ЛитМир - Электронная Библиотека

Садовник опустился на корточки и вновь занялся клумбой.

– А вы не подскажете мне, куда пошла миссис Хайбек?

– La senora no as la senora <Эта сеньора – не сеньора (исп.)>.

– Что?

– La senora no es la mujer, la esposa <Эта сеньора – не жена, не супруга (исп.)>.

– Что? «Эта дама – не жена». Да вы говорите по-английски лучше, чем я. Что вы хотите этим сказать?

– Вы имели в виду женщину, с которой разговаривали, так? – спросил садовник.

– Так.

– Это не миссис Хайбек.

– Не миссис...

– Миссис Хайбек молода и красива. – Садовник начертил на земле силуэт женской фигуры. – С такой вот фигурой. Блондинка.

– Она сказала, что она – миссис Хайбек.

– Это не так.

– Она – кухарка?

– Кухаркой здесь испанка. Пятидесяти лет. Она живет в двух кварталах от меня.

– Так кто же она?

– Не знаю, – покачал головой садовник. – Никогда ее не видел.

Появление Флетча в кухне Хайбеков вызвало визг служанки, испугавшейся невесть откуда взявшегося незнакомца в набедренной рубашке.

Когда Флетч поднимался по лестнице, из гостиной вышел Бифф Уилсон.

– Я только что говорил с Френком Джеффом. Он назвал тебя придурком, не способным понять, что от него требуется. Тебе ведено немедленно убираться отсюда и прямиком ехать к Энн Макгаррахэн, редактору отдела светской хроники.

– Все понял. Ехать, и прямиком, – ответил Флетч и двинулся дальше.

– Что ты забыл на втором этаже? – крикнул вслед Бифф.

– Я припарковал там свой автомобиль.

Флетч протянул рубашку садовнику.

– Извините, что не возвращаю ее вам выстиранной, высушенной и отглаженной. Именно так я остался без одежды. Ее пообещали выстирать и высушить.

Садовник выпрямился, взял рубашку, надел. Покачал головой, оглядев Флетча.

Флетч пожал плечами.

– Пришлось позаимствовать костюм из гардероба Хайбека. Ему он все равно не потребуется.

– Костюм на низенького толстяка.

– Я взял пояс и галстук. Последний для того и нужен, чтобы отвлекать взгляд от всего остального, не так ли?

– В таком наряде вам только танцевать буги-вуги.

– Премного благодарен за комплимент. Кухарка наорала на меня.

– Я слышал, как она визжала.

– А что бы было, не одолжи вы мне свою рубашку.

– Наверное, дом рухнул бы от ее крика.

– Где вы выучились так хорошо говорить по-английски?

– Эс-ша-би-ха.

– Эс-ша-би-ха?

– Да. – Садовник вновь занялся клумбой. – В средней школе Беверли-Хиллз.

ГЛАВА 7

– Бутик <От французского boutique – магазин одежды> Сесилии. Сесилия слушает. Вы все-таки решили купить галифе?

– Я как раз думаю над этим, – сказал Флетч в трубку радиотелефона.

– Они как раз входят в моду, сэр. Еще месяц, и их будет носить вся страна. Я уверена, что жена будет вам очень признательна, если вы купите ей галифе сейчас. Такая предусмотрительность очень ценится женщинами.

– Вы, разумеется, правы, но я еще не женат. – Он остановился на красный сигнал светофора на пересечении Двадцать третьей улицы и бульвара Вашингтона. Посмотрел на винный магазин. Осколки с пола убрали, разбитое стекло входной двери заменили куском фанеры. Магазин, несомненно, подготовился к атаке на очередного посетителя. – Могу я поговорить с Барбарой Ролтон?

Сесилия замялась.

– Продавцам не положено разговаривать по телефону в рабочее время. Я могу передать ей все, что вы скажете.

– Отлично. Передайте ей, что звонил Флетчер. К сожалению, сегодня я не смогу пригласить ее на ленч. И, пожалуйста, скажите, что я обязательно куплю ей галифе, только у «Сакса» <Известная торговая фирма с отделениями во многих городах Америки.>.

– А вот и я, – представился Флетч.

– А вот и кто? – спросила Энн Макгаррахэн, редактор отдела светской хроники «Ньюс трибюн», высокая, широкоплечая женщина сорока с небольшим лет. Она сидела за столом, слишком маленьким для ее габаритов, в отдельном крошечном кабинете.

