ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я надеялся, что вы сможете что-нибудь сделать, чтобы остановить его.

— Я не отказываюсь, но самое страшное, что я не знаю, с какими вопросами к нему обращаться. Я никогда не был во Франции, и я не очень хорошо помню, чему меня учили в школе в отношении французского.

— Так же и я. Я походил на курсы к профессору Таппинджеру, чтобы немного освежить свой французский, но он выставил меня.

— Это было в местном колледже?

— Да. — Ему показалось, что я хотел его объяснений по поводу его учебы в Принстоне и почему он там провалился. — Но я окончил курс здесь, в Монтевисте, в прошлом году.

— А Джинни должна была закончить его в этом году?

— Да, но она взяла отпуск на два года. Она работала сестрой в приемной клиники доктора Сильвестра, но ей работа не понравилась, и в прошлом году она вернулась в колледж.

— Ваш профессор Таппинджер был одним из ее преподавателей?

— Да, он преподавал ей большей частью французский.

— А он хороший специалист?

— Джинни считала так, и она была одной из лучших его студенток.

— Тогда он смог бы нас выручить.

Я посоветовал Питеру назначить встречу с профессором после обеда, если возможно, и сказал, что подожду его на автостоянке. Я не хотел, чтобы Мартель видел нас уходящими вместе.

Глава 6

— Мистер Джемисон только что ушел, — сказала женщина, дежурившая у приемной конторки.

У нее был приятный, мягкий голос, но она казалась встревоженной. Я присмотрелся к ней. Внешне она выглядела молодой, приятной особой в коричневом твидовом костюме. Ее темные волосы обрамляли овальное пикантное личико. Она была немного полновата, но это видимо, от сидячей работы. — Я разговаривал с мистером Джемисоном, но никому не говорите об этом.

— А почему я должна говорить об этом?

— Кто-нибудь может спросить вас.

— Я никогда не говорю о приходах и уходах наших членов. Кроме того, я не знаю вашего имени.

— Арчер. Лью Арчер.

— Меня зовут Элла Стром.

Дощечка на столе перед ней гласила: «Миссис Стром. Секретарь Клуба» Она увидела, что я рассматриваю ее, и безразличным тоном произнесла:

— В настоящий момент я не замужем, не миссис.

— Я тоже. Когда вы сегодня свободны? Может, вместе поужинаем?

— Нет, сегодня я уже приглашена на ужин с танцами. Но благодарю.

— Не стоит того.

У парковки возле теннисных кортов Питер уже ждал меня в своем «корвете». Место окружали зеленые эвкалиптовые деревья, и их слегка больничный запах носился в воздухе. Игра шла лишь на одном из дюжины кортов. Тренер, в рубашке с надписью: «Теннисный клуб», показывал маленькой девочке, как делать подачу, в то время как ее мамаша наблюдала за ними с боковой аллеи.

— Профессора Таппинджера нет в своем офисе, и его нет дома, — сказал Питер. — Жена говорит, что он на пути домой.

— Я еще побуду немного здесь. Насколько я понимаю, миссис Бегшоу живет при клубе?

— Да, в одном из коттеджей. — Он махнул рукой в сторону деревьев позади площадки.

— Вы спрашивали ее что-либо о Мартеле?

— Нет.

— Но вы знакомы с миссис Бегшоу?

— Не настолько близко. Я знаю всех в Монтевисте, — добавил он нехотя.

— И они знают меня, я полагаю.

Я прошел через эвкалиптовые заросли и через ворота в заборе, ограждающем примыкающую к территории бассейна лужайку. Дюжина серых кирпичных коттеджей, отделенных от своих соседей живой изгородью из цветущего кустарника, раскинулись на лужайке. Маленький мексиканец в форме цвета хаки занимался в зарослях поливом.

— Буэнос диас!

— Хороший день, — ответил он, сверкая зубами, и направил струю из своего шланга прямо в небо, как фонтан. — Вам кто-то нужен?

— Миссис Бегшоу.

— Вот ее коттедж. — Его крыша была едва видна из-за яркой шапки бугенвилей. — Она вернулась всего лишь две минуты назад.

Миссис Бегшоу была одной из участниц карточной игры у бассейна, той самой, что заказала кофе. На вид ей было лет семьдесят.

