ЛитМир - Электронная Библиотека

Принятое решение подбодрило Флетча, он даже перестал шататься, прибавил шагу, но в этот момент сильные руки неожиданно толкнули его в левое плечо.

Вместо того, чтобы посмотреть, кто его толкнул, Флетч попытался избежать падения. Но тротуар вырвался у него из-под ног.

Кто-то толкнул его вновь.

Он упал направо, на трассу парада.

С мостовой поднялась нога и ударила его в лицо.

Пошатнувшись от удара, поднимая руки, чтобы защитить голову, он успел-таки оглядеться. И увидел, что попал в окружение молодых кикеров, показывающих зрителям всю красоту кик-данса. Следующий удар пришелся в живот. Флетч чуть не задохнулся. Из последних сил попытался выбраться на еще близкий тротуар.

И опять его толкнули. Изо всей силы.

Он буквально влетел в группу капоэйрус. Его окружали быстро двигающиеся, вращающиеся ноги, ударяющие на высоте колена, паха, живота, груди, плеча, головы. Удар пришелся под правое колено. Он с кем-то столкнулся. Его пронзили испепеляющими взглядами. Ах, черт, пронеслось в голове Флетча, – я же порчу им представление. Чертов североамериканец, турист. Удары сыпались со всех сторон. Глаза кикеров видели его, в изумлении вылезали из орбит, но обычно после завершения пируэта, и, соответственно, после удара.

Мне тут не место.

Кто-то втолкнул его в группу кикеров, втолкнул не случайно, а вполне сознательно. Тот, кто трижды толкал его, находился между ним и краем шеренги. Обхватив голову руками, Флетч пригнулся как можно ниже и начал пробираться к противоположной стороне трассы, к трибунам.

Сильный удар в живот оторвал его от земли, он упал на левое колено, но продолжал двигаться вперед, меж загорелых спин, блестевших от пота, летящих с бешеной скоростью ног, балансирующих рук. Ему казалось, что он тонет в океане рук и ног, его оглушал барабанный бой и пение кикеров. Его били, били, били.

Флетч не видел ногу, поднявшуюся с мостовой и ударившую ему в лицо. Перед глазами вспыхнули звезды, голова дернулась вверх и назад, едва не оторвавшись от шеи.

Сильная рука схватила его за кушак и вышвырнула с трассы.

Он вновь стоял на тротуаре. От кикеров его отделял какой-то метр.

Руки его были в крови. Кровь хлестала из носа, ушей, рта на и под рубашку и исчезала в красном кушаке.

В полуобморочном состоянии он повернулся, надеясь увидеть того, кто толкнул его в группу кикеров.

Мимо проходила ала дес Байанас. Несколько высоких чернокожих женщин в белом заметили его, скорчили гримаски, видя, что он заливается кровью, и, танцуя самбу, двигались дальше.

Глаза его самопроизвольно закрывались. Он понимал, что должен где-то прилечь.

Обхватив руками грудную клетку, Флетч поплелся к трибунам. Лишь редкие зрители тыкали в него пальцами. Большинство же вертело головами, плечами, чтобы увидеть происходящее за ним, на трассе парада.

Флетч покачнулся, упал головой к трибунам.

Люди, сидевшие на первых рядах, в ужасе встали. Заголосили несколько женщин. Какие-то мужчины что-то сердито кричали ему. Он не разобрал ни звука. Лишь видел, как шевелятся их губы.

Флетч поднялся на колени, всунул голову и плечи в щель между вторым и третьим рядами сидений. Тот, кто вытолкнул его на трассу парада, задумал убийство. Возможно, ему удалось добиться своего. Вполне возможно, он будет преследовать свою жертву, пока не удостоверится, что цель достигнута. Флетч вытянул руки, схватился за железные стойки, и пролез под трибуны.

Он лежал на спине, в грязи, видя чад собой сиденья и задницы зрителей парада. Он получил столько ударов в живот, что не мог дышать.

Поднимающаяся к горлу тошнота заставила его перевернуться, подняться на колени, чуть наклониться вперед. Кровь, текущая из носа и губ, смешалась с потоком блевоты.

На коленях он отполз от зловонной лужи.

Мышцы живота скручивались в узлы, руки и ноги дрожали, он кашлял, прочищая горло от блевотины и крови.

В метре позади люди, поднявшиеся с мест, чтобы дать ему проползти под трибуны, уже уселись, и их ноги ходили, как поршни, выбивая ритм барабанов, а сами они громкими криками приветствовали самое грандиозное зрелище в мире, за исключением войны. Флетч знал, что они не услышат, как он блюет, и жадно ловил каждый глоток воздуха. Он не слышал себя сам. Он не сомневался, что его появление представлялось им таким же нереальным, как и спектакль, который они наблюдали.

Какое-то время спустя он отполз поглубже: побольше места, побольше воздуха.

Сел, скрестив ноги, закинул назад голову, пытаясь остановить носовое кровотечение. Он помнил, как что-то треснуло, когда он получил последний удар в лицо. К счастью, до перелома позвоночника дело не дошло. Иначе едва ли он смог бы сидеть и вертеть головой.

Над ним уходили вверх ряды сидений. Он видел подолы юбок, голые бедра, болтающиеся ноги. Рядом упала в грязь обертка сандвича.

Под трибунами царил мрак. Специального освещения не было. Лишь тоненькие лучики света проникали меж тесно сидящими зрителями.

Лучики перекрещивались под странными углами, вибрировали в воздухе.

Болел пах, болел живот, болели ребра. Много ударов пришлось и в голову.

Борясь с искушением, с требованием тела вытянуться и лечь, заснуть, потерять сознание, Флетч заставил себя встать. Подняться ему удалось только с третьей попытки.

Он начал падать вперед, но успел выставить вперед одну ногу. Пустая банка из-под пива упала в нескольких сантиметрах от его ступни. Он оторвал от земли вторую ногу и упал на нее. Главное, удержаться на ногах, твердил он себе. Одна рука потирала ухо, другая – обнимала грудную клетку. Он жадно хватал ртом воздух.

Пока он стоял, сознание то уплывало, то возвращалось. Правда, понял он это гораздо позднее.

Он увидел мужчину, идущего под трибунами. Хотел махнуть ему рукой, показать, что нуждается в помощи, но тут заметил, как странно идет мужчина. Пригляделся повнимательнее. Короткие, быстрые шаги. Он опускался сначала на пальцы, потом – на пятки.

Вывернутые ноги! Пальцы – позади ног! С грудной клетки Флетч перенес руку ниже, на живот.

Другой рукой протер глаза.

Из темноты вынырнул безголовый мул, медленно повернулся и пошел прочь.

Флетчу удалось продвинуться на несколько шагов. Шагал он точно так же, как показывал на пляже Титу. Падал при каждом шаге, едва успевая вынести вперед ногу.

Из темноты, слева от Флетча появился еще один мужчина, с неестественно повернутой головой. Проходя мимо, он улыбнулся. Блеснули его глаза и зубы. Указал направо.

Совсем близко от Флетча стоял старик в пиджаке, снятом с плеча гиганта. С редкими, седыми волосами. Глаза старика наполняла грусть.

Он протянул руки к Флетчу.

Флетч отшатнулся.

Только волосы показались из рукавов вместо пальцев и ладоней.

И вновь дернулась голова Флетча. Кто-то с силой ударил его в спину. Оттолкнув старика с волосами вместо рук, Флетч начал медленно поворачиваться.

Увидел ногу, летящую к его груди. Избежать удара он не мог. Попытался чуть отклониться, но смягчить удар не удалось.

Нога врезалась в грудь, и его отбросило назад. Мужчина, жилистый старик, демонстрировал ему элементы кик-данса. Можно сказать, Флетч восхитился блестящим пируэтом.

Мужчина повернулся к нему лицом. Луч света, прорвавшийся сквозь зрителей, осветил маску козла. Сквозь прорези на Флетча пристально смотрели карие глаза.

Внутренней стороной стопы мужчина ударил Флетча в голову.

Флетчу показалось, что его голова оторвалась от тела и летит сама по себе.

Отброшенный ударом, Флетч увидел стоящего неподалеку маленького мальчика на деревянной ноге. – Жаниу! – завопил Флетч. Кровь пузырилась у него на губах.

В шуме парада он не расслышал собственного голоса.

Мальчик бросился бежать, насколько позволяла деревянная нога.

Капоэйра реально существовал, не был плодом фантазии. Возникал перед Флетчем позади, окружал со всех сторон. Реальными были и удары его ног.

Флетч пытался устоять, пытался поворачиваться к мужчине спиной. Ничего не получалось. Пытался прикрывать ладонями голову, локтями – ребра. Пытался отступать. Капоэйра нападал отовсюду. Каждый удар его ноги открывал тело Флетча для следующего удара. Удар пяткой пришелся в горло, возможно, смертельный удар.

29
{"b":"18658","o":1}