ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Полти сразу же решил, что Боб ни в коем случае не должен об этом узнать.

— Ну а про молнию что скажешь?

— Про какую такую молнию?

— А ты не знаешь?

— Нет.

— А при осаде Рэкса.

— И что же там было?

— Молния там была, вот что.

Однако злость у Полти довольно скоро прошла. Унижение и стыд растаяли как дым, и он стал думать только о будущем. Как ему хотелось поскорее вернуться в Ирион и припасть к ногам возлюбленной сводной сестрицы! Ведь если он должен исполнить волю отца, он обязан жениться на ней! В том, что девушка пойдет за него, Полти не испытывал ни малейших сомнений. Если она и заупрямилась бы, на сторону Полти встала бы мачеха. Полти ликовал. О, он предвкушал свое счастье! Какая судьба ждала его!

Титул, богатство и вожделенное тело Каты, которое теперь будет принадлежать ему по праву! Патруль шел дальше.

— Так это что, не молния была?

— Не-а. Вспышка. Как будто бомба взорвалась.

— Бомба.

— Ага. А изготовили ее зензанцы.

— Вспышка, говоришь?

— Ну?

— Что — ну?

— А что, если они снова учинят такое?

— Глупости говоришь.

Полти написал прошение командиру роты. В прошении он в самых учтивых выражениях поведал командиру о своей предстоящей женитьбе и попросил об отпуске с целью возвращения на родину. Кроме того, он деликатно намекал на то, что ему светит обретение дворянского титула — виконта, никак не меньше.

Солдаты продолжали переговариваться:

— Они же проиграли, верно?

— Проиграли, да только...

— Парни некоторое ослепли тогда, вот что...

— Тс-с-с! Что там такое?

— Да белка. Ой, нет...

— Не белка, а что?

— Красная белка!

Полти отправил прошение почти целую луну тому назад. После этого он исполнял свои обязанности как в тумане. Ему казалось, что время остановилось. Он ждал, но настроение у него оставалось победным. Бюрократические колеса вертятся медленно, это всякому известно, и потому Полти верил в то, что очень скоро он покатит по Рэкской дороге в обратную сторону и покинет, наконец, эту премерзкую колонию.

И все же, как ни радовался Полти предстоящему счастью, что-то страшило его. Он начал избегать ситуаций, в которые прежде лез очертя голову. Он перестал курить джарвел, бросил пить, редко садился за карточный стол, даже своего божка ублажать перестал. Это было трудно, но необходимо. Полти решил во что бы то ни стало продержаться на стезе добродетели.

И потому малышка Ланда была в полной безопасности!

— Так они что же, трусы?

— Кто?

— Морви. И Крамми.

— Морви? Крамми? Да пожалуй, что да.

— То есть они что же, убежали?

— Чушь несешь.

Полти не боялся предстоящего сражения, хотя никогда еще не принимал участия в боевых действиях и особого желания принимать в них участие не испытывал. На его взгляд, бессмысленной жестокостью куда интереснее было заниматься в более скромных масштабах. В последнее время он самолично расстрелял несколько крестьян и одну женщину заколол штыком. Да, убивать ему было приятно, но особого восторга он от этого не испытывал, потому что убивать зензанцев, не способных оказать никакого сопротивления, было не очень интересно. Что это за враги, когда они вооружены только дубинками да вилами? Разве они могли выстоять против войска синемундирников? Но как бы то ни было, до сражения оставалось еще несколько месяцев, а к тому времени Полти уже будет далеко, очень далеко отсюда!

Солдаты по-прежнему переговаривались на ходу:

— А почему же это я чушь говорю?

— Куда тут убежишь?

— А ты бы не убежал?

— От чего?

— Да от молнии!

— Ой, заткнись!

