ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Воскресни за 40 дней
Заветный ковчег Гумилева
Алмазная колесница
Очаг
Охотники за костями. Том 2
Чужое тело
Утраченный символ
Каждому своё 3

– Перестаньте, – отмахнулся Пойнтон. – Журналистский инстинкт...

– Я приехал только вчера...

– Но что-то вы да слышали.

– Ну... разумеется.

– Что именно?

– Тут говорили кое-что о портье.

– Портье этого отеля?

– Ну да. Похоже, Уолтер Марч очень рассердился по приезде на Плантацию Хендрикса. Портье отпустил какую-то шуточку по адресу миссис Марч. Марч спросил его фамилию и пообещал утром пожаловаться управляющему отеля... Портье вроде бы по уши в долгах... Вы понимаете, большой любитель скачек.

– Это же напрямую связано с ножницами, – глубокомысленно заметил Пойнтон.

– Какими ножницами?

– Теми самыми. Из спины Уолтера Марча. Их взяли с регистрационной стойки в вестибюле отеля.

– Однако! – воскликнул Флетч.

– Становится понятным и время убийства.

– То есть?

– Портье должен был расправиться с Марчем до того, как последний выйдет из своего номера. Прежде чем придет на работу управляющий. С тем, чтобы Марч не успел пожаловаться.

– Эй, а ведь вы правы!

– И еще, становится ясным, как убийца попал в «люкс» Марча.

– Не понял, – на лице Флетча отразилось недоумение.

– Портье! У него же все ключи.

– Святая правда!

Пойнтон вновь нервно глянул на Флетча.

– Похоже, стоит покопаться в этом. Присмотритесь к портье повнимательнее.

– Будет исполнено, сэр.

Трое подростков что-то бросили в бассейн и нырнули следом.

– Я слышал кое-что еще, – Пойнтон опять смотрел на свои руки.

– Что же?

– Ронни Уишэм.

– Вы имеете в виду Ролли Уишэма?

– Я так и сказал.

– Наверное, я не расслышал.

– Вроде бы Марч начал кампанию, цель которой – выжить этого Уишэма из телепрограммы, которую тот вел. По его указанию на Ронни набросились бы все газеты Марча, от Западного до Восточного побережья.

– Правда? А почему?

– Уишэм – один из тех журналистов, у которых вечно кровоточит сердце. Журналист-адвокат.

– Понятно.

Ролли Уишэм показывал обществу его дно: недавно освободившихся заключенных, рабочих-иммигрантов, матерей, живущих на пособие. Репортажи он заканчивал одинаково: «Ролли Уишэм, с любовью».

– Сукин сын, – добавил Флетч.

– Марч полагал, что это непрофессионально. И, как президент ААЖ, хотел отлучить Уишэма от журналистики.

– Да, это тоже мотив для убийства, – кивнул Флетч. – Уолтер Марч мог бы добиться желаемого, и Уишэма вышибли бы с работы.

– Вчера вечером Джек Уилльямс подтвердил, что такие статьи готовились. И должны были появиться в самое ближайшее время.

– Но теперь не появятся?

– Нет. Джек Уилльямс полагает, что нападки на таких, как Ронни Уишэм, в данной ситуации бросят тень на покойного Уолча Марча.

– Да, да. Логичный вывод.

Из-за зеленой изгороди в теннисных шортах, с ракеткой в руке появилась Фредди Эрбатнот.

– Уилльямс полагает, что редакторы других газет с ним согласятся.

– Несомненно.

Пойнтон заметил приближающуюся Фредди и поднялся.

– Посмотрим, что вам удастся выяснить.

– Я постараюсь, мистер Пойнтон, – заверил его флетч.

Он встал и представил друг другу Фредерику Эрбатнот и Стюарта Пойнтона.

– Мисс Блейк, позвольте представить вам мистера Джеснера.

Пока они пожимали друг другу руки, Пойнтон одарил Флетча благодарным взглядом, а Фредди опять посмотрела на него, как на идиота.

– Вы ладите со всеми, – усмехнулась она, когда Пойнтон оставил их вдвоем.

– Конечно. Я само дружелюбие.

– Это же Стюарт Пойнтон.

– Вы уверены?

– Почему вы представили его под другой фамилией?

– А вы – мисс Блейк?

– Я не мисс Блейк.

– Тогда вы – Фредерика Эрбатнот?

– Я – Фредерика Эрбатнот.

– Вы уверены?

– Показать вам водительское удостоверение?

