ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подвал
Зависимые
Тень Невесты
Колодец пророков
Время Березовского
Венец многобрачия
Хищник: Охотники и жертвы
Дело о сорока разбойниках
В нежных объятьях

– Привет, ма.

– Джек, как у тебя дела?

– Все ничего. Только хочется поспать и принять душ. Как ты?

– Обычное дело. Потеряла несколько фунтов, – пустыня Сахара потеряла бы столько же, если б кто позаимствовал ведро песка. – Но у тебя все в порядке? Расскажи мне о себе. Ты нашел отца?

– Да.

– И что ты о нем думаешь?

– У него старческий маразм.

– Старческий маразм? – переспросила Кристел. – У Флетча?

– Да. Он не может вспомнить ни одну из историй, которые ты рассказывала о нем…

Глава 20

– Мистер Флетчер. Мы нашли труп! – объявил Эмери.

– Правда?

– Да. Уже раздувшийся.

В воскресенье утром Флетч проверил факс, что стоял у него в кабинете, убедился, что никаких сообщений от Энди Систа не поступало, и с чашкой кофе поднялся на второй этаж, вышел на балкон. Ему нравилось наблюдать, как поднимающееся солнце разгоняет утренний туман. Голова еще болела, саднила шея в тех местах, где струна впилась в кожу.

Из лагеря Орания под Толливером они с Кэрри уехали около полуночи.

Флетч уже сел за руль, когда Джек наклонился к окошку, словно хотел еще что-то сказать. Флетч ждал, не заводя двигатель, но Джек не разжимал губ.

Тут Флетч понял, что Джек все еще в шоке: он убил человека, они наткнулись на повешенного повара.

Так что первой на проселочную дорогу, ведущую к шоссе, выехала Кэрри.

– Интересно мы провели время? – спросил Флетч Джека.

– Да уж, уик-энды выдавались и поскучнее.

– Этот уик-энд еще не закончился. Джек огляделся.

– Почему вы уезжаете? Развязка может наступить в любую минуту.

– У меня есть другие дела, – холодно ответил Флетч.

Джек не поинтересовался, какие именно.

– Я отличаюсь тем, что всегда докапываюсь до истины.

– Не потому ли вас однажды едва не убили?

– Информации, полученной из одного источника, обычно недостаточно даже для написания газетной статьи. Между прочим, спасибо тебе, что взял для нас дробовик. Ты провел нас обоих.

– Наверное, я еще не могу сказать вам: «Верьте мне».

– Да нет, – возразил Флетч. – Можешь. А теперь повторяй за мной.

– Я готов.

– Все бандиты – трусы.

– Все бандиты – трусы.

– Параноики – враги самим себе.

– Параноики – враги самим себе.

– До свидания.

– До свидания.

По пути на ферму, следуя за Кэрри, Флетч заказал билет на самолет.

Потом позвонил Энди Систу домой.

– Энди! Держу пари, за этот день я успел тебе надоесть.

– Нет, сэр. – Энди зевнул. Уже перевалило за полночь, и Энди скорее всего успел заснуть. – Все нормально.

– Дело в том, что я хочу дать материал о людях, которые могут умереть от ожирения. Особенно меня интересует санаторий «Блайт-Спирит» в городе Форварде, штат Висконсин.

– Вы охрипли, мистер Флетчер. У вас болит горло?

– Есть немного.

– Жаль. Когда вы хотите отснять этот материал?

– Завтра.

– Вы хотите сказать, сегодня? В воскресенье?

– Разве уже воскресенье?

– Для меня да. Если я ложусь в кровать, а потом просыпаюсь, как бы мало я ни спал, для меня это уже следующий день Так я воспитан.

– Ясно. Сегодня. В воскресенье.

– К чему такая спешка, мистер Флетчер? Материал-то не сенсационный.

– Согласен.

– Я вас понял. Извините. Таким способом вы хотите добраться до этой Фаони?

– Правильно.

– И вам нужно добраться до нее как можно скорее из-за другой истории, над которой вы работаете.

– В логике тебе не откажешь, особенно если учесть, что ты еще окончательно не проснулся.

– И позвольте мне высказать догадку: другая история имеет непосредственное отношение к беглецам из федеральной тюрьмы в Кентукки. Я не ошибся?

– Сейчас ничего не могу тебе сказать. Я не уверен, о чем эта история. Не уверен, есть ли она вообще. А если и наберется материал для репортажа, я не имею ни малейшего понятия, как его подать.

– Понимаю.

– Энди, откровенно говоря, в этой истории у меня личный интерес.

