего удивительного. Он умный, симпатичный парень. Женившись на мне, он сможет покинуть Виндомию.

– В Вашингтоне он не сможет высказать собственного мнения…

22
{"b":"18657","o":1}