ЛитМир - Электронная Библиотека

– В этой кутерьме? – воскликнул сержант. – Будьте благоразумны. Что мы можем сделать?

– Я заявляю об исчезновении североамериканки, приехавшей в Бразилию...

– Вы уже заявили! Если она заглянет в полицейский участок, я скажу ей, что вы ее разыскиваете.

– Я не заметил, что вы ведете какие-то записи, – упорствовал Флетч. – Я не вижу, что вы зафиксировали мое заявление.

Глаза сержанта округлились.

– Вы хотите, чтобы я зафиксировал ваши слова на бумаге?

– Да.

– Я должен что-то писать только потому, что какая-то североамериканка внезапно изменила свои планы?

– Вы должны зафиксировать мое заявление, – Флетч стоял на своем. – В любой полиции мира...

– Хорошо! – сержант выдвинул ящик стола. – Я напечатаю ваше заявление! Как вы и просите! – он достал из ящика ключ. – Вы хотите, чтобы я его напечатал! Я напечатаю! – встал, подошел к шкафу и вставил ключ в замочную скважину. Заглянул сначала в верхнее отделение, потом в среднее. – Мы готовы на все, лишь бы туристы были счастливы.

Из нижнего отделения он достал ленту для пишущей машинки. Похоже, такую же старую, как и сам «Ремингтон».

Сержант сдул с нее пыль.

– Пожалуй, не стоит, – Флетч поднялся. – Я вас понял.

Из телефонной будки на тротуаре неподалеку от полицейского участка Флетч позвонил Теудомиру да Коста. Теу сам взял трубку.

– Теу? Флетч. Я знал, что ваш лакей скажет мне, спите вы или нет.

– Я жду телекса из Японии. Решил продать часть своих иен.

– Теу, женщина, о которой я упоминал вчера утром, североамериканка, так и не появилась. Записка, которую я оставил для нее в отеле «Жангада», лежит на месте. У нее нет ни денег, ни удостоверения личности. Я обратился в полицию. Они сказали, что ничем не могут помочь. В отеле «Жангада» меня не пустили в ее номер. Возможно, она тяжело заболела, Теу, а может...

– Разумеется, я понимаю. Думаю, первым делом надо осмотреть ее номер. Так вы говорите, она здоровая женщина?

– Очень здоровая. И очень благоразумная.

– Где вы сейчас?

– У полицейского участка.

– Встретимся в отеле «Жангада».

– Теу, вы же не спали всю ночь.

– Ничего. Дело-то серьезное, Флетч. Я приеду, как только дождусь телекса.

– Благодарю, Теу. Я буду в баре.

ГЛАВА 20

– Как зовут женщину?

– Джоан Коллинз Стэнуик, – ответил Флетч. – Номер 912.

Флетч пил уже второй бокал караны, когда Теу вошел в бар отеля «Жангада». Даже в шортах и тенниске он выглядел важной персоной.

За регистрационной стойкой стоял тот же портье, с которым недавно разговаривал Флетч. Теперь он предоставил ведение переговоров Теудомиру да Силва, а сам стоял чуть в стороне и слушал.

Теудомиру да Коста представился, разумеется, по-португальски, объяснил сложившуюся ситуацию и изложил свое требование: разрешить им осмотреть номер 912.

Портье вежливо отказал ему.

Разговор резко ускорился. Теу что-то сказал, портье – ответил. Теу добавил несколько фраз, вежливо улыбнувшись, вновь, похоже, получил отрицательный ответ.

И тогда Теудомиру да Коста, убедившись, что другие средства не помогают, задал риторический вопрос, обладающий в Бразилии могуществом волшебной палочки, способный открыть все двери или закрыть их, совершить какое-либо деяние или не совершить, в зависимости от желания того, кто его задал. Вопрос, указывающий простым смертным их место в этой жизни: «Вы знаете, с кем говорите?»

Портье сразу увял.

Взял ключ от номера 912 и повел их к лифту.

– Как по-вашему, что-нибудь пропало?

Портье остался у двери, а Теу и Флетч обошли гостиную, спальню, ванную, балкон.

– Похоже, все на месте, – ответил Флетч. – За исключением Джоан Коллинз Стэнуик.

Комнаты прибраны, в ванной – чистота, постель застелена. Просмотрев ящики, шкафы, аптечный шкафчик, даже чемоданы, Флетч не нашел ни денег, ни драгоценностей.

– Вот что важно, Теу. Вчера утром Джоан была в коричнево-желтом брючном костюме и белой шелковой рубашке. Ни костюма, ни рубашки я в номере не нашел.

– Она могла отдать их в химчистку отеля. Вы не знаете, какие еще наряды привезла она с собой.

– Насчет химчистки я сомневаюсь. Она хотела выписаться из отеля, как только я принесу ей деньги.

– Тогда выходит, что она исчезла между «Желтым попугаем» и «Жангадой»?

– Да.

У двери портье зазвенел ключом, висящим на цепочке.

– Что нам теперь делать? – спросил Теу. – Вы же репортер, пусть и отошедший от дел.

– Полагаю, проверить все больницы.

Теу на мгновение задумался.

– Человека, внезапно заболевшего или раненного между этими двумя отелями, могут отвезти только в одну больницу. Мы можем справиться в ней.

– Давайте, – согласился Флетч.

– Что теперь? – они стояли в вестибюле больницы. Теу рассказал дежурному администратору об исчезновении светловолосой североамериканки, в добром здравии, у которой ранее украли все деньги и документы.

Администратор поцокал языком, отпустил шуточку насчет Карнавала и разрешил Теу и Флетчу пройти по всем семи этажам больницы, заглядывая в каждую палату.

Дежурный администратор сообщил, что по ходу Карнавала в больницу поступает много пациентов с неустановленной личностью, и он будет им очень признателен, если они опознают кого-либо.

– Я не знаю, – казалось, веки Флетча вот-вот опустятся на глаза, то ли от сонливости, то ли для того, чтобы лучше думалось.

– Я не представляю себе, что нам еще предпринять, – откликнулся Теу.

– Я тоже.

– Может, подождем день-другой.

– Пожалуй, вы правы.

– Глядишь, все и образуется само по себе.

– Она может быть где угодно, – встрепенулся Флетч. – С ней могло что-то случиться. А может, мне проверить остальные больницы Рио?

– А что потом? Вы будете проверять все отели, больницы и тюрьмы Бразилии? Одну за другой? Да вам не хватит на это всей жизни.

– Наверное, нет.

– Давайте еще немного подождем, Флетч.

– Благодарю вас, Теу. Извините, что не дал вам поспать.

– На текущий момент вы сделали все, что могли.

– Да... – голосу Флетча недоставало уверенности. – Возможно, что все.

ГЛАВА 21

Прежде чем вновь затянуть портьеры в своем номере в «Желтом попугае», Флетч заметил, что в комнате напротив мужчина опять красит стены. «Если он вскорости не закончит, – сказал себе Флетч, – придется пойти ему помочь».

Улегшись в постель, под барабанный бой двух или трех оркестров, расположившихся в непосредственной близости от «Желтого попугая», Флетч изо всех сил пытался уснуть. Долгое время он ровно, глубоко дышал, убеждая свое тело, что спит.

Тело провести не удалось. Сон не приходил.

В его голове вертелись извивающиеся тела, люди, переодетые кроликами и змеями, арлекинами и шлюхами, знатными дамами и школьниками, злодеями и благородными кавалерами, преступниками и поварами, пиратами и священниками. «Естественно, ты не можешь заснуть», – послышался в его ушах голос Лауры. «Ты заснул? – вопрошал Теу. – Нет? Я так и думал». Толстая Королева Шебы ела пирожки из бумажного пакета. Мужчина с ножом в груди жаловался полиции, что у него украли фотоаппарат.

Когда он вернулся в отель, его поджидала Идалина Баррету. Рядом с ней стоял ее пра-правнук с деревянной ногой. В руке она держала какую-то матерчатую куклу.

Он метнулся в дверь, а она что-то кричала вслед и трясла матерчатой куклой.

Вновь Флетч положил подушку на голову. Вновь попытался уговорить свое тело уснуть. Он думал о том, как устали его ноги от танцев с Жеттой, как...

Бесполезно.

Бум, бум, патикум бум.

С трудом он выбрался из постели. Раздвинул портьеры.

Нашел в телефонном справочнике номер Марилии Динис.

Пругурундум.

Набрал номер. Трубку сняли после пятого звонка.

– Марилия? Доброе утро. Это Флетчер.

– Доброе утро, Флетчер. Наслаждаетесь Карнавалом?

19
{"b":"18658","o":1}