ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чей ребенок попал под машину? – спросил Доунс у Нэнси Данбар.

– Видите ли, здешние дети не привыкли к машинам на дорогах, – пояснил Бьювилль Николсону. – Вы понимаете, какая глупость это поместье.

– Думаю, я тоже сыта им по горло, – заговорила Нэнси, не вставая с дивана. – Полной уверенности у меня не было, пока я не послушала этих людей. Меня от них тошнит. Я тоже уезжаю сегодня.

– Это великолепно! – Голос Бьювилля переполняла злоба. – Оставляешь все на меня?

– Мне без разницы. – Высокие каблучки Нэнси зацокали по паркету. – В отличие от остальных я уже получила все, что хотела.

Корсо повернулся к Флетчу:

– Наверное, этот день – не лучшее время для вопросов.

– Вам этих людей больше не собрать. Никогда.

– Я даже не знаю, что они могут сказать.

– Вроде бы мы услышали предостаточно, – ввернул Джек.

– Инцидент в лаборатории. – Корсо покачал головой. – Газ мог храниться там не один год. Это самый простой ответ.

– А вы ищете самые простые ответы? – спросил Флетч.

– Кто-то должен был выпустить газ, – добавил Джек.

– Да, конечно. Возможно.

– Как насчет ленча? – спросил Джек Флетча.

– Ленч. Что у тебя на ленч?

– Сандвичи. Сыр.

Буду у тебя через несколько минут. Вроде бы я видел дату изготовления на наклейке этой канистры. Только вернусь в лабораторию и проверю.

– Да, проверьте, – кивнул Корсо. – А потом дайте мне знать.

Глава 24

Флетч возвращался от лаборатории к особняку, когда в кармане зазвонил сотовый телефон.

– Алле? – Остановившись на подъездной дорожке, он поднес трубку к уху.

– Флетч…

– Привет, Кристел. Как у тебя настроение? Ночь пережила?

– Я спала.

– Это хорошо.

– Должно быть, в молоко что-то подмешали.

– Едва ли. Молоко – прекрасное успокаивающее средство.

– Позавтракала я грейпфрутовым соком с размешанным в нем протеиновым порошком, чашкой кофе, витаминами и таблеткой аминокислот, которая называется «Карнитин-Л». Таблетку я приняла до завтрака.

– Отлично.

– Я чувствую прилив энергии. Уже сделала пять приседаний, двадцать минут поднимала грузы, привязанные к лодыжкам и запястьям.

– Следующую ночь ты тоже будешь спать.

Маленький реактивный самолет, поднявшийся с взлетной полосы Виндомии, проревел над головой Флетча.

По его борту тянулась надпись: «РЕДЛИФ МИР-POP».

Флетч предположил, что Чет Редлиф покинул Виндомию, семью, невесту, покинул, не дожидаясь похорон отца.

– Каким образом тебе удалось пригнать рабочих в этот богом забытый уголок в воскресное утро? – спросила Кристел.

– Я не пригонял. Каких рабочих?

– Они меняют обычные зеркала на идеальные. Говорят, что заказ поступил от Ай-Эм Флетчера. Насколько я понимаю, ты по-прежнему Ай-Эм.

– Да. Но я не просил привозить зеркала именно в воскресное утро.

– Так они привезли. В восемь утра. И до сих пор работают.

– Очень мило Выходит, мне придется оплачивать их работу в двойном размере.

– Может, и нет. Может, они знают о тебе. Может, они слышали, как ты разобрался с этим гадюшником, «Блайт-Спирит».

– Прости?

Рев реактивного двигателя заглушал голос Кристел.

– «Блайт-Спирит» – это клоака, Флетч. – Кристел говорила очень тихо. – Я рада, что ты вытащил меня оттуда. Вся их помощь, которая обходилась мне так дорого, приводила лишь к тому, что я чувствовала себя совершенно беспомощной. Я рада, что ты разобрался с этими негодяями.

– Мистер Мортимер доволен? – спросил Флетч. – Я про новые зеркала.

