ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Один день мисс Петтигрю
Мой любимый враг
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Рабы Microsoft
Мечник
Девичник на Борнео
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Бесконечные дни

— Вас неправильно информировали. Всего хорошего. — Его лицо стало холодным и невыразительным.

— Но я вам еще не рассказал, что было дальше.

Не обращая на меня внимания, он позвал горничную, стоявшую неподалеку:

— Проводите его, пожалуйста.

Делвин подошел ко мне походкой борца и встал рядом, готовый к бою.

— А дальше было то, — продолжал я, — что убили Хью Вестерна. Кажется, вы знали его?

— Да, я его знал. Очень жаль, что он умер. Очень жаль. Но, насколько мне известно, это не имеет ничего общего ни с Шарденом, ни со мной. А теперь уходите, или я буду вынужден попросить, чтобы вас вывели.

Он поднял на меня свои холодные глаза. Я выдержал его взгляд, и он быстро прикрыл веки. Это было приятно, но не очень.

— Вы слишком легко относитесь к убийству, Хендрикс.

— Для вас он мистер Хендрикс, — сказал мне прямо в ухо Делвин. — А теперь пошли, приятель. Вы ведь слышали, что сказал мистер Хендрикс?

— Я не выполняю его команд.

— Но я выполняю, — он криво ухмыльнулся. — Он мой командир. Выбросить его отсюда? — спросил он Хендрикса.

Хендрикс утвердительно кивнул и отошел в сторону. Глаза его загорелись в предвкушении насилия. Оно явно доставляло ему удовольствие. Делвин сжал мое запястье.

— В чем дело, Делвин? Я думал, Хью Вестерн был вашим приятелем.

— Правильно думали.

— Я стараюсь узнать, кто убил его. А вам это неинтересно? Или вы сами его прихлопнули?

— Черт! — сказал Делвин и глупо заморгал, стараясь запомнить два вопроса, которые я ему задал.

— Не разговаривай с ним, — вмешался Хендрикс, стоя на безопасном расстоянии. — Врежь ему разок и выброси отсюда.

Делвин посмотрел на Хендрикса. Его рука тисками сжимала мое запястье. Соображал он медленно. Резким движением я выдернул свою руку из этих тисков и ударил его по затылку ребром ладони. Затылок его был твердым, как ствол красного дерева.

Он повернулся и набросился на меня. Мускулы его рук двигались, как змея под кайфом. Но движения его были заторможены. Я успел врезать правой в его подбородок, чуть не свернув ему челюсть. Он помотал головой и опять бросился на меня. Я пригнулся и стал колотить его по животу. Живот был очень твердым. Казалось, что я молочу кулаками по рифленому железу. Он обхватил меня руками. Я присел и увернулся от него.

Когда он вновь набросился на меня, я сменил тактику. Теперь удары мои посыпались на его голову, пока он не потерял равновесия. Тогда я повернулся и врезал ему изо всех сил правой. По моей руке пробежал ток. Делвин упал на зеленый кафель и не двигался.

Я посмотрел на Хендрикса. В глазах его не было страха, только расчет. Он попятился к шезлонгу и неуклюже сел.

— А вы крутой парень, — сказал он. — Возможно, были раньше боксером? В свое время мне принадлежали несколько боксеров. Если бы вы были моложе, у вас могло быть будущее.

— Это игра для сосунков. Воровство, впрочем, тоже.

— Воровство-шмаровство, — сказал он вдруг. — Так чем же вы занимаетесь?

— Я частный детектив.

— Частный, да? — И он растянул рот в улыбке, какой обычно улыбаются черепахи. — Вы заинтересовали меня, мистер Арчер. Я бы мог найти вам работу в моей организации.

— А что это за организация?

— Я подрядчик. Беру подряды, строю дома. Как и у большинства предпринимателей, у меня есть враги: разные чудаки, сердобольные дураки и свихнувшиеся ветераны, считающие, что мир им чем-то обязан. Делвин оказался не таким человеком, как я предполагал. Вы могли бы...

— Забудьте об этом. Я тщательно выбираю людей, на которых работаю.

— Идеалист? Чистенький американский юноша с идеалами? — Он все еще продолжал улыбаться, но это была улыбка сатира. — Ладно, мистер Идеалист. Вы зря тратите время. Я ничего не знаю ни об этой картине, ни о том, что с ней связано. И вы тратите мое время тоже.

— Да, время уходит безвозвратно. Но я думаю, что вы лжете.

