ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Птичка, не мигая, уставилась в глаза хозяйки.

— Из разведки? — переспросил мужчина в черном.

— Он выяснял насчет подруги. Но действительно ли она та, кого мы разыскиваем, пока не могу сказать. Быть может, в ней есть нечто необычное.

— Ха! Так ты предпочла простушку?

— Глупости. Неужели простушка станет королевой Эджландии?

— Лучше и не придумаешь. — Человек в черном улыбнулся и затянулся из трубки с чубуком из слоновой кости. — Однако, жрица, должен признаться, что твой замысел тревожит меня. Слишком мало можно сделать, и уже слишком поздно.

— Ты не веришь в мое женское чутье?

— Я говорю только о том, что твой план безнадежен.

Женщина ответила мужчине надменным насмешливым взглядом. Дверь в ее роскошный будуар была приоткрыта, и в нее проскользнул дивной красоты и изящества черный кот. Подойдя к женщине, он потерся головой о зеленый шелк ее платья. Женщина наклонилась и почесала кота за ухом. Взгляд ее стал ласковым, но голос прозвучал серьезно.

— В наши мрачные дни все безнадежно. Но свадьба должна состояться. И я повторяю тебе: если уж нам суждено обзавестись королевой, то я стану управлять ею. Она будет моей!

— Но при этом останется всего-навсего королевой! Жрица, как ты можешь быть уверена в ее влиянии, когда сам король — всего лишь марионетка, которой ловко вертит премьер-министр?

— На короля не распространяется власть моих сестер.

— Сестер? А ты не забываешься ли, случаем, жрица? Быть может, ты мысленно перенеслась в прошлое?

— Я ни о чем не забыла! Власть и могущество моих сестер до сих пор во мне, и их у меня не отнять! Неужто Хару, хранительницу веры в Виану, способен запугать какой-то Транимель? Чего мне бояться? Происков твоего злобного братства?

— Не зови его «моим»! Я всего лишь шпион.

— Однако ты идешь нынче вечером на встречу? О да, по глазам вижу, идешь! Не боишься запятнать себя этим?

— Жрица, ты забываешь о том, что я также обладаю властью и силой!

— Но я не забываю о том, что ты — мужчина, а вернее, о том, что ты страдаешь всеми мужскими пороками и слабостями.

Таинственный собеседник жрицы мог бы ответить, и притом довольно резко, но вместо этого он отвел глаза. О да, она хорошо знала его слабости! Жрица откинулась на спинку стула и закурила тонкую сигарету. Голубоватый дымок заклубился над ее головой.

— Полагаю, их церемонии очень грубые? — спросила она.

— Истинные оргии, истеричные и кровопролитные.

— Я так и думала.

Жрица снова улыбнулась. Птичка, которую она звала «Ринг», слетела со столика на пол и теперь прыгала возле камина, поклевывая крошки. Неожиданно черный кот совершил резкий прыжок. Жрица посмотрела с улыбкой, но и не подумала вмешиваться. Острые когти вонзились в алую грудку.

Жрица устремила взгляд к окну.

— Но мальчишка! Где же мальчишка?

— Скоро, очень скоро он будет со мной.

— И скоро начнутся его испытания?

— Еще есть немного времени в запасе. Мальчишка еще зелен...

Глаза женщины ярко полыхнули.

— Кристалл тоже зелен!

— И он разыщет его. И другие тоже... О, но я боюсь, ему о многом предстоит узнать. Ведь для того, чтобы выдержать предстоящие испытания, он должен быть настоящим мужчиной.

— "Настоящим мужчиной"? — язвительно переспросила жрица и расхохоталась. — И как же ты намерен позаботиться о том, чтобы он таковым стал?

— Скажем так: я нашел учителя. У твоей юной подопечной есть брат, не так ли?

— О! Как я посмотрю, в наших с тобой действиях прослеживается забавная симметрия.

— Жрица, твоя симметричность всегда меня радовала.

— Лжец! Каков лжец! Я не способна предаться радостям любви и все же знаю о том, что первое место в твоем сердце занимает другая.

Наступила пауза.

— Хара, не говори о том, что приносит мне только боль.

— Как же мне не говорить, если говорить приходится? Зло наступает на нас, оно уже сотрясает воздух, словно тот летучий змей, который до сих пор служил его самым страшным проявлением. Это глупый разговор. Грядет время расплаты, и думать сейчас мы должны только о том, что за битва нам предстоит.