– У вас красивые колени. Очень чистые. Фредди покраснела.

– Вы подслушивали через стену ванной?

– Что вы такое говорите?

– У меня с детства такая присказка, – она покраснела еще больше. – Я всегда так говорю, когда моюсь.

– О! – улыбнулся Флетч. – Теперь я знаю, в чем разница между мальчиками и девочками. Меня не учили подобным присказкам.

Фредди толкнула его кулачком под ребро.

– Помимо этой разницы, есть много других.

– Вы собрались поиграть в теннис? – спросил Флетч.

– Хотела бы.

– Разумеется, вы уже нашли партнера?

– К сожалению, нет.

– Странно. Кстати, на мое имя зарезервирован корт. На одиннадцать часов.

– Но без партнера?

– Без.

– Действительно, странно, – покачала головой Фредди. – В теннис надо играть как минимум вдвоем.

– Оживляет игру, знаете ли, – согласился Флетч.

– А вы собираетесь одеться, как положено?

– Почему люди всегда говорят мне об этом?

– Подозреваю, куда чаще вам предлагают обратное.

– Действительно, случается и такое.

– Мисс Блейк ждет вас, – напомнила ему Фредерика Эрбатнот. – Набравшись терпения.

ГЛАВА 15

12:00 Коктейли.

Гостиная Бобби-Джо Хендрикса.

С магнитофонной ленты

Приемный блок 17

Номер 102 (Кристал Фаони)

– Привет, Боб? Это Роберт Макконнелл?

– Это. Кристал Фаони... Кристал Фаони. Вчера вечером мы сидели за одним столом. Я – та, что побольше, в цветастой палатке... Да, Фредди – потрясающая женщина. Фредерика Эрбатнот. А вторая – я, чтобы оглядеть которую, нужно в два раза больше времени...

– Знаете, Боб, я в восторге от ваших статей. Не пропускаю ни одной... Да, утреннюю тоже прочла. Об убийстве Уолтера Марча. Вы упомянули в ней Флетчеpa, так? Ирвина Флетчера. Я работала с ним в одной газете. В Чикаго. Приложили вы его крепко. Насчет того, что он фигурировал в двух судебных процессах и едва избежал обвинительного приговора... и к тому же работал у Марча... Я могу вам кое-что рассказать о Флетче... Ценная ли информация? Ну конечно, дорогой... Очень забавная история... В Чикаго был один парень, которого Флетч терпеть не мог. Отъявленный подонок, звали его Апси... сутенер с целой конюшней проституток, все молоденькие, четырнадцати, пятнадцати, шестнадцати лет. Он подбирал их на автовокзале, едва они сходили с автобуса, обламывал в тот же день, да умудрялся уже вечером выпускать на улицу.

Как только они выходили в тираж, ну, вы понимаете, на них уже никто не смотрел, а обычно такое случалось через несколько месяцев, этих девчушек находили мертвыми в темных переулках, смерть наступала от злоупотребления наркотиками, или они попадали под машину.

Апси работал по-крупному. Быстрая смена девушек не позволяла собрать достаточно улик. Более того, получаемого дохода с лихвой хватало для подкупа полиции.

Скользкий был тип.

Флетч хотел выставить его напоказ. Для этого требовались детали. Весомые улики.

Разумеется, рассчитывать на содействие полиции не приходилось. И в редакции его идею встретили более чем прохладно. Подумаешь, какой-то сутенер, сказали ему в директорате. Не стоит тратить на него место. Типичная ситуация.

Да и Флетч во многом играл не по правилам. Каждый раз, когда ему удавалось войти в доверие к девушке и получить компроментирующие Апси показания, его начинали терзать сомнения. А имеет ли он право втягивать ее в это дело. Газеты, телевидение, суд, который может затянуться на долгие месяцы. Апси уже исковеркал судьбу девушке. Он, по существу, собирался сделать то же самое, хоть и иным способом. Девушки-то были такие молоденькие, Боб...

Короче, добыв нужные ему сведения, Флетч не садился за пишущую машинку, но отводил девушку в агентство социальной защиты, в больницу, а то и просто сажал на автобус до ее родного городка. Так он поступил с шестью, может, с восемью девушками.

Апси, разумеется, рассердился. Он-то понимал, что Флетч ничего не напечатает, не имея поддержки ни полиции, ни директората, но его бесило, что благодаря Флетчу девушки выходят из оборота, не выработав ресурс. Грех, конечно, говорить так о людях, но очень уж доходчивое сравнение.

16
{"b":"18663","o":1}