ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Бумажные призраки
Билет в другое лето
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Любовь литовской княжны
Алмазная колесница
1356. Великая битва
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Дитя

– Хорошо. – Шана лениво поднялась с шезлонга.

Уходя от бассейна, Шана и Чет держались на расстоянии метра друг от друга. Чет говорил о каком-то танцевальном па. В какой-то момент показал, о чем, собственно, речь.

У ворот Чет оглянулся.

Нахмурившись, Джек вновь принялся чистить дно бассейна. От взгляда Чета ему стало не по себе.

Глава 6

Вместо того, чтобы сказать в трубку стоящего на переднем сиденье телефона, когда тот зажужжал, обычное: «Привет», Флетч запел: «Привет, Америка…»

– Мистер Флетчер? Это Энди Сист.

– Как поживаешь, Энди?

– У меня все хорошо, мистер Флетчер. Как ваши дела?

– Нормально. Еду вот, пою.

– У вас отличное настроение, мистер Флетчер.

– А каким еще оно может быть у современного мужчины, несущегося по автостраде со скоростью урагана?

– Вы правы, мистер Флетчер.

– Фантастика, не правда ли?

– Раньше я никогда не слышал, как вы поете, мистер Флетчер.

– Теперь ты знаешь, как много потерял.

– Я подобрал информацию по Честеру Редлифу, как вы и просили. Вы где-то на северо-западе?

– Еду в Вайоминг.

– Честер Редлиф живет в Джорджии.

– А, в штате, где поначалу запретили практиковать адвокатам. И рабство. Сначала разобрались с адвокатами. Потом с рабством. С тех пор изменилось там немногое.

– Поместье называется «Виндомия». Насколько я понял, очень большое. Есть поле для гольфа, деревня для проживания обслуживающего персонала. Ближайший город – Ронктон. Вы на отдыхе, мистер Флетчер?

– На отдыхе от чего?

– Я хотел сказать, вы сейчас около Джорджии?

– Просто помогаю с переездом одному знакомому, который когда-то подвозил меня. – С кровати донесся смех Кристел. Динамик на щитке позволял ей слышать весь разговор.

– Понятно, – Энди, глубоко вдохнув, перешел к делу: – Честер Редлиф, пятьдесят восемь лет, второй сын Рендолфа и Мелиссы Редлиф, родился в Линкольне, штат Массачусетс, в хорошо обеспеченной, уважаемой американской семье.

– И кто же уважал эту семью?

– Общество. Предки Редлифа показали капитану «Мэйфлауэра», где бросить якорь. Или что-то в этом роде.

– Ага! Стопроцентные американцы!

– Из его семьи выходили то министры, то банкиры.

– А в чем, собственно, разница?

– Профессором он стал в Массачусетском технологическом институте, но диплом и ученые степени магистра и доктора получил в Оксфорде. Во время учебы увлекался фехтованием и бейсболом. Преподавал в Гарварде и Оксфорде, прежде чем перейти в МТИ.

– Значит, он образованный, не чурающийся спорта ученый.

– Гармоничная личность. Вы понимаете, знает что-то обо всем и все о чем-то.

– И ничего ни о чем.

– Он изобрел идеальное зеркало. Как это? – спросил Энди Сист.

– Наверное, научился превращать два негатива в позитив.

– Что?

– Я не знаю.

– Теперь обычные зеркала кажутся анахронизмом.

– Они всех устраивали не одну тысячу лет.

– А теперь от них развивается косоглазие.

– Мы не знаем, чего нам не хватает, пока нас не ткнут носом. Верно?

– У него хватило денег, чтобы запантентовать идеальное зеркало, наладить производство и продажу. Вот почему он так разбогател.

– Как?

– У него миллиарды долларов.

– Действительно, богатый человек.

– Его заводы разбросаны по всему миру. В Джорджии он купил огромное поместье. Там находятся его семья, лаборатории, работает он сам и его ближайшие помощники. Поместье он покидает довольно редко Он коллекционирует произведения искусства. Скупает все лучшее, что-то оставляет, что-то продает. В Виндомии он пытается вывести новую породу коров. И мулов.

– Мулов?

– Да. В двадцать шесть лет он женился на двадцатитрехлетней Амалии Хьюстон.

– Тоже ученой?

