ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пересядь. Позволь мне первой вонзить зубы в нового пресс-секретаря.

– Это предлог, а на самом деле ты выгоняешь меня, потому что он такой симпатяга.

Бетси пересела.

– Правда? А я и не заметила.

Флетч плюхнулся в освободившееся кресло.

– Едва ли мне удастся стать добропорядочным членом общества. Для меня это внове.

Уже глубокой ночью, сняв ксерокопии и подсунув их под двери номеров на восьмом этаже, Флетч принял душ и забрался в кровать со всеми папками, полученными от Уолша. В одной он нашел тезисы программы кандидата, его точку зрения по основным вопросам внутренней и внешней политики. По некоторым позиция была ясной и четкой, по другим – столь расплывчатой и туманной, что Флетчу приходилось по два-три раза перечитывать текст, чтобы понять, чего же будет добиваться кандидат. Далее Флетч перешел к кратким биографическим данным каждого из команды кандидата. Имелась в папках, пусть и разрозненная, информация по освещающим предвыборную кампанию журналистам. Фотографии, сведения о родственниках, политические воззрения, наиболее известные статьи. Флетч так и заснул, обложенный папками. Разбудил его телефонный звонок...

– Мне уже прочитали две лекции об абсолютной верности, – продолжил Флетч под шуршание шин по асфальту.

– А вы ожидали чего-то иного? – удивилась Фредди.

Флетч на мгновение задумался.

– Я не верю в абсолюты.

– Позиция у вас незавидная, с этим я согласна, – кивнула Фредди. – Между молотом и наковальней. Как репортер, вы обучены добывать новости и доносить их до читателя. Как пресс-секретарь, вы обязаны препятствовать другим репортерам узнавать то, что знать им не положено. Идти супротив прессы. Переламывать себя. Бедный Флетч.

– Благодарю за сочувствие.

– Победителем вам не выйти.

– Я знаю.

– Тогда все в порядке, – она похлопала Флетча по руке. – Я уничтожу вас совершенно безболезненно.

– Отлично. Я ценю вашу заботу. Но вы уверены, что вам это по силам?

– Что?

– Уничтожить меня.

– Так это не составит труда. Благодаря вашим же внутренним конфликтам. Вы никогда не пытались вписаться в общество, Флетч. Давайте смотреть правде в глаза, вы – прирожденный бунтарь.

– Готовясь занять эту должность, я купил галстук.

Фредди повернулась, чтобы взглянуть на его новый красный галстук.

– Приобрел его в аэропорту Литтл-Рок.

– Ограниченный выбор?

– Мне предложили пять или шесть.

– И этот был лучшим?

– Мне так показалось.

– Вы купили только один галстук, так?

– Я же не знал, сколь долго придется мне работать пресс-секретарем.

– Что ж, порадуемся, что ваши инвестиции в новое дело невелики. Так что вы хотите мне сказать насчет вчерашнего вечера?

– А что тут говорить? Я проводил вас до номера, чтобы вы захлопнули дверь перед моим носом.

– Прошлым вечером на тротуаре под окном кандидата нашли мертвую женщину. Разве вы не читаете газеты?

– Читаю. Сегодня тема номер один – потасовка болельщиков на хоккейном матче между...

– К черту сегодняшнюю тему, – оборвала его Фредди. – Меня интересует, о чем напишут на первой полосе завтра.

– О том, как жестоко обошлась полиция с драчунами.

Фредди отвернулась к окну и заговорила со своим отражением.

– Этот пресс-секретарь полагает, что ему удастся ничего не сказать о молодой женщине, которую выбросили на мостовую из окна спальни губернатора.

– Перестаньте, Фредди. Я действительно ничего не знаю.

– Должны знать.

– Я обратил внимание, что никто из вас не спросил о ней губернатора, когда он заходил в автобус.

– На данной стадии расследования задавать подобные вопросы нелепо.

– Естественно.

– Во всяком случае, ему.

– А мне можно?

– Такова доля пресс-секретаря.

– Фредди, мне известно лишь то, что я слышал в утреннем выпуске новостей по ти-ви. Ее звали Элис Элизабет Филдз...

– Шилдз.

– Около тридцати лет.

– Двадцать восемь.

– Из Чикаго.

– Тут вы не ошиблись.

– На асфальт она упала головой. Ее жестоко избили перед тем, как выбросили из окна.

