ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старик довольно крякнул. Склонившись к столу, он любовно погладил изодранные уши кота.

— Хороший Ринг, хороший. Он так любит Рина...

— Рина? — нахмурился Раджал.

— Только я не позволяю ему видеться с Рином каждый день. А позволяю только тогда, когда Ринг бывает хорошим мальчиком. Очень-очень хорошим мальчиком. Ну, молодые господа, не желаете ли посмотреть, как они играют?

Старик не стал дожидаться ответа. Он снова исчез за занавесом. Снова послышался такой звук, будто что-то упало на пол и разбилось.

Джем отодвинул от стола стул и поднялся.

— Послушай, Радж, — сказал он, — пожалуй, нам не стоит здесь...

Но он не успел договорить. Старик вернулся. Если прежде вид у него был обиженный, то теперь он необыкновенно разволновался. В руках он держал два маленьких деревянных крестика. У каждого из них одна перекладина была длиннее другой. Более длинная перекладина имела заточенный конец, а к более короткой была привязана кожаная петелька. Это были мечи — крошечные деревянные мечи. Довольно крякая, старик привязал первый меч к передней лапке Ринга, второй — к передней лапке Рина. Затем он быстро убрал со стола миски, и кот с хомячком начали дружеский поединок. Словно герой Силверби, таинственным образом превращенный в грызуна, маленький Рин отважно поднялся на задние лапки и стал дерзко размахивать крошечным мечиком.

Джем застонал. Это было слишком глупо. Он придвинул стул к столу.

— Не думаю, что...

Старик исчез за занавесом в третий раз. На этот раз он ничего не разбил. Из-за занавеса послышался пронзительный, душераздирающий звук.

Раджал вздрогнул.

Джем вскочил, но старик чуть не сбил его с ног. Он выбежал из-за занавеса стремительно, его рукава развевались. В руках он держал маленькую обшарпанную шарманку. Идиотский поединок кота и хомяка продолжался, а старик принялся ходить вокруг стола, крутя ручку шарманки, высоко поднимая колени и хрипло напевая:

Как угадаешь... кота ли возьмешь...
Иль хомяка... под подушкой найдешь?
Много не думай... Сиди на печи...
Снова Ринг с Рином скрестили... мечи...

— Хватит! — не выдержал Джем.

Безумная песня обжигала его слух, подобно едкой кислоте. В ней было что-то злобное и больное. Что за заклинание замыслил старик, какими страшными чарами пытался околдовать Джема и Раджала? Джем ударил кулаком по столу. Крошечные мечи слетели с лапок кота и хомяка. Ринг противно мяукнул и спрыгнул со стола. Рин исчез неизвестно где. Старик, кашляя и хохоча, повалился на грязную кушетку у окна.

ГЛАВА 71

ГЛИНЯНАЯ ОБОЛОЧКА

Сначала была темнота. Нет, не тьма ночи, рассвеченная лунными бликами. Полная, беспросветная чернота. Потом — запах. Жуткий запах гнили. Казалось, в этой вони сосредоточено все мерзкое, что только существовало на свете. Так могло бы пахнуть в камере пыток, где пол завален вырванными из утроб узников кишками, так пахли бы трупы, у которых уже сгнила кожа.

Полти был готов закричать, но рот у него был чем-то заткнут. Он бы поморщился, но мышцы его лица были чем-то сдавлены. Он бы поднял руку, смахнул то, что на него давило, но и руки его, и ноги тоже были немилосердно сдавлены, сжаты.

Медленно, не сразу Полти стал вспоминать, что произошло. Он вспоминал об этом не со страхом, а с обреченностью. С мрачной обреченностью он представил себе существо, которое звалось Вичи, — громадное, состоящее из липкой грязи, которое набросилось на него. Что случилось потом — этого Полти понять не мог. По идее, он должен был погибнуть в этих жутких объятиях. Но он был спасен, его ожидала какая-то новая, странная судьба.

Полти гадал: почему он способен дышать? Как могли его легкие впускать и выпускать воздух? Как вообще хоть пузырек воздуха мог проникнуть в толщу сжимавшей его со всех сторон грязи? И тут Полти озарило, и он перестал чему бы то ни было удивляться. Он понял, что на самом деле умер и что теперешняя его жизнь — это не настоящая жизнь. Он вовсе не дышал. И мыслил не так, как мыслят живые люди.

