ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это были романы Силверби, популярные во времена королевы-регентши. Пелл — узнай он о том, к какому чтению пристрастился Джем — посмеялся бы над другом, и все же что-то в романах сэра Бартеля Силверби волновало Джема почти так же сильно, как события реальной жизни.

В романах Силверби дерзкие молодые люди, носившие имена вроде Скитальца или виконта Виля Вентуры, выполняли опаснейшие приказы, бились на мечах со злобными противниками во имя справедливости, правды и любви. В романе «Преступление и испытания» герою, молодому лорду, которого его коварный братец объявил бастардом, удалось доказать благородство своего происхождения только тогда, когда он совершил опасное странствие к самым дальним пределам Ана-Зензана, то есть дальше владений, где обитали почитатели Вианы. В «Принце мечей» только юный представитель аристократического рода дерзнул выступить против мерзавца Скайла Кельминг-Скайла, который не только шельмовал при игре в карты и был отъявленным лжецом. Он был начисто лишен какого бы то ни было благородства даже в поединках, и умерщвлял своих противников рапирой, кончик которой был смазан ядом. Короче говоря, герои у Силверби всегда были молодыми людьми, наделенными изумительным благородством. При этом суетный свет относился к ним с презрением, не зная о том, каковы они на самом деле. Но в конце романов честь героев всегда вознаграждалась любовью благородной, чистой юной дамы.

Порой такие концовки романов вызывали у Джема грусть, и он погружался в раздумья о молодой даме, которую он потерял. Милая Ката! Как он скучал по ней! Но потом Джем начинал думать о грядущих приключениях, и тогда будущее казалось ему более радужным.

В романе под названием «От нищего до короля» лишенный наследства наследник престола был вынужден отправиться к морю и перенес множество опаснейших испытаний, прежде чем, наконец, попал в свое королевство. Какое-то время Джем страстно мечтал о море и воображал опасности, которые ждут его в дальних странах.

Как-то раз во время прогулки верхом вместе с Пеллом Джем особенно внимательно вгляделся вдаль — туда, где обрывались укрепленные стены острова. День клонился к вечеру, в воздухе повисла мгла, но все же вдалеке была видна сверкающая, искрящаяся поверхность Эджландского залива. Джем впервые задумался о том, как необычен залив.

До того, как Джем попал в Агондон, он видел море только на картинках в старинных книгах или на закопченных полотнах, что висели на стенах в замке. Тогда Джем, словно зачарованный, подолгу смотрел на застывшие в своем таинственном движении волны, увенчанные белыми барашками, на корабли с парусами, надутыми ветром. В одной истории из «Мифолегикона» рассказывалось о том, как некое громадное чудовище, порождение Зла, вынырнуло из глубин неподалеку от побережья и разрушило рыбацкую деревушку. За что, почему — этого Джем уже не мог вспомнить. На картинке, сопровождавшей эту историю, море — стихия, в которой обитал страшный змей-великан, было изображено в виде темного яростного пламени. Такого моря Джем пока ни разу не видел, но гадал, не случится ли ему когда-нибудь увидеть настолько разбушевавшееся море. Эджландский залив казался ему пока всего лишь скучной неподвижной лужей, тянувшейся от топкого берега.

И еще ему казалось, что по поверхности залива можно было бы прогуляться пешком.

— Пелл, что такое море? — неожиданно спросил Джем. Вопрос был дурацкий, и Джем это понимал, но с другой стороны, почему такой уж дурацкий? Что такое море? Что такое небо? Быть может, других вопросов и не существовало. Джем думал о мальчике-нищем, который стал королем, и как-то раз додумался до того, что для того чтобы он сам сумел пройти все отпущенные на его долю испытания, ему следует пересечь это нудное подвижное пространство, отделявшее одну часть суши от другой. И тогда он понял, что море — это то же самое, что любая дорога, что, извиваясь, уводит к тайнам и приключением — как та белесая пыльная дорога, что вела через зеленые холмы из страны его детства.

После того дня Джем часто ходил к докам и подолгу разглядывал скрипучие корабли, замысловатую паутину такелажа, флаги и потрепанные паруса, хлопающие на ветру. Глаза Джема загорались, его охватывал трепет при виде тяжелых якорных цепей и канатов, похожих на свернувшихся чешуйчатых змей. Джем наблюдал за странными людьми — у них были татуировки на руках и длинные волосы, заплетенные в косицы. Эти люди сгружали с кораблей бочонки. Как-то раз к нему подошел незнакомый джентльмен в парике и с деревянным протезом и дружелюбно поинтересовался, не ищет ли он, как пройти по причалу.

