ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тетушка с угрозой для жизни
Под алыми небесами
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Черный кандидат
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Про деньги, которые не у всех есть
Чудо любви (сборник)
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Содержание  
A
A

— Я убью тебя! — кричал злодей. — Убью! Убью!

Он был пьян, но все равно был сильнее Джема. В руке его вдруг возник пистоль. Ланда снова закричала. Джем дергался, извивался, пытался вырваться, но злодей схватил его за горло и попробовал сунуть дуло пистоля ему в рот. Джем стиснул зубы, но этим только сильнее разъярил злодея. С диким воплем он размахнулся пистолем, намереваясь рукояткой разбить зубы Джема.

Он бы так и сделал, но в это мгновение время словно бы остановилось, и злодей увидел лицо своей жертвы, а Джем — лицо злодея. Он мог бы и не узнать его из-за синяков и ссадин, но врага выдали его огненно-рыжие волосы.

— Полти!

— Джем!

Момент узнавания был краток, но все же его хватило для того, чтобы Джем был спасен от ярости Полти. К этому времени на крики Ланды сбежались и другие. Дзади в очередной раз стал героем дня. Это он схватил Полти и оттащил его от Джема. Полти мог бы, развернувшись, пристрелить Дзади, но Полти ожидала другая судьба. Другая судьба ожидала и Дзади.

Неожиданно прозвучал пронзительный вопль. Это был не крик человека. Такой вопль Джем слышал лишь раз: во время жуткого ритуала в подземном храме. Так вопило жуткое создание, обитавшее за зеркалом.

Это был вопль Порождения Зла.

Полти крутанулся на месте, прицелился из пистоля, но жуткое создание уже набросилось на него. Если можно представить себе человека, скроенного из земли, сучьев, веток и листьев, и при этом — гигантского роста, то вот такое существо и напало на Полти и уволокло во мрак.

Полти дико визжал, а Ланда, побледнев от ужаса, прошептала:

— Вичи!

ГЛАВА 68

ПРОЩАНИЯ

— Пойдемте, — сказал атаман, — пора.

Штаны Раджала, которые пришлось напялить Краму, немилосердно давили в паху. Крам с тоской поглядывал на Джема и Раджала, нарядившихся в их форму.

Морвен, Морвен... Опять из-за него передряга... Нет, план его мятежникам очень даже понравился, вот только в самый последний момент они взяли, да и передумали. Тот, которого все называли Джемом, сказал: «Но как мы можем вам доверять? Ведь вы — синемундирники. Так что все будет наоборот. Пленниками будете вы. А как только мы проберемся в город, сразу поменяемся с вами одеждой».

Крам мог бы им сказать, что он думает про все это, но что толку? Он угрюмо вспоминал историю, которую когда-то ему рассказывала мать, — историю про дядю Франта и дядю Ханса. Как-то раз они поменялись одеждой. А надо сказать, что дядя Франт служил в береговом патруле, а дядя Ханс был ливрейным лакеем. Что уж там потом вышло — сказать трудно, да только обоих их отправили на остров Ксоргос. Когда мать рассказывала эту историю, она всегда осуждающе поджимала губы. Что и говорить, история эта в Варле чуть ли не легендой была!

Да-да, Краму было что сказать всем этим умникам!

Хэл положил руку на плечо Морвена.

— Так ты говоришь, профессор Мерколь все еще работает? Не может быть! Между прочим, именно он выдвинул мою кандидатуру для принятия в Общество Аонистов. А потом он же меня оттуда исключил, когда узнал о том, что я сотворил.

— Он — старый маразматик, — с горечью проговорил Морвен. — Представляете, он до сих пор цитирует Сивиля — подумать только, Сивиля! — как главный авторитет по Великой Цезуре!

— Поразительно!

Крам мрачно слушал, как Морвен гордо хвастается своим прошлым, разглагольствует об эссе, за которое получил награду, и отнекивается от ответственности за то, что стал солдатом.

— Понимаете, сэр, у меня не было выбора! Я был первокурсником и занимался историей и филологией. Нашим властям показалось, что это не так уж важно, представляете! И когда в Зензане начались беспорядки, меня забрали в армию — так же беспардонно, грубо, как Крама выдернули с его фермы в Варле!

Проведя это сравнение, Морвен расхохотался. Крам тоскливо заморгал и вздрогнул. Его руки коснулась старуха ваганка.

— Бедный мальчик, не бойся. Ты будешь вознагражден за свою храбрость нынче ночью. Если не в этом мире, то в Вечности.

— В-в-в Вечности?

У Крама уже давно дрожали коленки. А теперь они едва не подкосились.

