ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена удачи
Перебежчик
Как я стал собой. Воспоминания
Прощай, немытая Европа
Эра Водолея
Девочка, которая любила читать книги
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Три царицы под окном
Ловушка архимага

– Как получилось, что мы незнакомы? – спросил Майкл. – Мы же одного возраста.

– Ходил в школу в другом месте, – ответил Джек.

– И я тебя не знаю, – добавил Уилл. – Никогда тебя не видел.

Джек подтянул шорты.

– Все потому, что папаша немного меня стыдился. – При слове «папаша» Флетча словно ударило током. – Он прикидывался, что и не знает о моем рождении, а потому, пока я рос, не подпускал меня к себе, переводя из одной частной школы в другую.

– Его воспитывала мать, – пояснил Флетч.

– Однако… – начал Майкл.

– А кто твоя мать? – Вопрос задавался не от подозрительности, но из любопытства. За ним можно было ожидать следующего: «Есть у нее родственники в этих краях?»

– Ее зовут Кристел, – ответил Джек. – Она занимается радиобизнесом на севере.

Джек вывернулся ловко. Его мать американка. И зовут ее Кристел.

– Она – деловая женщина, – ввернул Флетч.

– Он остался под опекой матери? – спросил Уилл.

– Да, – кивнул Флетч.

Уилл печально покачал головой. Флетч вспомнил, что при разводе Уиллу не удалось добиться опеки над двумя своими детьми. Его жена доказала, что она обеспечит им лучшую заботу, поскольку профессия Уилла сопряжена с риском для жизни, он носит пистолет и работает по ночам.

– Долго ты здесь пробудешь? – спросил Майкл. – Приобрети лицензию, и я покажу тебе места, где рыба сама лезет на крючок.

– Завтра утром я должен отвезти его в университет Северной Алабамы.

Джек коротко глянул на Флетча.

– Ясно. Но ты приезжай на уик-энды. Мы что-нибудь придумаем. Только предварительно позвони мне. Твой отец знает моего. – Он оценивающе посмотрел на узкую талию Джека, его плоский живот. – Ты пьешь пиво?

– Нравится ли рыбе вода?

– Какое тебе нравится?

– Мокрое и холодное, – рассмеялся Джек. Майкл вновь пожал ему руку:

– Мы что-нибудь придумаем.

– Я останусь внизу, а вы двое осмотрите комнаты наверху, – распорядился Уилл.

– Где-то неподалеку могут быть сбежавшие из тюрьмы преступники, – добавил Майкл специально для Джека.

– Я знаю, – рассмеялся Джек. – Поначалу я подумал, что папа достал пистолет, потому что я слишком часто залезал в холодильник.

– Он только что приехал, – заметил Флетч. – Голодный.

Поднимаясь с Майклом по лестнице, Флетч услышал слова Уилла: «Я никогда не видел в доме твоих фотографий»

– Видите ли, – ответил Джек, – мои отец и мать долго не поддерживали никаких отношений. Такое случается. Она хотела, чтобы я принадлежал только ей.

Флетч ждал в холле, пока Майкл заглянет на чердак, в кладовую, во вторую спальню.

– Мисс Кэрри здесь? – прошептал он, указывая на закрытую дверь.

– Да.

– Я только загляну в щелочку. – Он приоткрыл дверь в большую спальню. Улыбаясь, закрыл ее. – Она не умерла?

– Она спит очень тихо.

– А она дышит?

– По-другому у нее не получается.

– Все в порядке? – спросил Уилл, когда они спустились на кухню.

– Тишина и покой, – ответил Майкл. На прощание Джек пожал руку обоим помощникам шерифа.

– Удачной вам охоты. Флетч проводил полицейских в прихожую. Когда они натянули сапоги, Уилл повернулся к Флетчу:

– Мистер Флетчер, если они где-то здесь и следят за фермой, то знают, что мы побывали у вас. Если мы наткнемся на них, они могут броситься в дом. Вы понимаете, к чему это может привести?

– Да.

– Возможно, наш приезд только усугубил ваше положение.

– Я понимаю.

Майкл открыл дверь. Дождь не утихал.

– При необходимости стреляйте без колебания. Флетч думал об очаровательном, обаятельном молодом человеке, что остался в его кабинете.

– Будьте уверены.

– Спасибо за кофе, – поблагодарил Майкл.

– Всегда рад вас видеть. Приходите еще.

Глава 4

– Красиво у вас тут. – Джек убрал с кофейного столика альбомы, когда Флетч внес поднос. – Я мог бы пойти на кухню.

Флетч опустил поднос на столик. Он принес сандвичи с тунцом, стакан и бутылку молока.

