ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она опасалась, что их может унаследовать Сильвия?

— Не знаю, но у меня создалось впечатление, что Энди в курсе итальянских законов о наследовании, согласно которым дети имеют право по меньшей мере на треть состояния усопшего. Это так? — граф кивнул. — А вот Сильвия не имеет об этом ни малейшего понятия. Знание закона могло послужить для одной из них побудительным мотивом и заставило украсть картины… у другой.

— Анджела хотела всю коллекцию.

— Полагаю, что да. Она не рассчитывала, что Сильвия станет полноправным членом семьи. Ее очень заботила судьба Рии и Пепа.

— Но как она это сделала? Маленькая девочка.

— Мне пришлось поломать над этим голову. Я знал, что Энди училась в Америке. Но лишь недавно выяснил, что учебное заведение находилось в Бостоне, вернее, в Кэмбридже, на другом берегу реки. И называлось Рэдклифф. Не знал я другого — Рэдклифф объединен с Гарвардом. И девушки, оканчивающие Рэдклифф, получают гарвардский диплом. Хорэн, торговец произведениями искусства из Бостона, был преподавателем Энди в Гарварде.

— Понятно. Но мне кажется, ученице довольно сложно уговорить профессора на ограбление в другой стране только потому, что ей не нравится поведение отца. В частности, его новая женитьба.

— С первого взгляда это так. Но Хорэн, привыкший жить, ни в чем себе не отказывая, был на грани разорения.

— Вы это точно знаете?

— Да. Пять лет назад он продал знаменитый драгоценный камень, «Звезду Ханэна», какому-то иранцу. Я знал об этом до приезда в Бостон.

— И все же… уважаемый профессор, признанный специалист.

— К тому же красивый, многоопытный, Менти. Старше Энди по возрасту. Прямо скажем, годящийся ей в отцы. Энди недоставало вашей любви, Менти…

Глаза старого графа затуманились.

— Вы думаете, их отношения были более близкими, чем те, что обычно возникают между учеником и учителем?

— Подозреваю, что да.

— Ясно, — Менти отпил кофе. — Такое случается. Значит, кражу организовал Хорэн?

— Да. Вы показывали мне каталоги Галереи Хорэна. Через нее ушли к новым владельцам две картины коллекции ди Грасси. Тогда мы и составили план действий. Предложили каждой из дам просмотреть каталоги. Энди пришла в ярость. Она, разумеется, знала, что картины у Хорэна. Разъярила ее лишь продажа картин без ее ведома. А как отреагировала Сильвия?

— Она не раскрыла каталогов, — ответил Менти. Я не смог заставить ее заглянуть в них, — Менти хохотнул и покачал головой. — Когда вы позвонили из Канья и сказали, что везете расстроенную Анджелу, времени у меня не осталось. Я действовал согласно намеченному плану и похитил сам себя.

— Я не знаю, о чем думала Анджела по пути в Ливорно. Ехала она к вам, это несомненно. Возможно, хотела сознаться в содеянном. А скорее всего, пребывала в полной растерянности.

— Мое исчезновение прояснило ситуацию, — вставил Менти.

— Да. Энди послала меня сюда, на розыски картин, чтобы потом она могла украсть их у Хорэна. Едва ли она взяла бы инициативу на себя, не будь уверена, что вы умерли, — Флетч поднес чашку ко рту, глотнул. — Хорэна арестовали. Исчезла Энди. Исчезла Сильвия.

— Появился Менти.

Зажужжал звонок домофона.

— Мы отвезем картины одному торговцу произведениями искусства в Нью-Йорк. — Флетч поднялся. — Фамилия его Кэснер. Живет он на восточной части 66-й улицы.

В прихожей он прокричал в микрофон: «Кто там?»

Ему ответил мелодичный голос.

— Фрэнсис Флинн, мистер Флетчер.

— О! Инспектор!

— Он самый.

Флетч нажал кнопку, открывающую замок входной двери.

Быстро вытащил из шкафа плащ Менти.

Прошел в кабинет и достал из ящика стола ключи от автофургона.

В гостиной вручил плащ и ключи Менти.

— Поторопитесь. Надевайте плащ. Сюда идет полицейский.

Менти встал, Флетч помог ему надеть плащ.

— Я не смогу поехать с вами в Нью-Йорк, Менти. Вы доберетесь сами?

— Конечно.

— Вот ключи. Это черный автофургон марки «шевроле». Стоит у тротуара рядом с домом. Справа от него. Номерной знак R99420. Запомнили?

— Да.