Мысли Полти потекли в сторону будущего. Где же он станет жить, став дворянином? В Ирионе? Ну уж нет! Он представил себе особняк в Агондоне, набитый всякой роскошью, куда будут стремиться попасть самые утонченные особы. Более подробно представить себе свое будущее жилище Полти не мог. Ему это было трудно, поскольку вырос он в доме у Воксвеллов. Он решил, что Боба надо будет взять в камердинеры. Да, Боб будет только рад возможности служить ему. Найдется местечко и для мачехи. Из нее получится недурная домоправительница. К тому же она будет присматривать за женушкой, когда Полти не будет дома. Полти задумался о том, что можно было бы взять в дом даже его настоящую мать. Какую роль ей отвести, этого он пока не придумал, но предполагал, что ее можно назначить старшей над всей прислугой. Полти улыбнулся. Каким замечательным семейством он окружит себя, как все они объединятся в преданности своему господину!

Вот такие приятные мысли вертелись в голове у Полти, пока патруль вершил свой путь к рэкским казармам. Вернувшись в свою комнату, Полти бухнулся на кровать и пожалел о том, что нет Боба — тот бы стащил с него промокшие сапоги. Он принялся стаскивать сапоги самостоятельно, и тут появился адъютант и вручил Полти два письма.

Первое из них было от полковника Гева-Хариона.

С. Е. И. А. В.

Служба Его Императорского Агонистского Величества

Капитан Вильдроп,поскольку официально вы остаетесь прикомандированным к ведомству лорда Э., ваше прошение от 4 эвоса было переслано мне. Прошу вас извинить меня за то, что не ответил сразу, однако вы должны понять, что положение дел в королевстве оставляет желать лучшего. Кроме того, я полагаю, что вам должно быть понятно, что в такое время ни один офицер не может быть освобожден от несения службы в Зензане.

Должен также сообщить вам о том, что меня весьма не радуют донесения о вашем поведении за истекший промежуток времени. И само ваше прошение является еще одним грубым нарушением субординации. Будем считать, что это было последнее, что было вам позволено. Еще один дисциплинарный проступоки я лишу вас офицерских погон. Можете считать, что получили последнее предупреждение.

Полковник М. Гева-Харион.

Второе письмо было запечатано печатью Ириона.

Возлюбленный пасынок!

Если бы я была с тобой, я бы хотя бы попыталась подбодрить тебя. Бедное дитя, мужайся! О, какое горе!

Какое жестокое испытание! Погляди на слезы, коими я поливаю это послание! Я плачу и стараюсь сдерживаться, но ты поймешь, что горе мое возросло вдвойне, ибо твоя мачеха, утратившая мужа, теперь лишилась и дочери! О, какое это страдание! О, какая тоска! Катаэйн, единственное мое утешение на склоне лет, бежала из дому, и ее нигде не могут сыскать!

Молюсь о том, чтобы она вернулась к нам!

Твоя несчастнейшаямать

УМБЕККА.

Полти какое-то время сидел на кровати, побледнев и дрожа. Потом скомкал оба письма, швырнул их в печку и поспешно отправился в офицерскую столовую.

Очень скоро он будет пьян. Еще как пьян.

ГЛАВА 58

ПРИЗРАК В КЛУБАХ ДЫМА

— Эльпетта!

Джели вытаращила глаза.

— Эльпетта!

Она топнула ногой. В самом деле, был ли хоть какой-то толк от этой нерасторопной горничной? Джели снова крикнула. И вот, наконец, еле дыша, в комнату вбежала горничная.

Джели стояла подбоченившись.

— Эльпетта, что это значит?

— Зна... зна... значит, мисс?

Джели набрала в легкие побольше воздуха.

— Часы только пробили двенадцать, когда ты меня зашнуровала. К тринадцати я надела белье и платье. Уже четырнадцать, и где, спрашивается, моя карета? Где моя тетка? Неужели прием у леди Больбарр, к которому я готовилась всю луну напролет, начнется без самой желанной гостьи? Неужели ты не видишь, как я разоделась? Погляди на этот атлас, на эту вышивку бисером! Господин Каррузель возился со мной все утро, делая мне прическу! И вот теперь я тут торчу, звоню и кричу — а мне, Эльпетта, не пристало вопить, как какой-нибудь жене рыбака, — и никто ко мне не идет! Мало того, так нынче вечером там поет мисс Тильси Фэш! Неужели я должна появиться в гостях посреди ее выступления и испортить впечатление, которое я так жаждала произвести?

110
{"b":"1867","o":1}