– Она работала операционисткой в банке его отца в Бостоне. Ученые степени? Нет. Несколько лет назад, когда она входила в совет директоров молодежного исправительного центра, она выступила с речью, в которой предложила кастрировать всех юношей до восемнадцати лет, виновных в насильственных действиях.

– Почему только до восемнадцати лет?

– Потому что в молодежных исправительных центрах они находятся до восемнадцати лет. Вероятно, она боялась перегнуть палку.

– Скорее слишком много времени провела среди мулов. А как насчет девушек?

– Она сказала, что со стороны девушек насилие допустимо, поскольку иначе им себя не защитить.

– От юношей, которых еще не кастрировали.

– Миссис Редлиф потом заявляла, что ее неправильно процитировали.

– Действительно, неправильно?

– Нет. После этого она не занимала никаких должностей. Судя по всему, Редлифу небезразлично, что думают о нем в обществе.

– Жаль. Если б ей развязали руки, она бы быстро разобралась с американскими мужчинами.

– Об этом не говорят вслух, не сообщали в прессе, но, насколько мне известно, ее неоднократно лечили от депрессии, в том числе и с применением электрошоковой терапии.

– Однако.

– Возможно, это всего лишь слухи, но я так не думаю. Она считается эксцентричной особой, на людях появляется только в компании мужа и всегда улыбается. Если она что и говорит, то обязательно невпопад. Как-то в Белом доме она сказала жене президента:

«Знаете, дорогая, вам должны платить за все, что вы тут делаете».

– Ее приглашали вновь?

– Разумеется. Она жена Честера Редлифа. У них четверо детей. Старшая дочь, Эми, ей двадцать девять, трижды выходила замуж. У нее семь детей.

– Похоже, Эми кастрирование явно не по нутру. Она живет в поместье?

– Да, со всеми детьми. Сейчас не замужем. Следующий по списку – Честер-младший. Один из лучших футболистов студенческого первенства, член «Фи-Бета-Каппа».[6]

– Номер сорок один, – вспомнил Флетч. – Чет Редлиф. Никогда не связывал его с идеальным зеркалом.

– Он обручен с Шаной Штауфель. Она окончила Брин Мор[7] и работала переводчиком в европейском отделении «Редлиф миррор». Вроде бы старик проталкивает сына в палату представителей от избирательного округа в Джорджии, где расположено поместье. Написана книга, в которой разбираются противоречия между первой и четырнадцатой поправками к американской конституции Автором указан молодой Честер.

– Он закончил юридический факультет?

– Да. Но его первая попытка вступить в коллегию адвокатов провалилась. Он не сумел сдать экзамены.

– Значит, книга будет опубликована, как только он преодолеет этот барьер.

– В конгрессе ходят слухи, что нынешнему члену палаты представителей от этого самого округа предложена огромная сумма, если он согласится удалиться от дел. Источник денег неизвестен.

– Все сокрыто мраком.

– Молодому Честеру двадцать пять. Его сестре Аликсис – двадцать три Из колледжа ее попросили. Киностудия «Объединенные фильмы» выпустила мюзикл «Заноза в сердце», где она исполнила главную роль. Слышали о нем?

– Нет.

– Действительно, успеха он не имел. Съемки обошлись в тридцать два миллиона. В прошлом апреле в один из уик-эндов состоялся его показ в ограниченном числе кинотеатров. Самый добрый эпитет, которым его наградили, – «старомодный». Один критик написал… цитирую: «Это последний, очень на это надеюсь, фильм о соседской девочке, которой следовало бы там и остаться – я про соседний дом».

– Очень грубо. Некоторые из критиков недостойны цитирования.

– И самый младший, Дункан. Ему двадцать один год. Только что окончил университет Вандербильда, по успеваемости один из последних в выпуске. Увлекается автогонками. Мнит себя отличным пилотом и механиком. Следующей осенью вроде бы начнет учиться на магистра по специальности «Управление бизнесом», но никто не знает, где именно.

– Старик прочит Дункана на свое место.

– С другой стороны, он заплатил вступительный взнос в нескольких гонках, намеченных на следующий год, чтобы сын смог в них участвовать. Для него разработан «Зеркальный автомобиль». Изготовлено уже несколько модификаций.

вернуться

6

Привилегированное студенческое общество

вернуться

7

Престижный женский колледж

9
{"b":"18657","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Где валяются поцелуи. Венеция
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Агент «Никто»
Аврора