– Он никогда тебе не скажет. Нет, он все утро возмущается. Сначала появление рабочих нарушило тренировочный ритм. Прежде всего он заявил: «Почему этот Флетчер все время лезет в чужие дела?» А уж когда увидел Рикки, изучающего свое отражение в новом, от пола до потолка, идеальном зеркале, просто взорвался: «Теперь этот чертов парень не захочет боксировать с кем-либо, кроме себя! А на парня, который боксирует только со своим отражением, в зеркале, не продать билета и монахине». Но я заметила, что назад он зеркала не отослал.

– Я знал, что они ему понравятся.

– Я звоню по поводу Рикки.

– Рикки? Тот, что помоложе? Что он такого натворил?

– Я его раскрыла.

– Он прятался за зеркалом?

– Ты знаешь «Листья травы»?

– Конечно. Уитмен.

– Нет.

Листья травы, зерна песка,
Солдат закаленный, парень крутой,
Я такой, говорили мне…

– Такого вроде бы не слышал.

– Я нашла это стихотворение в антологии. И только что прочитала ему Рикки. Потому что из-за твоих рабочих этим утром они не могли тренироваться. Послушай. Передаю ему трубку.

– Кристел. – Чего Флетч в этот момент не собирался делать, так это слушать шестнадцатилетнего боксера из Вайоминга, декламирующего стихи по сотовому телефону.

Листья травы, зерна песка,
Солдат закаленный, парень крутой,
Я такой, говорили мне

Голос, доносящийся из маленькой трубки, завораживал.

Пить грязь, есть траву
Считай меня саддамовой жопой
Мы разных столетий, ты и я
Меня учили – губы за губы,
Глаз за глаз,
Тогда как ты думаешь битами,
Рука, глаз и мозг.

Флетч зажал второе ухо указательным пальцем свободной руки, чтобы лучше слышать. Голос не умолкал.

…Мусульманин, христианин и еврей…

В голосе шестнадцатилетнего боксера из Вайоминга слышались властность, уверенность, обаяние, ритмика, свойственные великим Оливье, Бартону…

– Ух ты! – выдохнул Флетч.

Зажав второе ухо пальцем, слушая Рикки, находящегося за тысячу миль от него, Флетч чувствовал электрические разряды, бегущие по его спине, поднимающиеся все выше, чтобы взорваться где-то между ушей.

…Базар сражается с аркадой,
Естественно, аркада побеждает
Вы пользуетесь благами нашей нефти,
Когда моя мать и я ничего не имеем…

Декламация сменилась паузой. Затем послышался вопрос, заданный не в трубку.

– Все правильно, миссис Фаони?

Кристел взяла у него трубку.

– Флетч? Ты слышал?

– Да.

– Ты слышал то же, что и я?

– В мальчике что-то есть.

– Флетч, Рикки не боксер. Он актер.

– О, Кристел! Мистер Мортимер задушит тебя собственными руками.

Тут Флетч заметил какое-то движение на одном из балконов верхних этажей.

– Я прочитала это стихотворение Рикки этим утром, один раз, и он тут же продекламировал его мне. Дело не только в голосе. Он сразу все запомнил! Даже не читая текста! Разве это не удивительно?

– Фантастика.

Кто-то привязывал простыню, белую простыню к парапету балкона.

Кто именно, он не видел.

Простыни. Сегодня уже говорилось о простынях. Простыни не проветривают на балконах особняка. Для этой цели существует прачечный двор.

– Кристел, ты не можешь отнять у мистера Мортимера одного из его двух боксеров.

– Такой талант нельзя зарывать в землю. Чтобы этого мальчика били по голове? Никогда! Я этого не допущу. Очень хорошо, что ты привез меня сюда, Флетч. Кто бы мог подумать, что талантливого актера можно найти в спортивном зале на краю света?

– А почему это тебя удивляет? – На балконе все затихло. Оставшаяся часть простыни так и не появилась. – И что ты собираешься предпринять, Кристел? Насчет Рикки?

– Какое-то время позанимаюсь с ним сама. В актерском искусстве я не сильна, но все-таки разбираюсь в нем лучше, чем мистер Мортимер. Почитаю ему, попрошу его почитать мне. У меня есть видеозаписи хороших спектаклей, фильмов, я ему их покажу. Он не видел и не слышал ничего, кроме «Терминатора». Свяжусь со своими знакомыми в региональном театральном…

33
{"b":"18657","o":1}