ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но неужто ничем на заплатит за все

Тот злодей, что похитил невинность мою?

Только премьер-министр хранил равнодушие и не отрывал взгляда своих льдистых глаз от свитка, готовясь прочесть заготовленный ответ. Ответы он читал, не задумываясь и не вкладывая в них ни толики чувства. В данном случае он должен был ответить, что соблазненной девице вовсе не обязательно становиться шлюхой. Ее незаконнорожденное дитя, согласно указу короля, будет помещено в Оллонский сиротский дом, а ее отправят на плантации сахарного тростника, где она будет работать под палящим солнцем, которое в конце концов спалит ее роковую красоту, которая и стала причиной ее грехопадения, и уж тогда она точно станет добродетельной женщиной. Актрисе полагалось после зачтения сего указа радостно рыдать и благодарить короля за его милосердие.

Но Транимелю не удалось дочитать указ короля. Совершенно неожиданно рыжеволосая актриса бросилась к трону и принялась обнимать короля.

— Сир! Сир!

Она переполнена теми самыми чувствами, которые до того бушевали в ее речах.

— Стража!

Транимель в тревоге бросился к трону. Но за миг до того, как актрису отрывают от груди короля, придворные услышали следующий волнующий диалог:

— Сир, вы не узнаете меня?

— Мэдди? Я думал, что ты умерла!

— Меня пытались убить! Но я должна была вернуться! О, верните мне свое сердце, сир, и не дайте мне уйти!

Она бы сказала больше, гораздо больше, но тут подбежали стражники, а в следующее мгновение Транимель ледяным голосом приказал всем выйти из тронного зала. Вечер был окончен, но когда рыжеволосую актрису уводили, она махнула на прощание рукой.

И только тогда изумленные придворные заметили то, чего не замечали раньше: на руке у актрисы, как и у короля, недостает среднего пальца.

ГЛАВА 23

КОРОЛЕВА МЕЧЕЙ

— Дать тебе еще карту?

— Тетя Влада?

— Я пытаюсь блефовать, милочка.

— Бле-фо-вать?

— Разве я тебе не объясняла?

— Я не... не помню!

— Ну, милочка, надо научиться принимать решения. В высшем свете играют в разные игры, не только в пуговки.

— Но, тетя, Жу-Жу говорила, что карты...

— Что-что, милочка?

Джели растерялась.

— Она говорила, что карты — это занятие для бездельников, которые отвернулись от бога Агониса. Она говорила, что нет ничего более аморального.

— Ничего? О, как же ты наивна, девочка моя. Или только хочешь казаться наивной... Хотя это одно и то же. Вот Йули могла бы много чего по этому поводу сказать.

Девушка с изумлением смотрела на свою странную новую опекуншу. Уже несколько раз тетя Влада упоминала об этой Йули, но Джели так до сих пор и не догадалась, кто бы это такая могла быть. Они сидели за обтянутым зеленым сукном ломберным столиком. Рядом весело потрескивал камин, согревая воздух забавной мансарды под самой крышей. Тетя Влада объявила эту мансарду своим будуаром. По креслам были разбросаны платья, шарфы, перчатки. На туалетном столике посреди пуховок для пудры сверкали драгоценными камнями бусы и ожерелья.

Джели взглянула на карты, которые ей сдала тетя Влада.

— Быть может, лучше вы мне еще раз все объясните? С самого начала.

— Начиная с зензалей? — Тетя Влада улыбнулась. Даже странно было бы со стороны наблюдать за тем, какое терпение проявляет такая темпераментная особа в воспитании невежественной девицы. А «пресловутая», похоже, была совершенно счастлива здесь, в этой тесной комнатушке, наедине со своей воспитанницей.

Она собрала карты и снова перетасовала их.

— Сначала, милочка, пять зензалей. В Эджландии аристократы называют их мастями. Давай и мы будем их так называть. Вот «перья». Посмотри — вот это король «перьев». Видишь, как крепко он сжимает в руке роскошное перо для письма? В каждой масти ты найдешь короля, королеву и принца. За ними следуют пять обычных карт — четверка, пятерка, шестерка, семерка, восьмерка. И на каждой карте изображено письменное перо. Вот так мы узнаем, что эти карты принадлежат к масти под названием «перья».

Рассказывая, тетя Влада раскладывала на столе те самые карты. А Джели даже не находила ничего необыкновенного в том, что нужные карты как бы сами шли в руки к ее опекунше. Скоро... слишком скоро она привыкла к тончайшему волшебству своей тетки.

Джелика добросовестно разглядывала карты.

— Затем следуют «колеса». Видишь колесо со спицами? Как оно ярко сверкает на фоне платья гордой королевы? Перо — это символ ученого, а колесо — символ изобретателя. «Колеса» — это карты, символизирующие механизмы, движущие силы. Теперь взгляни на «шпили», «кольца» и «мечи». Шпиль — знак веры, кольцо — знак любви. Ну а меч — конечно же, ты знаешь, что означает меч.

— Тетя, я, наверное, никогда не запомню!

— Бедняжка, ну не надо так хмурить бровки! Пока нужно запомнить, что существует пять мастей, вот и все! Или ты думаешь, что старые зануды в своих гостиных или пьяные синемундирники в кабаках знают, что означают карты? Они знают, какая карта старше, вот и все. В свое время я научу тебя, как играть в карты. Но теперь... Прежде всего — карты богов. Видишь богов, милочка, пятерых детей Орока? Но все это тебе известно, правда ведь? А как мы называем все остальные карты?

— Мы называем их... бродячими картами, да, тетя Влада?

— Прекрасно, моя дорогая! Колдун. Ваган. Куртизанка. Всадник. Арлекин. Вместе с пятью мастями, или, иначе говоря, зензалями, всего карт пятьдесят, и такая колода называется «Судьбой Орокона». Но еще, — добавила тетя Влада, — есть две дополнительные карты. Карта верховного бога и карта змея Сассороха. Их ни за что нельзя хранить вместе с колодой — так говорят опытные игроки. Но правила игры очень сложны, и мы их пока отложим до другого раза. Пока же давай начнем с простого расклада.

Но Влада не успела разложить карты. Все это время ее черный кот нежился у огня и мурлыкал — ну просто-таки пушистая гармоника! Время от времени Влада наклонялась и щекотала коту пузо или чесала за ушами.

И вдруг кот насторожился и громко мяукнул.

Влада выгнула брови.

— Ринг?

Кот бесшумно приподнялся и подлез под ломберный столик.

— Что он там мог найти? — удивилась Джели, а в следующий миг ахнула: посреди разбросанных по полу вещиц бегала маленькая белая мышка.

Она была такая миленькая!

Ринг прыгнул. Еще мгновение — и вот мышка уже у него в зубах. Кот замотал головой и стиснул зубы. Джели вскрикнула:

— Тетя Влада, пусть он перестанет!

Но Влада только рассмеялась. Наклонившись, она подхватила Ринга и без труда вынула мышку у него из пасти. Окровавленное тельце лежало у нее на ладони. Джели побледнела и утратила дар речи. Но когда Влада сжала, а потом разжала пальцы, оказалось, что мышка цела и невредима. Влада выпустила ее, и мышка весело побежала по зеленому сукну.

— Ну, что ты, милочка, так переполошилась? Неужели Ринг мог сделать что-то дурное Рину?

— Рину? — растерянно переспросила Джели.

— Где Ринг, там и Рин. О, ты еще не раз увидишь их вместе. Они неразлучны, — улыбнулась Влада. — Надеюсь, мы с тобой тоже будем неразлучны, милочка. Гм?

Кот, восседавший у Влады на руках, снова громко замурлыкал. Джели не спускала глаз с зеленого сукна. Белая мышка с любопытством обнюхивала единственную выложенную на столик карту.

То была королева «мечей».

— Тетя Влада?

— Да, милочка?

— А когда приедет Катти?

Этот разговор состоялся чуть позже в этот же вечер. Джели уже лежала в кровати в комнате по соседству с будуаром тети Влады. Улыбнувшись, Влада присела на край ее кровати. На руках у нее сидел Ринг, она гладила его спинку.

— Милочка, а разве я тебе не сказала? Очень жаль, но твою маленькую кузину увезли.

— Тетя Влада? Что вы такое говорите?

Джели вдруг ужасно встревожилась. Ведь она всю дорогу от Орандии только и думала о том, как будет славно снова увидеться с Катти, как весело будет им вместе готовиться к балу!

46
{"b":"1867","o":1}