ЛитМир - Электронная Библиотека

Грегори МАКДОНАЛЬД

ВЫБОР ФЛЕТЧА

Fletch and the Man Who (1983)

ГЛАВА 1

– Флетч, старина! Отлично! Ты, наконец-то, здесь!

Без рубашки и босиком, Флетч стоял посреди обычного номера средненького отеля в заурядном городе небольшого американского штата. Едва он пустил душ, как зазвонил телефон.

– Поднимайся в отцовский «люкс», – скомандовал Уолш Уилер. – Немедленно. Номер 748.

– Почему ты не здороваешься, Уолш?

– Привет, – в трубке слышались другие голоса, звякание бокалов, музыка.

– Почему не спрашиваешь, как я долетел?

– Не ломай комедию. Некогда.

– У нас уже кризис?

– Любая предвыборная кампания – один бесконечный кризис, Флетч. В том числе и президентская, только в последней кризисы разрастаются до размеров катастрофы. И достаточно нескольких минут, чтобы это понять. Подожди, – на другом конце провода кто-то заговорил с Уолшем. Слов говорившего Флетч не разбирал. Зато слышал ответы Уолша. – Кто она такая? – вновь бу-бу-бу. – Она мертва?

Из ванной уже валил пар.

– Кто мертва? – спросил Флетч.

– Это мы и пытаемся выяснить. Твой самолет опоздал? Мы ожидали тебя раньше.

– Незапланированная посадка в Литтл-Рок. Наверное, пилот завез кому-то выстиранное белье.

– Ты должен был приехать в шесть.

– Твой папаша очень популярен в Литтл-Рок. Я провел опрос населения. Коп в аэропорту заявил мне: «Если Уилер не станет нашим следующим президентом, придется мне самому баллотироваться на этот пост». Какова угроза?

Уолш продолжал с кем-то говорить.

– Кем бы она ни была, к нам она не имеет ни малейшего отношения. Никоим образом не связана с предвыборной кампанией.

– Хотелось бы мне знать, о чем речь, – внес свою лепту Флетч.

– Я в коктейль-холле, – пояснил Уолш. – Тут я как-нибудь разберусь сам, а ты скоренько поднимайся к отцу.

– Уже половина одиннадцатого, не так ли?

– Около этого. И что?

– Я никогда не встречался с кандидатом. Твоим достопочтенным папашей. Губернатором.

– Постучи в дверь. Он не кусается.

– А что я скажу будущему президенту Соединенных Штатов? «Хотите купить новую швабру?»

– Не поверю, чтобы ты не нашелся, что сказать. К примеру: «Привет, я ваш новый пресс-секретарь».

– Врываться к кандидату в президенты в половине одиннадцатого, даже без стакана теплого молока.

– Будь спокоен, он еще не лег. Доктор Том в баре.

– Послушайте, лейтенант, солдаты маршируют веселее, если знают, что их ждет впереди.

– Дело чертовски серьезное, Флетч. Мне сказали, что девушка мертва.

– Смерть – дело серьезное для всех нас. А теперь прости меня, Уолш, какая девушка? Кто умер?

Уолш откашлялся.

– Не знаю.

– Уолш...

– Какая-то девушка или женщина сиганула с крыши мотеля. Пять минут тому назад. Или десять.

– И она мертва.

– Вроде бы.

– Потрясающе! Но каким боком эта смерть связана с твоим отцом? С тобой? Со мной?

– Никак, – твердо ответил Уолш. – Суть ты уловил.

– Вот и ладушки. Тогда почему я не могу принять душ, надеть пижаму, лечь в постель и встретиться с твоим отцом утром? Между первой и второй чашечками кофе?

– Потому!

– Веская причина. Уолш, смерть в мотеле, где остановился на ночь кандидат в президенты, не такое уж событие. Люди умирают в мотелях чаще, чем заказывают обед в номер. Почему одно должно связываться с другим?

– Согласен с тобой.

– Наоборот, слишком резкая реакция команды кандидата привлечет внимание. К примеру, кто-нибудь да заметит, что я среди ночи помчался к твоему отцу, хотя раньше мы с ним не встречались.

Уолш снова откашлялся. Понизил голос.

– Похоже, она прыгнула, Флетч. С крыши. Аккурат над «люксом» отца. Перелетела через его балкон. Здание уже сфотографировали. А прочертить траекторию полета ничего, не стоит.

– Однако!