— Это вас я видела только что разговаривающим со Стэнли? — спросила она меня у двери.

— Да, меня.

— А затем с Мартелем?

— Да.

— А теперь вы пришли ко мне. Любопытная последовательность. — Она тряхнула своими белыми завитками. — Я не знаю, чувствовать себя польщенной или озабоченной.

— Ни то, ни другое, миссис Бегшоу. Меня зовут Арчер, и я детектив, как вы, возможно, уже догадались.

Она впустила меня в гостиную, заставленную мебелью. Восточный ковер на полу был пушист и хорош, что страшно было наступать на него.

Она заметила мое замешательство.

— Ковер не совсем здесь на месте, но мне не хотелось оставлять его. Не меняя тона она сказала:

— Садитесь. Я полагаю, вы занимаетесь тем, чем в виде спорта занимаются все местные жители, — лезете в дела Фрэнсиса Мартеля.

— Это моя профессия, а не спорт.

— Кто послал вас сюда? — резким тоном спросила она.

— Местное семейство.

— Мариэтта Фэблон?

— Да, она интересуется результатами моих изысканий.

— "Изыскания" — слишком мягкое слово для того, чем вы занимаетесь, мистер Арчер. Вы стараетесь выжить Мартеля из города. Это ваша цель? — Нет.

— Удивительно. Он уезжает, вы знаете. Он сказал мне об этом пятнадцать минут назад.

— А Джинни Фэблон едет с ним?

Она опустила глаза.

— О мисс Фэблон мы не говорили. Во всяком случае, она молодая женщина двадцати четырех лет — в ее возрасте я была уже пять лет замужем, — и она вполне способна сама отвечать за свои поступки и сделать свой выбор. — Ее голос, на како-то момент дрогнувший, вновь обрел твердость. — Более способна, чем большинство молодых женщин.

— Так что, вы думаете, она отправится с ним? — спросил я.

— Не знаю. Но это свободная страна, я полагаю.

— Это для людей, которые знают, что к чему и с кем они имеют дело. Вы не можете сделать правильный выбор, не зная фактов. Она тряхнула кудряшками. Ее лицо оставалось непроницаемым, как маска.

— Я не хочу, чтобы мне читали лекцию об этом. Я привела Фрэнсиса Мартеля в Монтевисту — вернее, в этот круг, и я полностью убеждена, что сделала правильно. Мне он нравится. Это верно, я не могу предоставить вам копию его генеалогического древа. Но я уверена, что у него добротные корни. Это один из выдающихся молодых французов среди моих знакомых.

— Значит, он француз?

— А у вас есть сомнения?

— До тех пор пока не установлены факты, сомнения всегда остаются.

— А вы являетесь тем арбитром, который устанавливает факты?

— В ходе моих собственных расследований, естественно, я должен этого придерживаться.

Произошла достаточно острая перепалка, и она начала волноваться. Она пыталась скрыть свой гнев громким смехом в мой адрес.

— Вы хотите склонить меня на свою сторону, не так ли?

— Может быть, и так. Но я сам никуда не склоняюсь.

— Это потому, что некуда склоняться. Просто мистер Мартель не такой, как другие люди, и они считают, что есть что-то темное в его прошлом. Беда моих соседей в одном: им нечем заняться и они живут как змеи в гадюшнике, копаясь в грязном белье друг друга. Если этого грязного белья не хватает, они сами его делают.

Похоже, она твердо не была уверена в том, что говорит, иначе не говорила бы так много и так складно. Мартель был в некоторой степени ее протеже. Когда мы оба помолчали, она спросила:

— Вы что-нибудь нашли против него?

— По сути дела, нет. Пока еще нет.

— Вы полагаете, что найдете?

— Не знаю. Вы познакомились с ним через квартирного брокера?

— О нет. У нас есть общие друзья.

— Здесь, в Монтевиста?

— В Вашингтоне, точнее, в Джорджтауне. Генерал Бегшоу и я жили однажды в Джорджтауне.

— И вы там встретились с Мартелем?

— Я этого не говорила. Он знал одного нашего старого соседа. — Она заколебалась, глядя на меня. — Я не думаю, что следует говорить вам его имя.

— Если бы вы это сделали, это могло бы нам помочь.

8
{"b":"18671","o":1}