ЛитМир - Электронная Библиотека

Может, ты сможешь приехать в Байа и посоветовать, какие музыкальные произведения следует включить в программу концертов.

И мой отец, возможно, захочет побеседовать с тобой, узнав, что ты уделил много времени boi-tata и tutu-maramba.

Чао. Лаура».

Флетч проснулся от яркого солнечного света. Голодный, как волк. Весь в поту. С занемевшими мышцами.

Довольно долго он полагал, что еще понедельник и солнце не успело закатиться за горизонт.

– Лаура? – в номере царила оглушающая тишина. Из ванной не доносилось ни звука. – Лаура?

С кровати он заметил отсутствие многочисленных флакончиков с духами, кремами, лосьонами и прочей косметики на туалетном столике. Одежда Лауры не лежала на стульях. Из-под вешалки исчез ее чемодан.

Флетч взял со столика у кровати часы. Пять минут двенадцатого. Даже в этом, вставшем с ног на голову мире солнце не могло светить столь ярко за пятьдесят пять минут до полуночи.

Постепенно до Флетча дошло, что часы показывают пять минут двенадцатого утра, но не понедельника, а вторника.

Он проспал семнадцать часов.

Заставляя двигаться каждую мышцу, Флетч встал с постели и пересек комнату.

Вместо косметики Лауры на туалетном столике лежало ее письмо.

Флетч перечитал его дважды.

Неужели он так много говорил во сне, сказал все то, о чем упоминала Лаура? Что такое boi-tata и tutu-maramba? Должно быть, он и вправду перепугал ее.

Смутно помнились снившиеся ему кошмары. Мальчик, Жаниу Баррету, шел следом за ним по темной улочке к трассе Карнавального парада. Флетча закружило в ярком водовороте потных загорелых тел, карие глаза мальчика широко раскрылись, когда на Флетча обрушился шквал пинков. Вновь Флетч оказался под трибунами, вновь к нему подходил мужчина с вывернутыми ступнями...

В ванной он содрал с себя пластырь. Все ссадины и царапины зарубцевались. Красные пятна стали лиловыми, лиловые – черными.

Разве Лаура не видела большой белый речной пароход, величественно плывущий над морем сверкающих карнавальных костюмов? Разве его не было на самом деле?

Осторожно, стараясь не добавлять новых порезов к имеющимся синякам и ссадинам, Флетч побрился.

Почему Лаура так заволновалась, узнав, что Жаниу Баррету следовал за ними от отеля до трассы парада? Онто не усмотрел в действиях мальчика ничего необычного. Как там она написала в письме? Saci-реrere. Что такое saci-реrere?

Под теплой струей душа его тело начало отходить. Он намылился, вновь встал под душ.

Надо отметить, Лаура так и не спросила, что произошло с ним под трибунами. Она-то думала, что каждый может выдумать какую-то байку и отнести ее к прошлому. Даже после того, как он ткнул пальцем в Габриэля Кампуса в фавеле Сантус Лима, она не задала ни единого вопроса о прошлой ночи. Лишь спросила, почему он выбрал именно Габриэля Кампуса.

Выйдя из душа, он не стал вытираться. Лишь обмотал полотенце вокруг талии. Воздух, вливающийся в балконную дверь, приятно холодил влажную кожу.

Флетч вышел на балкон. Около кафе играл маленький оркестр. Мужчина в комнате напротив все еще красил стены.

Лаура сочла забавной шутку чечеточников, оставивших его в закрытом гробу с бумажным пакетом, набитым деньгами. Он видел шагающего Норивала Пасаринью после того, как тот умер. С палками от метел, с коленями, привязанными к коленям Тонинью и Орланду. Потом он вновь увидел шагающего Норивала Пасаринью. Он не только шагал, но и говорил. И все после смерти. На этот раз он, правда, принял за Норивала его брата-близнеца, Адроальду Пасаринью. Что ж, вот это действительно забавно.

Флетч умер сорок семь лет назад. В горном борделе доны Журемы чечеточники пытались, может, ради шутки, подложить к нему в постель труп. Люди верили, что он сможет найти разгадку тому, что случилось задолго до его рождения. Кто убил Жаниу Баррету? Он нашел ответ. Очевидно, он видел мифические фигуры, созданные совсем иной, не имевшей к нему ни малейшего отношения, культурой. Разумеется, он видел обычных людей в карнавальных костюмах. Или нет? Он помогал шагать мертвому Норивалу Пасаринью. Потом поверил, что видел идущего к нему Норивала Пасаринью. Слышал, как тот говорил. Флетч вернулся к жизни. Он побывал в закрытом гробу.