– Я думал, что в отделе светской хроники знают всех.

– Всех, кто хоть что-то собой представляет, – Энн улыбнулась. – Так что позвольте повторить, кто вы?

– Ай Эм Флетчер. – Флетч посмотрел на засохший папоротник в горшке на подоконнике. – Никто. Недостойный вашего внимания. Могу я идти?

– Где вы были?

– Переодевался. – Флетч расправил лацканы пиджака Дональда Хайбека. – Френк сказал, что на работу надо ходить в костюме и при галстуке.

Энн уставилась на него поверх очков.

– Это костюм? Это галстук?

– Материал хороший.

– Не стану спорить. Похоже, вы вкладывали деньги в материал, а не в портного.

– Я похудел.

– И выросли. Брючины у вас на полфута короче ног.

– А вы слышали, что в следующем месяце в моду войдут галифе? Как видите, я в курсе современной моды.

– Я вижу. Ваши рукава больше похожи на панталоны. Из них руки торчат по локоть.

– Я готов к освещению событий светской жизни.

– Молодые женщины называют вас Флетч, не так ли?

– Если вообще замечают меня. – Флетч сел на стул с деревянной спинкой.

– Почему они не зовут вас по имени?

– Ирвин?

– А что плохого в Ирвине?

– Звучит, как насмешка.

– У вас есть второе имя, не так ли?

– Морис.

– Я знаю многих милых мужчин, которых зовут Мори.

– Я не вхожу в их число.

– Ладно. Вы – Флетч. Энергичное имя. Звучит, как глагол.

– Скорее, как соединительный союз.

– Хорошо, соединим наши усилия на благо читателей. Френк Джефф не только предупредил меня о вашем пренебрежении подобающей журналисту одеждой. Он также указал, в чем должно заключаться ваше первое задание.

– Я и так это знаю.

– Правда?

– Да. Подготовка статьи о пяти миллионах, пожертвованных Дональдом Хайбеком и его женой художественному музею. Я должен досконально выяснить все подробности. Так?

– Разумеется, нет.

– Я получил его сегодня утром.

– Разве не Дональда Хайбека убили этим утром на автостоянке?

Флетч пожал плечами.

– И что? Статья от этого только выиграет.

– Мы и так нашли вам интересную тему, Флетч. С подачи Френка. Впрочем, он упомянул, что идея принадлежит вам.

– Мне? Идея статьи по отделу светской хроники?

– Мы уже выходим за рамки светской хроники, Флетч. Конечно, мы пишем об обществе. Но стараемся охватить все, что может заинтересовать читателя. Особенно женщин.

– Потому-то я и упомянул о галифе.

– Мы должны писать не о моде, а о стиле жизни. Не только о красоте, но и о здоровье.

– Правильно, для женщины красота – залог здоровья.

– Вы бы изумились, узнав, о чем хотят писать в наши дни молодые журналистки. – Энн Макгаррахэн взяла со стола несколько сцепленных скрепкой листков. – Вот статья, в которой сравниваются достоинства и недостатки искусственных членов. С фотографиями, как я понимаю, предоставленными фирмами-изготовителями. Как вы думаете, Флетч, нужно нам публиковать статью об искусственных членах?

– Э...

– Какой, по-вашему, лучший искусственный член на свете?

– Я вам не скажу.

– Почему?

– Я лицо заинтересованное. Неразрывно с ним связан. У меня субъективное мнение.

– Понятно. – Энн с трудом удалось сдержать улыбку. Она бросила скрепленные листки на стол. – Да, тяжела доля редактора. Наверное, нет нужды говорить, что статья уже не один день лежит на моем столе.

– Об искусственных членах?

– Да.

– Я уверен, что вы найдете, как ею распорядиться.

– Сами видите, круг наших интересов очень широк. Нас заботят не одни старушки, сдабривающие по утрам чай водкой.

– Этот Френк слишком много говорит.

– Так вы еще не догадались, каким будет ваше первое задание? А я так на это рассчитывала.

– Что-нибудь насчет приспособлений для секса? Я понял, вы хотите, чтобы я написал, какие виды приспособлений рекомендуют ведущие гинекологи города.

– Вчера вы участвовали в Сардинальском пробеге.

7
{"b":"18659","o":1}