ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и мамаша у моего сына.

– Впрочем, есть еще один нюанс.

– Какой же?

– Думаю, он перепугался до смерти, глубоко завязнув в этой истории. И хотел, чтобы ты был рядом.

Флетч вспомнил, как Джек стоял у окна его машины. Он явно хотел что-то сказать, но промолчал.

Неужели Джек знал, что мост между отцом и сыном может навести только мать?

Он лишь сказал: «Верьте мне».

А Флетч ответил в том смысле, что Джек еще не давал повода сомневаться в нем.

Теперь Флетч знал всю правду о Джеке.

И он знал, чего Джек хотел от него.

Флетч шумно выдохнул. Дважды.

– Я… – Флетч откашлялся. – У меня нет достаточного опыта… я не знаю, как вести себя в таких ситуациях.

– Ты хочешь знать, что теперь думает о тебе Джек?

– Нет.

– Он полагает, что у тебя старческий маразм. – Кристел рассмеялась. – Он говорит, что ты забыл все истории, которые я рассказывал а о тебе.

Флетч бросил короткий взгляд на занавеску.

– Ты не можешь этого знать, Кристел, если только он не говорил с тобой. В самое последнее время.

– Он звонил этим утром. Из лагеря Орания.

– Значит, он рискнул позвонить. А каким образом его соединили с тобой?

– Он – мой сын. И знает пароль. А ты – нет.

– Он мог бы облегчить мне жизнь, я бы не мучился от голода!

– Джек говорит, что все у него нормально. Он снял на пленку лагерь и всех, кто в нем находится. Он провел ночь, копируя файлы из компьютерной сети Клана. Днем он намеревался принять участие в каком-то важном совещании. Наверное, на нем обсуждалось что-то интересное.

– Он сказал тебе, что заставил всех блевать, когда Крайгель произносил речь?

– О да. – Кристел рассмеялась. – Совсем как его отец.

Флетч не стал спрашивать, рассказал ли Джек, что ночью убил человека, чтобы спасти его и Кэрри.

– Хватит его нахваливать. Мне и так все ясно.

– Прошлой ночью он даже нашел список лиц, приговоренных Кланом к смерти. И знаешь, кого он в нем нашел?

– Кого же?

– Тебя.

Флетч задумался:

– Вполне вероятно.

– Там значилось: Ирвин Морис Флетчер. Флетч наклонился вперед:

– Эти сволочи знают, что Джек – мой сын.

– Знают?

– Он в опасности! – Флетч вскочил. – Из-за меня! Черт! Пора бежать! Прощай! С тем Флетч и ушел.

* * *

Но мгновением позже вновь возник в дверном проеме.

– Кристел, что ты тут делаешь?

– Худею.

– Джек говорил мне, что ты приезжаешь сюда дважды в год. Уже много лет подряд. Ты похудела?

– На этот раз мне рекомендуют остаться здесь навсегда.

– Ты серьезно?

– Я больна, Флетч. Это серьезно.

– Ты понимаешь, что свое пребывание здесь ты назвала «последней линией обороны»?

– Да. И что такого?

– Против кого ты обороняешься? Против меня? Джека? Жизни? Зачем тебе это надо?

– Ты же знаешь, что такое наркомания. Или ты можешь предложить иное решение?

– Конечно.

– Скажи мне.

– Первое: доверься нам.

– Что это должно означать?

– И второе: поменьше думай о еде.

– О, Флетч. Как ты об этом узнал?

– Я еще вернусь. Тогда и поговорим.

Глава 23

– Пора уезжать, – тихо сказал Флетч. – Больше тут делать нечего.

– Что? – Джек оторвал голову от подушки. Взглянул на стоящего в дверях Флетча. Сел, поставил ноги на пол. – Я готов.

Долго стоял Флетч на пороге маленького кабинета в бревенчатом доме в лагере Орания, глядя на своего сына. Джек спал на кушетке у стены. При свете настольной лампы. В шортах, футболке, носках и кроссовках, уткнувшись носом в подушку. Спал крепко. Флетчу он показался совсем юным. «Как же он выглядел, – подумал Флетч, – когда был моложе, подростком, мальчиком, младенцем, когда спал, просыпался, играл, слушал, смеялся, сердился, скучал». Стоя в дверях, не сводя глаз со спящего сына, Флетч понял, как много он потерял.

Занималась заря, начинался понедельник.

