ЛитМир - Электронная Библиотека

– Санаторий закрывает правительство штата Висконтин, потому что лечения там никакого не проводилось. А все сотрудники отдаются под суд за мошенничество.

– И ты собираешься забрать ее?

– Да.

– Как же ты сможешь забрать женщину, которая весит больше шестисот фунтов?

– Я взял напрокат грузовик-фургон технической помощи с гидроподъемником.

– Она будет зла на тебя. «Блайт-Спирит» стал для нее домом вне дома.

– И основным источником расходов. А пользы не приносил никакой. Ты знаешь, сотрудники «Блайт-Спирит» убедили твою мать, что она должна остаться в санатории до конца своих дней.

– Не может быть.

– Может. Одной рукой они кормили ее от пуза, другой внушали, что, кроме как у них, ей нигде не похудеть, и при этом умудрялись обчищать ее карманы. Твоя мать – умная женщина. Просто удивительно, что им удалось задурить ей голову.

– Понятно, папа. Как ее сын, должен предупредить, что она может отвесить тебе оплеуху, если, конечно, дотянется. Только не позволяй ей упасть на тебя.

– Ты хотел сказать, опять упасть.

– Опять?

– Сам знаешь, что случилось после того, как она упала на меня.

– Да. Случился я. Ты не рад?

– С этим еще надо разобраться.

– Я уверен, что рад.

– Теперь я знаю, почему у тебя такая легкая походка.

– Другой и быть не может у того, чья мать весит больше шестисот фунтов. Тут уж поневоле научишься быстро уходить в сторону.

– В тебе гибнет второй Нижинский.

– Кто такой Нижинский? – переспросил Джек.

– Один тип, который все время кружил вокруг женщин.

– Ясно. Между прочим, репортажи о Клане нашли отклик по всей стране. Так мне сказали. Ты видел хоть один на ГКН?

– Тебе известно, у нас на ферме нет кабельного телевидения. Я читал насчет твоих репортажей в прессе. И горжусь тобой. Но ты ни разу не появился в кадре, так?

– В каком смысле?

– Не показывали ни тебя, ни твоих фотографий.

– Не показывали. Хотя очень хотели. Посмотрите, мол, на молодого журналиста, рисковавшего жизнью. Я не разрешил. Знаешь ли, беру на вооружение некоторые из твоих принципов.

– Твоя мать многому тебя научила.

– Понимаешь, папа, не так-то легко наступать на горло собственному тщеславию.

– Безусловно. Однако, как говорил проповедник дочери: «Береги себя. Всегда будет завтра».

– Ага. Я с такой однажды встречался. Кстати, сегодня я пообщался с твоим мистером Блейром.

– Алекс Блейр? Этот напыщенный кретин.

– Знаешь, папа, я поначалу подумал, что он – отличный парень.

– По-другому и быть не могло.

– Такой искренний.

– Да уж, с искренностью у него все в порядке.

– Он дал мне чек на приличную сумму.

– Понятно. – Флетч искал глазами указатель поворота на Форвард. – Сие означает, что работу тебе в ГКН не предложили.

– Зато денег отвалили выше крыши.

– Засранцы. О том, что ты – мой сын, от тебя они не узнали. – Флетч улыбнулся. – Так?

– Слушай, папа, а я – твой сын?

– До получения уведомления об обратном – да.

– Ты не собираешься провести экспертизу ДНК?

– Что за мерзкий вопрос? Я даже не понимаю, почему тебе хочется быть моим сыном. Тебя воспитала мать, она напичкала тебя лживыми историями обо мне… Я всего-то написал одну книгу, которая тебе не понравилась.

– Я смотрю на это иначе. У тебя еще есть возможность прославиться. Возможно, мое благотворное влияние…

– Ты собрался переделывать меня? Что ж, флаг тебе в руки.

– Слушай, я даже могу приобщить тебя к современной журналистике.

– И чем ты теперь решил заняться? После того, как в ГКН тебе указали на дверь?

– Собираюсь навестить давнюю подругу в Джорджии.

– С чего бы это?

– Она надумала выйти замуж. Не за меня.

– Благоразумная девушка.

– Мы провели вместе лишь один уик-энд. Вернее, несколько часов из уик-энда.

– Я понял. Вы встретились в «Мотеле разбитых сердец». Так почему ты возвращаешься в ее жизнь накануне свадьбы? Она тебя отвергла, а ты не можешь этого пережить?

– Она пригласила меня. Она думает, что у ее жениха какая-то странная семья.

– Так это обычное дело. Правда, большинство невест осознают это после свадьбы. Она подрядила тебя выяснить, какие у нее будут родственники?

– Что-то в этом роде.

– Зачем тебе это? Едва ли твои находки заинтересуют читателей и зрителей.

– Неужели во всем надо искать сенсацию?

– Иначе придется перебиваться с пепси на пиццу.

– Ты еще не спросил, с кем она собирается породниться.

– С кем же?

– С профессором и миссис Честер Редлиф.

– Ага! Он изобрел идеальное зеркало. Джорджия. Не он ли построил…

– Виндомию. Туда я и еду.

– Ясно. Полагаю, я бы не отказался от встречи с парнем, который изобрел колесо.

– Возможно, я действительно наковыряю что-нибудь интересное. По какой-то причине Шана думает, что жизнь профессора в опасности.

– Если не выйдет ничего путного, возвращайся на Прайори-Фарм. Хорошо? Кэрри утверждает, что ты ей понравился, и какое-то время она готова тебя терпеть. Кроме того, заборы давно пора покрасить. Жалованье мы можем предложить минимальное, но у тебя будет крыша над головой, а по субботам тебе разрешат принимать душ.

– Не приеду, – отказался Джек. – У нас и так сложились очень теплые отношения. Какие и должны складываться у отца с сыном.

– А разве могло быть иначе? Я видел тебя два или три раза, мы провели вместе несколько часов.

– Дело не в количестве проведенного вместе времени, а в качестве.

– Да уж… – Флетч заметил указатель поворота на Форвард и сбросил скорость. – Пока мы были вместе, ты безраздельно владел моим вниманием.

– Как Кэрри?

– Разве я не сказал? Чокнулась. Ты ей нравишься. Меня она любит.

– Я хотел, чтобы ты знал, где меня искать. Пожалуйста, скажи маме, куда я поехал.

– Обязательно. – Флетч перестроился в левый ряд, включил поворотник – Позвони, если найдешь работу.

* * *

– Как насчет ленча? – спросил Энди Сист.

– Дельная мысль, – ответил Джон Флетчер Фаони.

– Пойдем в столовую для сотрудников. Сегодня там подают лазанью.[3]

– Нет, – покачал головой Джек. – Я бы съел итальянский сандвич с моллюсками.

– И где ты его найдешь?

– В Сабс-Роуз.

– Где это?

– В Северной Каролине.

– Однако.

Джек пожал руку Энди.

– Рад был познакомиться. Спасибо за помощь.

– Блейр не взял тебя на работу?

– Он дал мне «отеческий совет»: пшел вон.

– Эй, Джек! – крикнул вслед Энди. – Мы еще увидимся?

Шагая к выходу «Глоубел кейбл ньюс», Джек обернулся и помахал Энди рукой.

– Возможно. Когда я научусь не заканчивать предложение вопросом.

Глава 4

– А теперь скажи мне, кому мы всем этим обязаны, – прорычала Кристел, увидев Флетча.

Она лежала на кровати в своей комнате на втором этаже санатория «Блайт-Спирит». Наволочки, простыни, одеяла, даже занавеска отсутствовали.

Огромную гору жира, в которую превратилось ее тело, прикрывали ночная рубашка и халат.

«Какая она беспомощная, – подумал Флетч, – прямо-таки жертва автоаварии, лежащая посреди шоссе».

Если не считать силуэта за занавеской, который Флетч лицезрел неделей раньше, он не видел Кристел много лет. И его поразили невероятные габариты ее тела.

– Привет, – выдохнул Флетч.

– Они забрали даже лампы, – пожаловалась Кристел. – Настенные бра.

– Да. Сегодня у них суетливый день. – На подъездной дорожке сгрудились автомобили, пикапы, микроавтобусы, фургоны как частных лиц, так и медицинских учреждений. Из кабинетов тележками вывозили документацию. Флетч откашлялся. – Хочу увезти тебя отсюда.

– Никуда я с тобой не поеду, – отрезала Кристел. – Это ты натравил на нас законников. Твой чертов репортаж по «Глоубел кейбл ньюс».

– Ты же знаешь, что я поступил правильно.

вернуться

3

Лазанья – широкая лапша (итал.)

4
{"b":"18657","o":1}