Поначалу Полти решил, что он погребен под землей. Потом понял, что это не так. Давящая на него земля была живая. Ее сила давала ему возможность мыслить. Ее сила держала его в плену.

Он был внутри Вичи.

— Пойдем, Радж, — сказал Джем. — Уходим.

Но Раджал сидел за столом и не отрывал глаз от того места, где только что происходил идиотский поединок. А когда он, наконец, оторвал взгляд от стола, то уставился на зеленый занавес.

— Радж, пойдем. Радж, ЧАС ПРОБИЛ!

Но Раджал завороженно пробормотал:

— Ринг и Рин... Кот и хомяк... Король и королева...

— А дальше, дальше? — крякнул старик.

Радж вдруг вскочил и запрыгал по каморке, странно, по-кукольному размахивая руками.

— Дальше! Дальше! Стинг и Стин! Тинг и Тин! Пинг и Пин! Винг и Вин!

Старик, заливаясь удушливым кашлем, присоединился к Раджалу.

— Йинг и Йин! Бинг и Бин!

— Хинг!

— Хин!

— Джинг и Джин!

— Перестаньте! — закричал Джем. Но они не умолкали.

— Линг и Лин!

— Дринг и Дрин! Старик вскочил с кушетки.

— Грин! — выкрикнул он.

Последовала пауза. На мгновение показалось, что все кончено. По лицу Раджала потекли слезы. Он поднял дрожащую руку и указал на занавес.

— Грин! — повторил он. — Зеленый!

Зеленым был и цвет лица Джема. Он шагнул вперед и уже был готов резко отодвинуть занавес, но взгляд его упал на пол. Он поскользнулся.

Наверное, земляной пол размяк из-за диких танцев Раджала.

Но нет. На полу валялся Рин. Он был раздавлен, и его кишки распластались по полу.

Рядом сидел Ринг, глядел на погибшего друга и жалобно мяукал.

Джем, весь дрожа, взглянул на старика. Тот встал и поманил его к себе. Рука старика нырнула в складки балахона, и он извлек оттуда засаленную, измятую колоду карт. Он быстро перетасовал карты, сдал несколько штук Джему. Джему хотелось встретиться взглядом со стариком, но тот прятал глаза под капюшоном. Джем посмотрел на Раджала, но тот не сводил глаз с занавеса. Джем медленно взял со стола карты.

Первые две оказались довольно обычными. Восьмерка колец. Четверка перьев.

Третьим оказался арлекин.

А четвертая и пятая карты?

Конечно. Это были Король и Королева Мечей.

— Кто ты такой? — жестоко вскричал Джем. Казалось, в следующее мгновение он схватит старика и начнет трясти его и бить.

Но он ничего такого не сделал.

А старик опустился на колени и принялся собирать с земляного пола останки хомячка. Холодно, бесстрастно, под заунывное мяуканье кота старик складывал одной рукой на ладонь другой кишочки, шерстку, залитую кровью землю. И как только Джем собрался спросить у него, зачем он это делает, старик сжал руки. Между костяшками пальцев полилась кровь. А потом он разжал руки, и с его ладоней вспорхнул венайский голубок, птичка с радужными перьями.

— Кто ты такой? — воскликнул Джем.

Венайский голубок, как обезумевший, метался под потолком, налетел на зеленый занавес. И тогда закричал Раджал. Подгнившая ткань порвалась, осыпалась, и стала видна странная комната, которую скрывал занавес. Там вдоль стен тянулись полки, уставленные бутылками, коробками, мешочками, книгами. Кое-где лежали запыленные рулоны тканей. А дальше комнату перегораживала высокая и длинная скамья.

Но нет, это была не скамья. Это был прилавок. На него и присел отдохнуть голубок и издал знакомую трель: тир-лир-лир-ли!

Джем присмотрелся внимательнее и разглядел окно и дверь, заросшие плющом. На улочке они отдыхали у стены, заросшей плющом. А это была вовсе не стена, а то ли дверь, то ли окно дома рэкского лавочника.

Джем обернулся к лавочнику. Он мог бы потребовать у него объяснений. Но он только прошептал: ЧАС ПРОБИЛ.

134
{"b":"1867","o":1}