– Я часто ем здесь.

– Сколько ему лет?

– Сандвичу с тунцом? Десять, от силы двенадцать.

– Я про дом.

– Сто пятьдесят, не меньше.

– То есть его построили после революции, но до Гражданской войны, так?

– Братоубийственной войны, – поправил Флетч. – Войны между штатами. – Он сел в кресло-качалку. – Ты-то должен знать. Ты же изображал настоящего южанина. Пожалуй, с такими данными тебя могли взять на должность окружного собаколова.

– Я к ней не стремился. – Джек понюхал сандвичи, молоко. – Просто старался очаровать ваших друзей. – Он улыбнулся. – Его папаша знаком с моим.

Вновь при слове «папаша» Флетча словно ударило током, на этот раз даже сильнее.

– А теперь скажи мне, кто едва не стал твоей жертвой?

– Коп.

– О господи.

– Не Бог, всего лишь полицейский.

– Сукин сын.

– Не стоит называть так Кристел.

– Просто удивительно, что у тебя еще целы руки и ноги.

– Я же не убил ее.

– Так это была женщина?

– Я не уточнял, хотя она была в юбке.

– Ты просто попытался ее убить?

– Попытался.

– А что обусловило твои противозаконные действия?

– Она пристала к моему приятелю.

– И где это произошло?

– В Луисвилле, штат Кентукки.

– А что вы делали в Луисвилле, штат Кентукки?

– Ехали на юг.

– На юг? Уж не сюда ли?

– Возможно. А уж в Нашвилл[8] наверняка.

Флетч взглянул на гитару, которую Джек нашел в комнате для гостей. Ее оставил знаменитый исполнитель фольклорных песен, как-то проведший на ферме пару недель. Гитару украшал его автограф. После его отъезда к ней никто не прикасался, и она пылилась на стене.

– Ты музыкант? Джек пожал плечами:

– Мы хотели это выяснить.

– Кто это «мы»?

– Мой приятель и я. Он играет на ударных.

– И где он теперь?

– В тюрьме штата Кентукки.

– А с чего это женщина-полицейский пристала к твоему приятелю?

– Из-за машины, за рулем которой он сидел.

– А почему ее заинтересовала машина?

– Мы же ее украли. – Джек улыбнулся. – Розовый «Кадиллак» с откидным верхом. Старая модель.

– Потрясающе! – Флетч покачал головой. – Вы умыкнули «Кадиллак» до того, как приехали в Нашвилл.

– Конечно. Мы хотели, чтобы нас приняли как королей.

– Хорошенькие из вас вышли короли. Так что произошло?

– Я в нее выстрелил. Не хотел, чтобы она арестовала его. Арестовала моего друга. Я мог бы ничего не делать. В тот момент я даже не сидел в машине. Я мог исчезнуть и спас бы собственную шкуру. Я же не знал, что она не одна. Другие копы оказались у меня за спиной. Меня стукнули по голове дубинкой. Мерзавцы! А потом посадили в тюрьму за покушение на убийство полицейского. Можете вы в это поверить?

– Могу.

– Люди сейчас не ценят верность.

– У полицейских были основания остановить тебя.

– Конечно. Короче, вот так все и произошло. Наверное, в иной ситуации я бы такого себе не позволил.

– Так из чего ты стрелял?

– Из пистолета. Тридцать второго калибра.

– Зачем вам вообще понадобился пистолет?

– Мы купили его. На всякий случай. Мы же путешествовали. Собирались ночевать на природе.

– Ты не сидел в машине, но пистолет был при тебе.

– Я засунул его под рубашку. Я заходил в магазин.

– Ты собирался ограбить магазин?

– Нет. Кому охота грабить супермаркет?

– Тогда почему ты захватил с собой пистолет?

– Он придавал мне уверенности.

– Сынок, у тебе нелады с потенцией?

Брови Джека взлетели вверх.

– Да нет, вроде бы все у меня в порядке.

– Тогда я не понимаю, зачем тебе понадобился пистолет.

– Так и у вас пистолет засунут за пояс. Прямо сейчас.

– По приказу шерифа. – Флетч встал, подошел к стеклянной двери. – Я окружен сбежавшими преступниками. По крайней мере один из них, возможно, и ты – убийца. – Он стоял спиной к Джеку. – Если хорошенько подумать, вы все убийцы. Похищение людей, торговля наркотиками: вы все укорачиваете нам жизнь.

вернуться

8

Нашвилл – административный центр штата Теннесси, известен проводимыми там музыкальными фестивалями

6
{"b":"18661","o":1}