— Адрес Кэснера — Нью-Йорк, 66-я улица, дом 20.

— Все понял.

— Он ожидает вас сегодня днем. Пойдемте со мной.

Звякнул дверной звонок.

— Доброе утро, инспектор.

— Доброе утро, мистер Флетчер.

Флетч поддерживал Менти под локоток.

— Познакомьтесь с моим другом из Италии, заглянувшим ко мне сегодня утром. Инспектор Флинн, это Джузеппе Грокола.

Зеленые глаза Флинна пробежались по Менти. Он протянул руку.

— Граф Клементи Арбогастес ди Грасси, не так ли?

Без малейшего промедления Менти пожал протянутую руку.

— Рад познакомиться с вами, инспектор.

— Я никогда не забываю услышанное, — обратился Флинн к Флетчу. — Ну не чудо ли это?

— Настоящее чудо, Флинн.

— И я великий полицейский. Кажется, кто-то так меня называл.

— Совершенно верно, инспектор.

— Тогда объясните, как же так вышло, что этот человек, вроде бы умерший граф Клементи Арбогастес ди Грасси, стоит сейчас в вашей прихожей.

— Я еду в аэропорт, инспектор.

— Он нашелся, — ввернул Флетч. — Такая радость не правда ли?

— Поневоле задумаешься, а терялся ли он?

— Он не терялся, его похитили, — напомнил Флетч.

— Случилась накладка, — объяснил Менти. — Я приехал сюда, чтобы обнять жену и дочь. Они же, услышав, что я жив, поспешили в Рим, не зная, что я прилетел в Бостон.

— Понятно, — кивнул Флинн. — А каково там, в стране мертвых?

— Я надеюсь перехватить их в аэропорте, инспектор.

Флинн отступил в сторону, освобождая проход.

— Я никогда не встану между мужчиной и его семьей. Счастливой встречи, граф.

Флетч открыл дверь в коридор.

— В гостиной горячий кофе, инспектор.

Он проводил Менти до лифта. Флинн прошел в гостиную.

— Пришлите мне пластины с номерными знаками, — прошептал Флетч, открывая дверь лифта. — По почте.

— Что мне делать с автофургоном? — из кабины прошептал в ответ Менти.

— Оставьте его на какой-нибудь улице. Его украдут.

Не сняв плаща, Флинн стоял над кофейным столиком.

— Сейчас принесу вам чистую чашку, — Флетч повернулся к двери.

— Не нужно. Я уже пил чай.

— Я вас не ждал, — признался Флетч.

— Я задержу вас лишь на минутку. Приехал, чтобы спросить, где, по-вашему, могли бы быть сейчас картины ди Грасси?

— Я только что говорил об этом, инспектор.

— Неужели?

— Рассказал Менти обо всем, что произошло после его похищения.

— Вы, должно быть, удивились, увидев его на пороге?

— Еще бы.

— А дамы уехали до его прихода?

— Я их не застал, вернувшись после нашей поездки в Уэстон. Вероятно, они еще ночью узнали, что Менти жив.

— И они не дождались вас? Ни ваша невеста, ни графиня?

— Воскрешение Менти потрясло их. Обо мне они просто забыли.

— Возможно и такое. Где его нашли?

— У церкви святого Себастьяна.

— Он не помнит, как попал туда?

— Да нет, его высадили из машины.

— Просто удивительно, что они так долго кормили похищенного, зная, что выкупа не будет. У итальянских бандитов не сердце, а мед. Сколько его держали под замком? Больше месяца?

— Во всяком случае, не меньше.

— Да, в этом мире все возможно, — Флинн прошелся по комнате. — Так где сейчас картины?

— Инспектор, я уверен, что Хорэн перепрятал их прошлой ночью.

— Я мог бы согласиться с вами. Но Хорэн это отрицает.

— Вы его спрашивали?

— Да.

— Но, инспектор, можно ли верить убийце?

— Вот уж воистину иезуитский вопрос.

— И что говорит Хорэн?

— Он ничего не слышал об этих картинах.

— Разве он не сказал вам, что они у некоего Коуни из Техаса?

— Он никогда не слышал о Коуни из Техаса.

— Ребус какой-то, инспектор.

— Именно так. Картины должны быть у Хорэна, иначе он не решился бы на убийство, чтобы избавиться от вас.

— Может, он просто не любит тех, кого зовут Питер.

42
{"b":"18660","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
След лисицы на камнях
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Охотник на вундерваффе
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Быстро вращается планета
Гридень. Из варяг в греки
Царский витязь. Том 2