— Голлух.

— Казармы?

— Город.

— Вот не знал, что это город.

— Город, город. Ну... был город. Когда я мальцом был. Теперь уж там все не так. Как тогда было, в смысле. Но все равно — дом родной, как-никак. Был дом родной, в смысле.

— Тебе еще карту?

— Ха! Мы там маленько побыли. Сначала перлись из Тарна. Потом в Голлух обратно вернулись. То бишь как бы домой, да? Ну, вот я и думаю, на хрена меня отсюда забирали, а? Ерунда, правда?

— Все ерунда.

— Потом обратно погнали. Сюда.

— Много ты понимаешь, как я погляжу. Ну, дать тебе еще?

— Это смотря чего.

— Шутишь или как?

— Ха.

Собеседники умолкли. Разговор происходил в караульной комнатушке за городскими воротами Рэкса. Двое синемундирников резались в карты перед сменой караула. Скоро им нужно было выходить на пост. На обшарпанном столе валялись карты, монеты, стояли щербатые кружки. В комнатке было сине от табачного дыма, в окошко светила полная луна.

— А ежели честно, насчет Тарна я не жалею. В смысле, что там побывал.

— Да ну?

— Честно. Я ведь там с девушкой своей познакомился.

— Да ты что, Вигглер? У тебя девушка имеется?

— Еще карту?

— Беру. Надо же! Король мечей!

— Ну а ты, Роттси?

— Чего я?

— Тебе-то куда, охота было бы попасть? Где 6 ты был, если бы сюда не угодил?

— В Агондоне.

— В этой дырище? На хрена тебе туда? Рядовой Роттс осклабился.

— Слыхал там про местечко одно. Куда офицеры ходят.

— Что за местечко?

— Королева мечей пришла!

— Везет...

— Называется «У Чоки». Там дамочки — пальчики оближешь. Понимаешь, на что намекаю?

— Грязный развратник!

— А ты-то кто, Вигглер? Ты-то кто со своей девицей?

Капрал вспылил.

— Не смей плохо говорить про мою Нирри! Она девушка порядочная, запомни!

— Ладно, ладно, Вигглер, только не кипятись!

Хлопнула дверь. На пороге возник сержант Банч.

— Ольх, Роттс. На пост — шагом марш!

— Ох, — горько вздохнул Вигглер, вскинув на плечо мушкет. — Жалко, нету сейчас со мной моей Нирри!

* * *

— Пойдемте. Пора.

Атаман нервничал. Сгустилась ночная тьма. Лошади были готовы. Человек в маске должен был сопровождать маленький отряд на первом отрезке пути — до опушки леса, потом должен был указать им дорогу.

Джем обнял Бэндо, потом — Хэла.

— Вы были для меня героями из истории, которую мне рассказывал Тор.

Бэндо улыбнулся.

— Как и ты для нас, Джем, как и ты для нас. — На руках у Бэндо пошевелился спящий малыш. Отец бережно покачал его, убрал со лба курчавую прядку волос. — Как страстно Тор любил тебя! — покачал головой зензанец. — Он все время говорил про тебя, Джем.

— А правда, как странно, вот так встретиться, чтобы оказалось, что мы — настоящие? Дорогие друзья, я вас никогда не забуду! Когда-то вы шествовали по полям моего воображения подобно сказочным великанам. И тогда вы были для меня героями, героями останетесь и теперь.

— О Джем, мы всего лишь действующие лица пролога. А ты — герой всего, что нам теперь предстоит.

Джем пожал руку Хэла.

— Хэл, это не так. Тем, кем я стал, меня сделали магия и пророчество. Герои — это ты, Бэндо, Боб Багряный. И Орвик. Но не я.

Он обернулся к Ланде.

— О будущая королева! Очень может быть, что твой возлюбленный проявляет ненужную поспешность. Быть может, он ошибается, а быть может, и прав в том, что назначил сражение на завтра. Я знаю, что он борется за правое дело. Иначе как бы он мог заслужить твою любовь? — Смущенно и почтительно Джем поцеловал руку девушки. — Далеко отсюда, очень давно, жила та, которую я любил так же, как ты любишь Орвика. Теперь я понимаю, что любил ее не так верно, как надо было бы, и от этого сердце мое наполняется тоской. Но ты, будущая королева, показала мне верный путь любви. И за это я навсегда сберегу тебя в моем сердце.

128
{"b":"1867","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни
Кобель домашний средней паршивости
Уроки соблазнения в… автобусе
История моего брата
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Сглаз
Армагеддон. 1453
Дело о бюловском звере
Ночные легенды (сборник)