Джем смутился и ответил отрицательно.

— Ну, так вы решаться, юноша, решаться! — воскликнул незнакомец. У него был невероятно большой красный нос и маленькие сверкающие глазки. Он наклонился и осторожно постучал пальцем по лбу Джема. — Я буду капитан Порло, Фарис Порло, хозяин «Катаэйн».

— "Катаэйн"?

— Ну-ка, дайте я угадать... Вы будете молодой торговец и собираться отправляться первый морской путь? О, я хорошо помнить тот дни. Когда я бывай молодой и зеленый! Вот посмотреть на мой корабль! — Джем залюбовался фигурой на носу корабля. Это была женщина, и вправду чем-то напоминавшая Кату. — На мой корабль вы можете доплывай до самый дальний берег... До далекий страны, где солнце стоит в зенит, до неведомый острова на запад. Что вам сказать... За хороший деньги можно отправляйся далеко-далеко, подальше эти несчастные земли Эль-Орок!

Джем задумался. Он кое-что читал по географии. Как только в книгах вставал вопрос о том, что лежит за пределами Четырех Земель, текст становился туманным, карты превращались в малопонятные наброски, попадались намеки на то, что там лежат земли бесформенные и хаотичные и что обитают там Порождения Зла.

Но капитан не унимался.

— Поглядеть на «Катаэйн»! Разве такой корабль не может плавать, где захотеть? На ней вы можно полететь, как на сосеникском ковре, к дворцы халифов, к злобные колдуны, джинны, евнухи и прекрасные женщины, чьи лица скрывать чадры. Про такие вы только читать в книжки. Ну, решаться, молодой человек! Хотеть посмотреть на страны, что лежать за морем?

— Любезный господин, — порывисто отвечал Джем, — обладай я состоянием, часть которого я бы вам уплатил, я бы, не задумываясь, отправился с вами. Однако разговариваете вы странно. Догадываюсь: вы — иноземец. Скажите, под каким флагом плавает ваша «Катаэйн»?

— Под какой флаг? Ну, так мы в Эджландия, правда? Потому моя «Катаэйн» плавать под Эджард Синий. — Тут капитан добавил шепотом: — Но родом мой корабль из страна, где нет никакой король.

— Есть такая страна?

— О да, и королева там тоже нет, хотя там бывай много деревянный женщина. — Капитан кивком указал на фигуру на носу корабля. — Который мог подумать, что она — госпожа. Думай-думай, мечтай, пока ее не окати соленый волна. Тогда все мечты кончайся.

— Так, значит, ваша страна — это море?

— Говорить же, в наша страна не бывай король! — негромко ответил капитан. — Зачем нам король, когда у нас бывай небо и море?

Джем задумчиво уставился в сторону горизонта. Серая мгла клубилась над водами залива. Он бы продолжил разговор с капитаном, но стало холодать, и что-то в том тоне, которым с ним разговаривал этот человек, начало Джема пугать. В ответ на последний вопрос Джем только натянуто улыбнулся и торопливо попрощался с новым знакомым.

— Прощайте, молодой торговец! — добродушно отозвался капитан. — Запоминайте мой имя: Порло, капитан Фарис Порло! Скоро я увидеть вас на борт «Катаэйн», я в этом не сомневайся!

«Катаэйн»... Джем поспешно зашагал прочь, а название корабля эхом звучало за его спиной, отлетая от смоленых бортов кораблей, стенок доков и складов. Встреча взволновала Джема. Разыскав карету, где его поджидал успевший заскучать Пелл, Джем невольно обернулся и торопливо зашагал обратно. Ему так захотелось спросить: «Почему ваш корабль называется „Катаэйн“, капитан?»

Но когда он вернулся на причал, капитана нигде не было. На следующий день Джем снова пришел на причал и с необъяснимым волнением стал искать нового знакомого. Но, увы, он узнал, что «Катаэйн» ушла в плавание к скалистому зензанскому берегу, через пролив между Варлем и Тиралосом.

59
{"b":"1867","o":1}