Сидя на краю кушетки, Джек тряхнул головой:

– А я все гадал, как мне выбираться отсюда.

– Туман нам поможет.

Флетчу пришлось лететь из Чикаго в Нашвилл через Атланту. Машину он оставил в аэропорту Нашвилла.

После отъезда из «Блайт-Спирит» он поужинал трижды.

Из-за тумана дорога из Нашвилла до Толливера заняла много времени. Ехать быстрее он не решался, чтобы не попасть в аварию: видимость была практически нулевая.

С трудом нашел он и съезд на проселочную дорогу, ведущую в лагерь Орания. Два раза он проскочил мимо и лишь в третий увидел сторожевую будку, стоящую в нескольких метрах от шоссе.

Флетч остановился у сторожевой будки, приготовившись сказать: «Пароль – Зигфрид». Но никто не вышел, чтобы узнать, что ему здесь надо.

Выехав на вырубку, он задом загнал машину в лес, передним бампером к проселочной дороге.

Свет горел только в одном окне бревенчатого дома. Флетч осторожно поднялся на крыльцо, тихонько открыл дверь в дом, затем – в кабинет.

– Ты меня ждал? – спросил он.

– Не знаю, – ответил Джек.

– Давай сматываться отсюда.

Дневной свет уже пробивался сквозь туман.

С вырубки донесся громкий рев, а может, и смех.

– Похоже, Лири проснулся.

– Да, – кивнул Джек. – Он смешал кокаин, пиво, виски и еще бог знает что.

– Совсем не то, что ему нужно.

– Такой коктейль никому не нужен.

Джек подхватил с пола пластиковый пакет с дискетами, аудио – и видеокассетами.

На вырубке продолжал хохотать Лири. Точно так же он смеялся и перед тем, как ударил лбом в голову другому мужчине.

Потом застрекотал не один, а два автомата.

Флетч выглянул в окно.

Лири стоял у флагштока. С автоматом в каждой руке. Он стрелял из обоих, поливая вырубку свинцовым дождем.

И орал: «Хватайте их! Хватайте их, ребята! Они здесь! Скорее хватайте их!»

Заметив, что Лири поворачивается лицом к бревенчатому дому, Флетч отпрянул от окна.

– Ложись, Джек! Ложись!

– Что случилось?

– Лири расстреливает лагерь.

– Он сошел с ума.

Пули разбили оконное стекло, настольную лампу. Флетч распластался на полу.

Теперь уже стреляли со всех сторон. С разных концов лагеря доносились отдельные крики. Джек схватил со стола видеокамеру.

– «Параноики – враги самим себе», – процитировал он.

И на корточках заковылял к двери.

– Подожди, – попытался остановить его Флетч.

– Некогда.

– Джек!

Джек уже открыл входную дверь и выполз на крыльцо.

– Джек, не надо!

Флетч последовал за сыном, схватил его за ногу.

Флетч увидел на бедре Джека татуировку: маленький широко раскрытый синий глаз. С ресничками.

Раньше он татуировки не замечал.

И рассмеялся.

На крыльцо Флетч выползать не стал. В прихожей, однако, было ненамного безопаснее.

Сквозь туман Флетч повсюду видел силуэты мужчин, стоящих с оружием в руках. То ли врагов, то ли друзей.

Они стреляли по окружающим лагерь холмам.

Они стреляли по трейлерам.

Они стреляли друг в друга.

У флагштока валялся мертвый Лири.

В тумане вооруженные мужчины принимали позы, постоянно повторяющиеся на страницах комиксов. Они стояли, раздвинув ноги, согнув колени, чуть наклонившись вперед. Стреляли от бедра. Пули летели во все стороны. Любой звук, любое движение вызывало выстрел.

Сраженные огнем, они картинно падали, пытались встать, а затем катились по земле, принимая смерть. Некоторые драматически взмахивали руками, отбрасывали оружие, а уж потом падали сами.

Флетчу казалось, что эти люди буквально рвутся навстречу смерти, с нетерпением ожидают ее. Они ничего не делали, чтобы хоть как-то защитить себя.

Лежа на крыльце, Джек снимал все видеокамерой.

Некоторые уже палили по бревенчатому дому. Становилось все светлее.

– Господи! Что за идиоты! – Вольф лежал на полу позади Флетча. – Кретины! Как я их ненавижу! Вы только посмотрите, что они творят. Убитых уже много?

35
{"b":"18661","o":1}