Для Флетча линия, разделяющая жизнь и смерть, совсем сузилась. Стала такой узкой, что происходящее действительно могло показаться кому-то забавным.

В комнате напротив мужчина, красящий стены, посмотрел на Флетча.

Только тут Флетч понял, что давно смотрит на мужчину.

Флетч помахал рукой.

Улыбаясь, мужчина помахал в ответ. Рукой, в которой держал кисть.

Флетч мигнул. Должно быть, на его кисти чертовски мало краски, раз он не боится размахивать ею в комнате, которую красит столько дней.

Флетч рассмеялся. Мужчина снова помахал кистью. Теперь уже смеялись и Флетч, и мужчина. Флетч на прощание вскинул руку и вернулся в комнату.

Он позвонил в отель «Жангада». В номере 912 никто не взял трубку.

Миссис Джоан Коллинз Стэнуик не выписывалась из отеля.

Да, конверт ожидает ее в ячейке для почты.

Флетч пил минеральную воду из литровой пластиковой бутылки, в третий раз перечитывая письмо Лауры.

Потом позвонил Теудомиру да Коста и договорился встретиться с ним этим вечером. Флетч предупредил, что будет поздно, так как хочет съездить в городок Ботелью.

Теу рекомендовал ему пообедать в тамошнем рыбном ресторане.

С трудом Флетч опустился на колени. Болело все тело, но он заставил его сгибаться до тех пор, пока голова не оказалась в нескольких сантиметрах от пола. Он заглянул под кровать. Маленькая каменная лягушка исчезла.

ГЛАВА 36

– Что вы тут делаете?

Джоан Коллинз Стэнуик, в шортах, которые были ей велики, и тенниске с надписью на португальском, подошла к столу Флетча.

– Ем.

– Но как вы сюда попали?

– Проголодался, – Флетч продолжал есть.

– Нет, правда, как вы меня нашли?

Ее глаза округлились от изумления.

– Бразильская полиция не так беспечна, как может показаться на первый взгляд.

Из ресторана открывался прекрасный вид на океан.

– Не желаете присоединиться ко мне? – предложил Флетч. – Или обслуживающему персоналу запрещено садиться за столик к посетителю?

– Я могу угостить вас чашечкой кофе, – ответила Джоан и направилась к кофеварке.

С хорошим настроением ехал Флетч вдоль океанского побережья. Полной грудью вдыхал чистый, свежий воздух. Нравилось ему и то, что он видел вокруг: скалы и деревья, коровы, козы. Чем дальше он отъезжал от Рио-де-Жанейро, тем меньше становилось машин на отличном шоссе.

Осмотр достопримечательностей Ботелью не занял у него много времени. Короткий причал. Рыбный склад, более напоминающий сарай. Распятие в крохотной церкви. Дюжина хижин рыбаков, прячущихся в тени деревьев.

Войдя в ресторан, он сразу заметил Джоан. Стоя к нему спиной, на кухне, Джоан Коллинз Стэнуик опускала тарелки и стаканы в чан с горячей водой.

В зале лишь пять рыбаков что-то оживленно обсуждали, размахивая банками с пивом. Молоденький официант принес Флетчу меню. Тот заказал чауде <Густая похлебка из рыбы или моллюсков со свининой, сухарями, овощами, специями и т. д.> и жареную рыбу.

Положив на скамью бумажный пакет, Флетч любовался океаном. Рано или поздно Джоан Коллинз Стэнуик должна была повернуться и увидеть его. Он оставлял ей право заметить его или оставить без внимания его приезд. Выбери она второй вариант, он бы удалился, не заговорив с ней.

Более вкусной рыбной похлебки есть ему еще не доводилось.

Он уже наполовину разделался с жареной рыбой, когда Джоан пересекла зал и подошла к нему.

Теперь она сидела перед ним. На столе дымились две чашечки кофе.

– Я рад, что у вас все в порядке, – Флетч продолжал есть.

– А вы попали в аварию?

– К счастью, нет. Побывал на Карнавальном параде.

Они нервно рассмеялись.

– Такое впечатление, что вам крепко досталось, – ее взгляд задержался на маленьком шраме на шее Флетча.

35
{"b":"18658","o":1}