ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но было еще что-то. Или кто-то.

Пелли стала оглядываться по сторонам. Посмотрела влево, вправо. Взгляд ее упорно возвращался к столпу света, мерцавшему посреди деревьев. Ей уже казалось, что он горел ярче солнца. Она поняла, что всю жизнь стремилась к такому свету. Неужели ее судьба сбылась так скоро, так внезапно?

Снова послышался голос. Он произнес всего три фразы:

— Иди сюда, детка.

— Тебе место среди нас.

— Позволь нам забрать тебя.

Пелли поднялась и сделала несколько шагов навстречу своей судьбе.

Столп света стал слепящим. В последнее мгновение, перед тем как он поглотил ее, Пелли услышала:

ВАРБИ ЖДУТ

Долго-долго смотрела ей вслед белка и вдруг быстро, поспешно убежала.

— Как темно...

— Ой, моя нога...

— Фу, как от тебя воняет!

— А кто в этом виноват?

— А кто объелся ягодами?

— Что это за место?

— Ой!

— Что еще теперь?

— Я коленку ушибла. О камень.

— Тут крутом камни одни.

— Это пещера.

— Что?

— Это пещера, — повторила Мила.

Раджал водил руками, пытаясь нащупать стену. И верно — пещера. Но как они смогут выбраться отсюда? Держась рядом, они немного отошли от стены, за которой стояла кровать. Теперь и эту стену найти было трудно. Да и разве могли они теперь возвратиться тем путем?

— Сестрица Мила!

— Что?

— Так что же нам теперь делать?

Но Мила ни с того ни с сего принялась что-то бормотать.

Эта девушка, — проговорил Джем. — Как думаешь, с ней все в порядке?

— Сестрица Мила? Почему ты бормочешь?

— Да я не про нее! Про ту девушку, Пелли. Как думаешь, с ней все в порядке?

— Отстань, Нова! Удивительно, что ты ее вообще заметил.

— Я мог бы спасти ее! Если бы смог...

Раджал громко фыркнул:

— Тоже мне, герой!

— А ты струсил, — огрызнулся Джем. Но ссориться ему не хотелось. Он на четвереньках полз по каменному полу пещеры, страдая из-за того, что от него так дурно пахнет.

Мила вдруг перестала бормотать.

— А ведь ты спас ее.

— Что-что? — непонимающе спросил ее брат.

А ведь так оно и было. Девушка убежала. Можно было в этом не сомневаться. В некотором роде Джем совершил геройский поступок — пусть и весьма сомнительного свойства. На сердце у него полегчало. Он оторвал от края рубахи кусок ткани, подтерся и подпоясал штаны.

— Так. Давайте-ка подумаем, как нам отсюда выбираться. Мила, да что ты там бормочешь?

— Она прилетит к нам. Она прилетит, если сможет.

— Кто?

Это стало ясно через мгновение. В темноте захлопали крылья.

— Ой, нет! Летучая мышь!

Раджал закрыл лицо ладонями.

— Нет, Радж. Ты посмотри!

— Да не могу я! Тут темно!

— Открой глаза, слышишь?

Тир-лир-лир-ли-ли!

Перед глазами друзей предстало необыкновенное зрелище. Порхая, птица Эо разгоняла мрак. Ее перышки горели разноцветными огоньками, и эти огоньки перебросились через мрак светящимся мостиком, похожим на радугу.

— Но ведь она была снаружи! Как же она сюда попала?

— Это пещера, братец Радж. У нее есть вход.

Так они раскрыли тайну хижины в лесу. Много эпициклов назад богатые графства Внутриземья были обложены непомерно высокими налогами, о каких и не слыхивали в пограничных землях. Процветала контрабанда. В Агондоне от набегов постоянно страдали гавани. Побережье терроризировали пираты. Но, в конце концов, Эджландия не была островом. В итоге с Голлухских холмов через долины, окружавшие столицу, к ней нескончаемым потоком поступали запасы джарвела и табака, Оранди и рома, варльских и тиралосских вин. Хижина дровосека была базой контрабандистов, ее пристроили к пещере, которая служила им дополнительной кладовой. А сколько потайных кладовых было в богатых домах Агондона — за книжными шкафами, за картинами. Там держали лучший джарвел, лучшие вина.