– Пресса скучает, Флетч. Они ухватятся за что угодно.

– Действительно. Плохо ли написать, что эта юная дама использовала балкон кандидата, как трамплин для прыжка в вечность. Некоторые газеты за это ухватятся. Хотя бы «Ньюсбилл».

– Я и без того знаю, что между ушей у тебя не опилки.

– Картофельные чипсы.

– Поднимайся к отцу. Отвечай на телефонные звонки, если кто позвонит. Говори, что ты – человек новый и не ведаешь, о чем, собственно, речь.

– Нет проблем. Так приятно говорить правду.

– Я попытаюсь убедить телефонисток на коммутаторе отключить телефон отца. Но не все они неподкупны.

– В этом я убедился на собственном опыте. Какой номер?

– 748. Я тоже приду. Как только пообщаюсь с телефонистками и ублажу прессу. Заверю твоих коллег-репортеров, что мы никак не реагируем на смерть девушки.

– Уолш, ответь мне прямо. Девушка имеет к нам какое-либо отношение? К предвыборной кампании? К кандидату в президенты?

Уолш понизил голос.

– Твоя задача, Флетч, убедительно доказать, что она никаким боком не связана с нами.

ГЛАВА 2

Когда разошлись двери лифта, в кабине она стояла одна. Флетч как раз надевал пиджак. В первое мгновение он решил, что грезит. Да и откуда взяться здесь этой девушке с карими глазами?

– Фредди! – воскликнул он. – Что б мне провалиться на этом самом месте! Единственная и несравненная! Фредди Эрбатнот.

– Флетч, это я.

– Спускаетесь в бар?

– Нет. Поднимаюсь к себе.

Автоматически двери лифта начали закрываться, но он успел проскочить в кабину. Отметил, что горит кнопка с цифрой «8».

– Я рад вас видеть.

– Раньше я такого не замечала.

– Послушайте, Фредди, далась вам эта Виргиния. Ну что я могу сказать? Я ошибся. Вы же сами знаете, эти журналистские сборища кишат агентами спецслужб. Вот я и подумал, что и вы из их числа.

– Я – честная журналистка, мистер Флетчер, – Фредди вскинула голову. – Не то, что некоторые, кого я и знать не хочу.

– Честная, – согласился он.

– И известная.

– Знаменитая! Кто не читал блестящих статей Фредерики Эрбатнот.

– Так почему же в Виргинии вы не знали, кто я такая?

– Тому причина – невежество. Долго жил в чужих краях.

– И никогда не читали «Ньюсуорлд»?

– Мой дантист не выписывает это уважаемое издание.

– Никогда не заглядывали в «Ньюсуорлд синдикейт»?

– Преступность меня не интересует. Приятного мало. Кому охота знать, что отыскал коронер в кишках убитого? Я не хочу знать, что у меня в кишках.

– Я зарабатываю на жизнь статьями о преступности.

– Они самые лучшие. Все так говорят. Статьи Фредерики Эрбатнот – эталон.

– Правда ли, что губернатор Уилер назначил вас своим пресс-секретарем?

– Еще не виделся со старым воителем. Двери кабины открылись.

– Ему хватит одного взгляда, чтобы отослать вас обратно на детскую площадку, Флетч.

Вместе с ней он вышел на восьмом этаже.

– А что вы делаете в этом городе, Фредди? Приехали на какой-то судебный процесс?

– Решила поучаствовать в предвыборной кампании, – она зашагала по коридору.

– Как? Вы оставили журналистику? Записались в добровольцы?

– Отнюдь. Я по-прежнему принадлежу к когорте честных журналистов.

– Что-то я вас не понял, Фредди. Вы же криминальный репортер. А тут – политическая кампания.

Она вытащила ключ из кармана юбки.

– Разве политическая кампания не похожа на судебный процесс с присяжными?

– Лишь частично. За поражением на выборах обычно не следует тюремного заключения.

Фредди повернула ключ в замке.

– Мое присутствие нервирует вас, Флетч?

– Скорее, возбуждает.

– Тогда расскажите, что вам известно о девушке, убитой этой ночью в мотеле?

– Убитой?

– Вы ничего не знаете?

– Нет.

– Ее нашли на асфальте, голую и избитую. Жестоко избитую. И тут мне даже не нужно заключение коронера. Я все видела своими глазами. Она то ли бросилась вниз с балкона, то ли ее заставили броситься. Или просто сбросили.

1
{"b":"18662","o":1}