ЛитМир - Электронная Библиотека

Флетч вскочил на ноги.

– Моя статья!

– Полагаю, мы должны поставить в известность полицию.

– Сначала отправьте на стоянку фотографов, – распорядился Френк.

– Уже отправили.

– И Биффа Уилсона. Он еще не приехал в редакцию?

– Я связался с ним по рации. Он на автостраде.

– Бифф Уилсон! – вскричал Флетч. – Френк, вы поручили эту статью мне.

– Ничего я тебе не поручал, Флетчер.

– Хайбек, Дональд Хайбек. Разве не я должен был брать у него интервью в десять часов?

– Флетчер, окажи мне одну услугу.

– Все что угодно.

– Сгинь. С этого момента ты переходишь к Энн Макгаррахэн, в отдел светской хроники.

– Может, я найду галстук в машине,

– И я только что принял жизненно важное решение, – Френк говорил, обращаясь к своему столу.

– Какое же? – полюбопытствовал Флетч.

– По понедельникам я больше не прихожу на работу с раннего утра.

ГЛАВА 2

– «Хайбек, Харрисон и Хаулер». Доброе утро.

– Привет, «ха» в кубе.

– «Хайбек, Харрисон и Хаулер». Чем я могу вам помочь?

– Мистера Чамберса, пожалуйста.

– Извините, сэр. Вас не затруднит повторить фамилию?

– Мне нужен мистер Чамберс. – Глянув на зал городских новостей редакции «Ньюс трибюн», едва ли кто мог подумать, что все до единого журналисты знали о происшествии на автостоянке у здания редакции. Знали они о том, что мистер Хайбек сидит в машине с пулей в виске? Несомненно. В газетной редакции, в отличие от любой другой конторы, процесс перехода слуха в факт проистекает исключительно быстро, естественно, если слух подтверждается. Журналисты интересуется теми сведениями, которые можно использовать в статьях, над которыми они работают. А все остальное или откладывается в долгий ящик, или просто отбрасывается за ненадобностью. – Олстон Чамберс. Такой молоденький. Юрист-интерн или практикант, уж не знаю, как вы таких зовете. Ветеран морской пехоты и джентльмен.

– Да, сэр. Ну, конечно. О. Чамберс.

– Наверное, он бродит по коридорам, не имея собственного стола.

– Одну минуту, сэр. – В трубке раздались далекие гудки. – Извините, что сразу не поняла, о ком идет речь. У мистера Чамберса нет клиентов.

– Чамберс слушает.

– Как мрачно это звучит.

– Никак Флетчер?

– Он самый.

– Я мечтал о том, что ты пригласишь меня на ленч. Мне надо отсюда выбраться.

– Приглашаю. В час дня у «Маноло»?

– Хочешь обсудить свое бракосочетание? Спросить совета, как избежать этой церемонии? Барбара попрежнему настаивает на субботе?

– Нет, нет, да. Сейчас говорить не могу, Олстон. Хочешь услышать последнюю новость?

– Барбара беременна?

– »Хайбек, Харрисон и Хаулер». Фирма, в которой ты служишь.

– Ты и так все знаешь. Мизерное жалованье и горы дерьма, в которых приходится копаться.

– Дональд Эдвин Хайбек?

– Один из старших партнеров, местный светоч юридической науки.

– Дональд Эдвин Хайбек на работу сегодня не выйдет. Я подумал, что ты можешь вызваться заменить его.

– Что-то я тебя не понимаю. Почему не выйдет? Это что, шутка?

– Его застрелили.

– Слушай, не болтай ерунды.

– Для него это не ерунда.

– Где? Когда?

– На автостоянке «Ньюс трибюн». Несколько минут тому назад. Мне надо идти.

– Интересно, оставил ли он завещание?

– С чего это тебя заинтересовало?

– Адвокаты славятся тем, что не пишут завещания.

– Олстон, я бы хотел, чтобы за ленчем ты рассказал мне о Хайбеке. Все, что знаешь.

– Тебе поручили готовить статью?

– Думаю, да.

– А кто-нибудь еще так думает?

– Буду готовить ее, пока мне не прикажут заняться чем-то другим.

– Флетч, ты же женишься в субботу. Сейчас тебе совсем ни к чему пополнять ряды безработных.

– Жду тебя в час дня у «Маноло».

ГЛАВА 3

– Он это сделал сам? – Через плечо Биффа Флетч заглядывал на переднее сиденье «кадиллака».

Мужчина лет шестидесяти привалился к подлокотнику. Его левая нога высовывалась из дверцы, почти касаясь земли.

Бифф медленно повернул голову, чтобы посмотреть на Флетча. Взгляд его толковался однозначно: плебеям не след первыми заговаривать с патрициями.

– Или его застрелили?

Не отвечая, Бифф Уилсон выпрямился. Подождал, пока Флетч шагнет в сторону, чтобы дать ему пройти. Несмотря на жару, он был в пиджаке и при галстуке, хотя чуть распустил узел. В ушах у него росли волосы.

Бифф направился к трем полицейским, стоящим у черно-белой патрульной машины. Двое были в форме, третий – в штатском.

– Мы знаем, кто его нашел? – спросил их Бифф.

«Мы знаем?» – спросил себя Флетч.

Самый молодой из троицы полицейских не сводил взгляда с Флетча.

Три автомобиля взяли синий «кадиллак» в кольцо. Зеленый «седан» детективов в штатском, черно-белая патрульная машина с открытой передней дверцей, включенным радио и мигающим на крыше красно-синим «маячком» и служебный автомобиль с надписью «Ньюс трибюн» по бокам и на багажнике. На нем прибыл Бифф Уилсон. В салоне работало радио, на крыше мигал синий «маячок».

Полицейский постарше заглянул в записную книжку.

– Сотрудница «Ньюс трибюн» Пилар О'Брайен. Бифф сплюнул на асфальт.

– Никогда о такой не слышал.

– Наверное, чья-то секретарь.

– Она позвонила в полицию?

– Она поставила в известность охранника у ворот.

– И он позвонил копам?

– Нет, – покачал головой полицейский. – Он позвонил в отдел городских новостей.

По лицу Биффа проскользнула улыбка.

– Все хотят подняться на ступеньку выше.

– Ваши фотографы уже все отсняли, – заметил полицейский постарше.

– Они ничего не трогали, – добавил молодой. – Я за этим проследил. Сфотографировали его сбоку и через ветровое стекло. Но не прикасались ни к машине, ни к жертве.

– Пистолет нашли? – спросил Бифф.

– Пока нет. Возможно, завалился под сиденье, – ответил детектив в штатском. – Где же медики? Хочется выпить кофе.

– Дональд Э. Хайбек, – прочитал полицейский постарше еще одну запись в своей книжке. – Кто-нибудь знает, зачем он сюда приехал?

– Да, – кивнул Бифф. – На встречу с Джоном Уинтерсом, издателем. В десять утра. Хайбек и его жена собираются, вернее, собирались, пожертвовать пять миллионов художественному музею. Вот они и намеревались обсудить, как об этом написать.

– Как ты об этом узнал, Бифф? – спросил детектив.

– Как я узнаю обо всем, Гомес? – И Бифф вновь сплюнул.

– Я знаю, что лучше тебя репортера нет. Только вчера вечером я говорил это своей жене.

Бифф пожал плечами.

– В машине есть радиотелефон. Хэмм Старбак сообщил мне, что Дональда Хайбека застрелили на нашей автостоянке. Я спросил, а каким ветром его занесло в «Ньюс трибюн»? Естественный же вопрос, не так ли?

– Потому-то я и задал его тебе. – Гомес снял пиджак и закатал рукава рубашки.

Автостоянку заливали яркие солнечные лучи. Молодой полицейский то и дело поглядывал на Флетча.

– Пять миллионов долларов. – Полицейский постарше вытер лоб рукавом. – Подумать только, отдать пять миллионов долларов!

– Ты на такое не способен? – спросил Бифф.

– В субботу я отдал племяннице и ее новому мужу старый диван, что стоял в кабинете. Так этот поганец даже не приехал за ним. Мне пришлось везти его к ним самому.

– Как мило с твоей стороны.

– Только не пиши об этом в газете.

– А почему бы Биффу не написать об этом? – улыбнулся Гомес.

– Действительно, почему? Щедрость надо поощрять. Я вот в пятницу наградил своего сына синяком под левым глазом.

– А вот и твои конкуренты, Бифф, – Гомес кивнул в сторону ворот.

Там стояли две машины из «Кроникл газетт».

– Уже в воскресенье я понял, как мне его недостает, – продолжил полицейский постарше. – Пришлось смотреть футбол, сидя на стуле. А я потянул спину, ворочая этот чертов диван.

3
{"b":"18659","o":1}