Хендрикс не ответил на это мое замечание прямо. Он обратился к горничной:

— Позвоните в сторожку. Скажите Шоу, что у нас тут небольшие неприятности с гостем. Потом возвращайтесь и займитесь вот этим. — Он указал большим пальцем на мускулистого парня, который начал приходить в себя.

Я сказал горничной:

— Не стоит звонить. Я бы не остался здесь, если бы мне даже заплатили за это.

Она пожала плечами и посмотрела на Хендрикса. Он качнул головой, и я пошел за горничной к выходу.

* * *

— Вы недолго там пробыли, — сказал мне таксист.

— Недолго. Вы знаете, где живет адмирал Тернер?

— Как ни странно, знаю. Должен, думаю, взять с вас больше за справки, которые даю.

Я не поддержал разговора:

— Отвезите меня туда.

Он высадил меня на улице, где за каменными оградами высились шикарные старинные особняки. Я расплатился с таксистом и стал взбираться вверх по дороге к дому Тернеров — нечто вроде небольшого замка с остроконечной крышей и башенками в стиле девяностых годов прошлого века возвышалось на лужайке. На мой стук вышла седовласая домоправительница из той же эпохи.

— Адмирал в саду, — сказала мне она. — Я провожу вас.

В саду, окруженном живой стеной из вьющегося винограда, росло огромное количество разноцветных бегоний. Адмирал в старых, испачканных землей шортах сосредоточенно полол цветочную грядку. Увидев меня, он оперся на тяпку и вытер пот со лба.

— Вы не должны проводить столько времени на солнце, — недовольно сказала ему домоправительница. — В вашем возрасте...

— Глупости! Убирайтесь, миссис Хэррис. Чем могу быть вам полезен, мистер...

— Арчер. Вы, конечно, знаете, что мы нашли тело Хью Вестерна?

— Полчаса назад Сара вернулась домой и рассказала мне. Это ужасно. И совершенно необъяснимо. Он ведь собирался жениться...

Адмирал замолчал и посмотрел на маленький домик в глубине сада. У окна стояла Элис Тернер. Она не смотрела в нашу сторону. В руках у нее была маленькая кисточка, и она что-то рисовала ею.

— Необъяснимого здесь ничего нет. Я начинаю понимать, в чем здесь дело, адмирал.

Он быстро повернулся ко мне. Глаза его стали жесткими и пустыми.

— Кто вы такой? Почему вы занимаетесь этим делом?

— Я друг Хью Вестерна. Приехал из Лос-Анджелеса, чтобы повидаться с ним, а его убили. Не думаю, что это не мое дело.

— Конечно, вы правы. Но я не верю, как бы это сказать, в детективов-любителей, тыкающихся неизвестно куда, как куры с отрубленными головами, все запутывающих и мешающих властям вести дело.

— Я не совсем любитель. Раньше я был полицейским. А запутывают это дело какие-то другие люди.

— Вы обвиняете меня?

— Если вы так считаете...

Он некоторое время смотрел мне в глаза, стараясь меня запугать и стать хозяином положения. Но Тернер был старым человеком, сбитым с толку. Постепенно агрессивность исчезла из его глаз, в них появилась обида.

— Извините меня. Не понимаю, что случилось. Я очень расстроился из-за всего этого.

— А ваша дочь?

Элис все еще стояла у открытого окна, занимаясь своей картиной и не обращая на нас внимания.

— Она знает, что Хью мертв?

— Да, знает. Но не поймите ее неправильно. Есть много способов борьбы с горем. И у нас, Тернеров, такой обычай: побеждать горе трудом. Тяжелый труд дает возможность забыться. — Он сменил тему разговора и заговорил совсем другим тоном: — Как вы думаете, что же произошло?

— Пока еще это только подозрения. Довольно туманные. Я точно не могу сказать пока, кто украл картину, но знаю, где она сейчас находится.

— Да?

— Есть такой человек по фамилии Хендрикс. Он живет у подножия гор. Вы его знаете?

— Плохо.

— Картина, возможно, у него. В общем-то, я уверен, что она у него. Но пока не знаю, как он ее заполучил.

Адмирал попытался улыбнуться, но это ему не удалось.

— Вы считаете, что Хендрикс украл картину? А вы знаете, что он практически не может сам передвигаться?

— Но зато Хилари Тодд очень подвижный. Сегодня утром Тодд был у Хендрикса. И я на пятьдесят процентов уверен, что он принес ему Шардена. Хотите поспорим?

9
{"b":"18669","o":1}