ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Аромат от месье Пуаро
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Чапаев и пустота
Августовские танки
Праздник по обмену
Преступное венчание
BIG DATA. Вся технология в одной книге
Последней главы не будет

Они просидели два или три часа. Толстые свечи уменьшились на несколько сантиметров.

На бутылке не было мерной ленточки. Каждый следующий глоток мог оказаться последним. Флетч уже три или четыре раза прикладывался к бутылке.

– Мы должны что-то сделать, – внес предложение Титу.

– Мы должны увезти его отсюда, – Тонинью глотнул из бутылки, посмотрел, что виски осталось на донышке, и передал бутылку Титу.

– Мы должны устроить для Норивала другую смерть, – продолжил свою мысль Тонинью.

– Сжечь прошлое, – согласился Флетч. – Это в духе нации.

– Однако, – Тонинью подмигнул, – люди узнают.

– Да, – Титу передал бутылку Флетчу через Норивала. – Люди узнают, как умер Норивал.

– Но не его мать, – подчеркнул Тонинью.

– Не его мать, – повторил Титу. – И не его сестры.

Какое-то время они молчали. Флетч держала бутылку в руке.

Мерцали свечи, Норивал не дышал. Сквозь открытое окно доносился шум дождя.

– Мы должны что-то сделать, – снова прервал молчание Титу.

– Очень важно избежать вскрытия тела, – изрек Тонинью. Язык у него начал заплетаться.

– Да! – признал Титу мудрость своего друга.

– Потому что в животе у него пиво и таблетки.

– Достойная смерть, – бормотал Орланду, не раскрывая глаз, уткнувшись подбородком в грудь. – Одна на десять миллионов. Наш добрый Норивал.

Еще не стемнело, но из-за низких облаков в комнате царил полумрак, нарушаемый лишь двумя яркими язычками свеч.

– Его яхта, – вставил Тонинью.

– Да, – Орланду печально покачал головой. – Его яхта. Кому теперь понадобится его яхта?

– Именно, – согласился Тонинью.

– Что именно? – не понял Титу. Флетч глотнул виски и передал бутылку через Норивала Орланду.

– Все ясно, – продолжил Тонинью. – Норивал умер на своей яхте.

– Я думаю, у Норивала нет претензий к тому, как он умер, – возразил Орланду.

– Но мы можем сказать, что он умер на яхте, Орланду, – резонно заметил Титу.

– За бортом яхты, – поправил его Тонинью, – Он умер за бортом яхты. Утонул. Тогда не будет никакого вскрытия.

– Да, – Титу поник головой. – Бедный Норивал утонул. Хоть этим порадуем его мать.

– Вы все – психи, – высказал свое мнение Флетч.

– Но, Тонинью, как мы переправим Норивала на его яхту? – спросил Титу. – Она у причала. Там ворота. Охранники. Ворота всегда охраняются.

В молчании они обдумывали, как преодолеть ворота и охранников, отделявших их от яхты Норивала.

Тонинью взял бутылку из руки Орланду и допил виски.

– Мы его проведем.

Он положил пустую бутылку на кровать, так, что Норивал мог бы дотянуться до нее.

Титу сказал что-то по-португальски.

– Мимо охранников он пройдет на своих ногах.

– Это ночь, когда ходят и мертвые, – возвестил Орланду.

– Метелище, – глаза Тонинью широко раскрылись. Язык перестал заплетаться. – У Журемы должны быть метлы. Титу, найди веревку и сплети упряжь для Норивала. Вокруг груди и под руки. Орланду, возьми щетки у доны Журемы и обрежь их в нужный размер. Ты понимаеш? От его подмышек до талии, чтобы мы, взявшись за них, могли удерживать Норивала в вертикальном положении. И еще нам нужна толстая нитка для его ног, – Орланду и Титу пристально смотрели на Тонинью, пытаясь понять, что тот задумал. А Тонинью вскочил со стула. – В ящичке приборного щитка есть справочник с таблицами приливов. Я смогу рассчитать, где надо бросить Норивала в воду, чтобы утром его вынесло на берег.

– Его бумажник тоже в машине, Тонинью, – добавил Титу. – В том же ящичке приборного щитка. Бумажник должен быть с Норивалом, чтобы утром его сразу опознали.

– Иначе те, кто найдут его, не поставят в известность полицию, – кивнул Орланду.

– А о Пасаринью заявят сразу! – воскликнул Титу. – О Норивале Пасаринью.

– И ты нам поможешь, Флетч. Принеси одежду Норивала. Главное, не забудь рубашку.