– Но не изнасиловали, – уточнила Фредди. – Странно, не правда ли?

– Ужасная история. Мурашки бегут по коже.

Два больших автобуса мчались по шоссе сквозь падающий снег. За ними следовали несколько легковушек с добровольцами и два микроавтобуса телевизионщиков.

– Кстати, Флетч, вполне возможно, что упала она с балкона «люкса» губернатора.

– Возможно, – кивнул Флетч. – В «люксе» губернатора собирались журналисты и члены его команды. Выпивали, беседовали. Мне к тому же известно, что входная дверь «люкса» не запирается.

– Понятно. Вижу, вы со мной откровенны.

– Я знаю, что вы не опубликуете рассуждения безответственных лиц.

– И... – Фредди вздохнула, – ...последнюю неделю эта женщина переезжала из города вместе с командой губернатора.

– Не с командой. Просто следовала за ней. Она из породы политических маркитанток. В предвыборной кампании она никакого участия не принимала.

– Вроде бы да. Я узнала ее, когда увидела фотографию в утреннем выпуске «Курьера».

– Вы говорили с ней?

– Два или три дня тому назад. В каком городе, не помню. Мы обе решили поплавать в бассейне мотеля. Я сказала: «Привет». Она ответила: «Привет». А когда я вылезла из воды, она уже ушла.

– И какое у вас сложилось о ней впечатление?

– Скромница. Думаю, она хотела бы помочь, но не знала, как и к кому подойти, чтобы ее зачислили добровольцем или дали какое-нибудь разовое поручение.

– А не могла она быть обычной проституткой?

– Исключено. Впрочем, об этом лучше спросить мужчин.

– Я спрошу, – внезапно Флетчу захотелось кофе. – Локальное происшествие. И расследование будет вести местная полиция. Кто-то сказал мне, что она упала на тротуар, едва губернатор вошел в мотель. То ли был еще в вестибюле, то ли поднимался на лифте.

– Можно я это процитирую?

– Нет.

– Почему нет?

– Потому что я не знаю, что говорю.

– Точнее и не скажешь.

– Учитывая мою откровенность, признайтесь, в чем истинная причина вашего появления здесь? Почему Фредерика Эрбатнот, криминальный репортер «Ньюсуорлда», специалист по преступлениям, главным образом, убийствам, освещает предвыборную кампанию губернатора Кэкстона Уилера?

– А вы уже пытались это выяснить?

– Кроме вас, обращаться мне не к кому.

– Ответ прост: совершено убийство.

– Женщину убили после вашего прибытия, мисс Эрбатнот. Даже вам, пусть и блестящему репортеру, не под силу предугадывать за неделю, что в таком-то городе, в такой-то день и час, в таком-то месте убьют человека.

– О, дорогой, – всплеснула руками Фредди. – Вы же ничего не знаете, – она наклонилась вперед и начала шарить рукой в спортивной сумке, стоявшей на полу. – Конечно, не знаете, – рука вынырнула из сумки с разлезающейся на листы записной книжкой. Из нее Фредди достала газетную вырезку. Протянула Флетчу. – Почти неделю тому назад. Еще одно убийство. Очень схожее.

Флетч прочитал заметку из «Чикаго сан-Таймс».

«Служащие отеля „Харрис“ этим утром нашли тело женщины в служебном помещении, примыкающем к банкетному залу. По сведениям полиции, женщину жестоко избили, лицо и верхняя часть тела в кровоподтеках и синяках, а затем задушили.

Предыдущим вечером в банкетном зале давался прием в честь журналистов, освещающих предвыборную кампанию губернатора Кэкстона Уилсра.

Женщина, примерно тридцати лет, в зеленом вечернем платье и в туфлях на высоком каблуке, не имела при себе никаких документов. Ее личность еще не установлена».

Желание выпить кофе стало еще более острым. Флетч вернул вырезку.

– Ох уж эта пресса, – он покачал головой. – Как вы наткнулись на нее?

– Вы просто не представляете себе, какая теперь в «Ньюсуорлде» электроника, – Фредди убрала вырезку в записную книжку, а ту положила в спортивную сумку.

– Последнее слово техники?

7
{"b":"18662","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Бессмертники
Уроки обольщения
Заговор обреченных
По желанию дамы
Злые обезьяны
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»