— Ты говоришь истинную правду, жрица.

— Не называй меня жрицей. Как и ты, я известна только под другим именем.

— О да. Восхитительная Влада Флей.

— Удивительная особа, не правда ли?

— Пресловутая — я бы так сказал. Хотя вряд ли сейчас в Эджландии найдется хоть кто-то, кто бы помнил об этой женщине. Но молю тебя, скажи, что же стало с настоящей леди Владой?

Жрица снова улыбнулась. Черный кот вспрыгнул ей на колени, громко замурлыкал, а она погладила его пушистую голову.

— Ты слыхал, — проговорила она, — о разбойнике, который терроризировал мою родину? О некоем Бобе Багряном?

— Его прозвали так в честь птицы с таким названием? Я знаю, что он тебе близок.

— Я не близка ни с кем из мужчин, — холодно проговорила женщина. — Просто я хочу сказать, что этому разбойнику известно, что случилось с истинной Владой Флей.

— Жрица, у меня такое опасение, что ты стала жестокой женщиной.

— Более жестокой, нежели ты? И все же зови меня Владой. Разве я не впитала в себя все то, чем была она?

— Не думаю, что тебе так легко все это в себе удерживать.

— Мне? Мне, которая владеет всем могуществом сестер?

Мужчина был готов ответить каким-то едким замечанием, но тут за дверью послышался шум. Жрица — а вернее, леди Влада — резко обернулась. Изображение в зеркале мгновенно померкло. На пороге стояла старуха со сморщенным лицом, одетая в черный балахон дуэньи.

Старуха явно была чем-то озабочена.

— Вдова Воксвелл! — ласково-ласково улыбнулась мнимая леди Влада. — Но где же, ради всего святого, скажите, ваша юная подопечная?

О леди Влада... — тяжело дыша, отозвалась вдова, ваша испорченная, своенравная племянница... она бежала! Уехала в карете... с мистером Бергроувом!

Новость была ошеломительная. Вернее — по идее, должна была бы стать ошеломительной. Однако леди Влада восприняла ее более или менее сдержанно. Более того, она беспечно рассмеялась:

— О вдова, ну конечно! Я ей это позволила... Я даже приказала, чтобы она так сделала.

— Вы ей... позволили? Но...

Тут вдова увидела мертвую птицу на полу и испуганно вскрикнула.

А леди Влада только вновь рассмеялась.

ГЛАВА 3

СИГАРЕТКА

— Гека, я скольжу!

— Ой, Джильда, держи меня за руку, скорее!

Сестры, мисс Квисто, спешили к чайному домику. В любое мгновение их могла нагнать дуэнья. Тогда бы две плутовки стали переглядываться, тяжело дыша, и таинственно подмигивать друг другу. Дуэнья Квисто стала бы причитать по поводу того, что их лаковые туфельки вымазаны грязью, а платья вымокли под дождем. Знала бы дуэнья Квисто, что только что могли пострадать не только платья и туфельки девушек.

Как только они исчезли за поворотом аллеи парка, красивый молодой человек с блестящими черными усами, провожавший их взглядом, многозначительно усмехнулся. Одетый в форму капитана драгунов, этот молодой человек только что появился — в отличие от девушек неторопливо и даже, пожалуй, несколько лениво — из темных зарослей. Теперь, стоя под нависшими над аллеей ветвями, он отряхивал промокшую треуголку и оправлял помятый мундир.

«Как жаль, что пошел дождь», — с недовольством подумал он. Ведь именно потому, что по листьям зашлепали капли дождя, обе мисс Квисто бросились искать укрытия. Более хорошенькая из них, мисс Джильда, явно была готова не только к невинному поцелую — в этом молодой человек не сомневался. Если бы он сумел увести ее подальше от некрасивой сестрицы, кто знает, какие еще бастионы сдались бы ему без боя? Ведь как раз перед тем, как она вырвалась из его объятий, капитан жарким шепотом умолял ее о новом свидании.

Здесь. Утром, в день Кануна. А главное — наедине.

О, каким восторгам он ее научит тогда!

Капитан вздохнул и отряхнул брюки. Под дождем аллеи почти совсем опустели. Кругом никого не видно, и все же он немного выждал перед тем, как пойти следом за девушками. Осторожность бы ему не повредила. В Варби негде было укрыться от сплетен — такой уж это был городок.

4
{"b":"1867","o":1}