– Вы все психи, – покачал головой Флетч. – А если нас поймают с трупом?

Стоя над Норивалом, Титу потер руки.

– Не волнуйся, Норивал. Мы позаботимся, чтобы ты умер достойно.

ГЛАВА 16

– Не гони, Тонинью, – напомнил Титу. – Авария нам сегодня ни к чему.

Хотя ехали они с небольшой скоростью, Тонинью не мог удержать четырехдверный «галакси» на правой половине мокрой, извилистой горной дороги и они то и дело пересекали разделительную полосу. Уже совсем стемнело. Они едва разминулись с ползущим в гору «фольксвагеном». Его водитель сердито нажал на клаксон.

– Не хватает только, чтобы нас остановила полиция, – пробурчал Орланду.

– Веди машину так, словно это катафалк, – посоветовал Титу.

– Это и есть катафалк, – Тонинью слишком круто вывернул руль.

У доны Журемы Орланду отпилил от двух метел палки нужного размера. Титу перевязал грудь Норивала веревочной упряжью. Тонинью внимательно просмотрел таблицы приливов и определил место встречи Норивала с водами Южного Атлантического океана. Вместе они укрепили палки в упряжи, а затем одели Норивала.

Когда чечеточники выносили его, дона Журема подошла к Флетчу.

– Приезжайте во вторник. Я приготовлю вам труп.

– Заказ отменен, – ответил Флетч. – Труп у нас уже есть.

Тонинью хмыкнул.

– Это совсем не тот труп.

Теперь Норивал сидел на заднем сиденье между Орланду и Титу. Рубашка полностью скрывала палки.

Когда горная дорога перешла в широкое шоссе на окраине Рио, Титу вновь напомнил Тонинью, чтобы тот не спешил и держался правой стороны. Тонинью ехал очень медленно. Их обогнали даже двое подростков на роликовых коньках.

Тонинью взглянул в зеркало заднего обзора.

– Норивал прекрасно выглядит. Даже держит голову.

Машину чуть занесло в сторону.

– Осторожнее, Тонинью, – выкрикнул Титу.

– Он и должен так выглядеть, после такой смерти, – Орланду все еще восхищался Норивалом. – Не каждому...

Сзади послышался вой полицейской сирены.

– О-о, – простонал Тонинью.

– Прибавь газу, Тонинью! – предложил Титу. – У нас в машине труп.

– Нет, нет, – возразил Орланду. – Остановись.

В результате этих противоречивых указаний «галакси» рванулся вперед и резко остановился.

Сила инерции оторвала Норивала от заднего сиденья, и он ударился головой о спинку переднего.

– О, Норивал! – воскликнул Титу.

– Все нормально, – Орланду вернул Норивала на место. – Нос он не разбил.

– Быстро! Откройте ему глаза! – приказал Тонинью. – Пусть выглядит более живым!

Орланду поднял руку и открыл глаза Норивала. Рядом притормозила патрульная машина.

– Что я такого сделал? – недоумевал Тонинью. – Ну, никакого уважения к покойникам.

Разговор с полицейским шел, разумеется, на португальском.

Флетч сидел, глядя прямо перед собой, словно происходящее не имеет к нему никакого отношения.

Когда они тронулись с места, Тонинью, Титу и Орланду, давясь от смеха, пересказали ему по-английски, о чем вели речь Тонинью и полицейский.

Полицейский: «Почему вы едете так медленно?»

Тонинью: «Начался Карнавал, сеньор. Я не хочу сбить кого-нибудь из гуляющих».

Полицейский: «Никто не ездит так медленно».

Тонинью: «Может, я единственный законопослушный гражданин, сеньор».

Полицейский: «В сотне метров отсюда вас занесло. Вы едва не столкнулись со стоящей у тротуара машиной».

Тонинью: «Я чихнул».

Полицейский: «Благослови вас бог, сын мой».

Тонинью: «Благодарю вас, сеньор».

Полицейский, нагнувшись, осветил фонарем салон. Его взгляд задержался на сияющем, с немигающими глазами лице Норивала.

Полицейский: «Чему так радуется этот парень?»

Тонинью: «Он всегда такой во время Карнавала, сеньор».

Полицейский: «Наркотическое опьянение?»

Тонинью, шепотом: «Его сейчас нет, сеньор».

Полицейский: «О. Ладно, езжайте побыстрее».

Тонинью: «Обязательно, сеньор».

– Титу, ты останешься в машине. Я покажу по карте, куда тебе нужно приехать. Мы будем там через несколько часов.

14
{"b":"18658","o":1}