Теперь от контрабанды нельзя было ожидать больших барышей. Синемундирники, оккупировавшие весь северный Эль-Орок, сделали всех жителей страны равными — равными по уплате податей, равными по тому, как давила на них тирания. Контрабандисты былых времен давно вывелись, а хижина так и осталась в лесу. Контрабандисты занимались противозаконным делом, но как же они были невинны в сравнении с теми людьми, которые приспособили хижину под свои нужды. Здесь они совращали юных, невинных девушек.

Однако у пещеры была в запасе и еще одна тайна.

Маленький отряд продвигался вперед, следуя за светящейся птицей. Вдруг Джем встревоженно проговорил:

— Стойте!

— Что такое?

Дорога шла на подъем. Видимо, выход из пещеры располагался выше на склоне холма. Раджал, помогавший сестре подниматься, раздраженно обернулся. Их лица озаряли разноцветные вспышки — отблески от крылышек Эо.

— Ну, у тебя и вид! — расхохотался Радж.

— На себя посмотри! Радж, послушай. Я только что видел ее...

— Девушку?

— Девушку по имени Пелли...

— Но это же глупо...

— Нет-нет, она была здесь. Только один миг...

Джем прищурился, но в мелькании света, испускаемого перышками Эо, ничего разглядеть не смог. И тут у него возникло странное ощущение жжения в груди.

— Пойдемте! — крикнула Мила. — Эо устала. Она скоро перестанет светиться.

— Подождите! — воскликнул Джем. — Смотрите...

Он бросился к стене пещеры, ударился бедром об острый выступ.

— О-о-о! Ну, посмотрите же!

— Да на что смотреть?

Стена пещеры была испещрена надписями, оставленными контрабандистами. Грубо вычерченные инициалы и даты, примитивные непристойные рисунки.

Раджал пылко проговорил:

— Мила, иди отсюда.

Но Мила не ушла. Она прошептала:

— Варби...

— Так ты тоже видишь? — спросил Джем.

— Конечно, вижу!

— Что вы видите?!

Раджал взволнованно сжал руку сестры. Свет, испускаемый Эо, начал меркнуть. Надо было торопиться...

Но вот и он тоже увидел силуэты — более древние рисунки, проступавшие под каракулями контрабандистов. Это были изображения странных существ — не людей и не животных. Краска, казалось, накрепко въелась в камень, и все-таки изображения становились видны только при взгляде под определенным углом, при том, что на них так, а не иначе падал свет, испускаемый перьями Эо. Пещерные рисунки, сделанные древними живописцами в стародавние времена. Просто рисунки, но... но эти зверолюди двигались! Они победным шагом разгуливали по стенам.

А у Джема все сильнее пекло в груди.

— К-кто это такие? — выдавил Раджал.

— Она была с ними, — выдохнул Джем. — Я ее видел.

— Тебе показалось.

— Радж, я видел!

— Они не люди.

Мила проговорила нараспев, странным голосом:

МЫ — ВАРБИ

ДЕВУШКА ТЕПЕРЬ С НАМИ

— Но что это может значить?

У Джема застучали зубы. Он прижал руку к груди. Раджал бросился к сестре.

— Сестренка, прекрати! — воскликнул он, схватил Милу за плечи, тряхнул и развернул лицом к себе. Он ждал, что она снова примется кричать на него. Но она прижалась к нему, вся дрожа.

— Это очень злое место...

— Да. Надо спешить. Эо может погаснуть.

— Эти варби хотят нас. Нас! Им нужна наша сила. — Теперь Мила говорила испуганным детским голоском. — Братец Радж... — умоляюще произнесла она, но что он мог?

Он только крепче прижал ее к себе, стараясь унять ее дрожь. И вдруг Мила защебетала по птичьи:

— Тир-лир-лир-ли-ли!

Эо ответила ей, по потолку и стенам пещеры заметались разноцветные блики и танцующие тени. Казалось, в любое мгновение из нарисованных фигуры превратятся в живые. Экстаз танца лишил фигуры зверолюдей красоты и изящества, они то и дело налетали друг на друга, на перекрывавшие их рисунки и надписи.

— Они идут, — всхлипывала Мила. — Они идут, я знаю!

— Варби? — прошептал Джем.

— Создания Зла! Но принц, ты это знаешь! Они хотят тебя, тебя! Нам нужно уходить!

— Принц? Что это значит — принц?

— Скорее!!! — прокричала Мила.

33
{"b":"1867","o":1}