– Ага! Так я и думал. Фаони – ваша давняя пассия!

– Так что я оплачу свои расходы сам.

– Мы, работающие за жалованье, оценим это, мистер Флетчер.

– Есть сейчас в Чикаго свободная съемочная группа? Смогут Синди и Мак встретить меня в аэропорту от двенадцати до часа дня?

– Я узнаю.

– Комментарии я, разумеется, напишу сам, если…

– Да, сэр, мистер Флетчер. Я распоряжусь, чтобы отдел исследований передал вам по факсу всю информацию о людях, которые не могут оторваться от еды. Вы получите ее еще до рассвета.

– Отлично. И все о «Блайт-Спирит». Кому принадлежит санаторий, кто им руководит, покрываются ли их услуги медицинской страховкой или клиент платит по кредитной карточке.

– Да, сэр. Но, мистер Флетчер…

– Слушаю, Энди.

– Когда я в прошлый раз звонил в «Блайт-Спирит», они изо всех сил оберегали своих клиентов. Почему вы думаете, что воскресным днем они с распростертыми объятиями примут вас, Синди и Мака с его видеокамерой?

– Разумеется, тебе придется их уговорить. Очаровать. Заверь их, что мы ни в коем разе не посягнем на право их клиентов на уединение. Разве что среди них не найдется доброволец, который сам пожелает выступить перед камерой. Мы не будем навязывать им свою волю.

– А не заподозрят они, что мой полуночный звонок, извещающий их о прибытии съемочной группы ГКН, вызван не интересом к санаторию, а чем-то иным?

– Я уверен, что «Блайт-Спирит» – частный санаторий, единственное назначение которого – получение прибыли. Энди, мы же предлагаем бесплатно отрекламировать их. Они просто вцепятся в тебя. Известность означает приток новых клиентов, новые поступления в кассу. И мы дадим им возможность познакомить общественность с их фирменными методами лечения. Будь уверен, они клюнут на такую приманку.

Энди промолчал.

А Флетч, хохотнув, продолжил:

– Ну хорошо, позвони в «Блайт-Спирит» утром. Скажи, что наша съемочная группа случайно оказалась в их округе, так что им предоставляется шанс…

– Я понял.

– Извини, что звоню так поздно в субботний вечер.

– В воскресное утро.

– В воскресное утро.

– Ничего страшного, мистер Флетчер. Всегда интересно наблюдать, как вы работаете. Держу пари, вы напали на сенсационный материал.

– Не делай ставку на то, чего не знаешь, Энди.

Когда они прибыли на ферму, чисто вымытый джип стоял под навесом.

Поэтому Флетч решил, что в некоем деле поставлена точка.

Он подумал, что останки Хуана Морено вывезены с территории фермы.

Мешок для мусора с грязной тюремной одеждой и ботинками стоял нетронутым у двери черного хода.

Телефон работал.

Флетч еще не успел выпить кофе, когда на двор въехал грузовик Эмери. Обычно он не появлялся на ферме по воскресеньям.

Эмери подошел к дому, щурясь от солнечного света.

– Я не знал, что вы с Кэрри вернулись ночью. Поэтому решил подъехать, чтобы накормить лошадей и кур.

– Спасибо, Эмери. Мы вернулись довольно-таки поздно.

– Я понял, что вы дома, лишь увидев ваши автомобили под навесом.

– Мы ездили на танцы. В Алабаму.

– Хорошо повеселились?

– Пожалуй, что да.

– Вы тоже танцевали, мистер Флетчер?

– Нет, только смотрел.

– Много хорошеньких девушек?

– Хорошеньких девушек… – Флетч запнулся, вспомнив потных, обнаженных до пояса мужчин, лупящих друг друга у костра. – Кроме Кэрри, я ни на кого не смотрю.

– В гости к маме вы бы их не позвали, так?

– Кое-кого я бы позвал к судье.

– Такие страшные?

– Ужасные.

– Мистер Флетч, я подумал, что мы потеряли корову. Учуял трупный запах. Нос вывел меня к оврагу. Там лежит человек. Мертвый. Подозреваю, один из сбежавших преступников.

– Возможно. Утром все твои родственники были на месте, Эмери?

Эмери рассмеялся:

– Всех их пересчитать невозможно. Но в трупе я никого из них не признал.

– Это хорошо. – Флетч допил кофе. – Пожалуй, прогуляюсь с тобой к оврагу, прежде чем звонить в полицию.

30
{"b":"18661","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Серые пчелы
Синий лабиринт
Случайный лектор
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Моя Марусечка
Я вас люблю – терпите!
Центр тяжести
Успокой меня
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона