ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты сказала мне, что не занята.

— Я не занята. Просто отдыхаю. — Она повернулась на спину и села. — Этот человек хочет купить у нас «ягуар».

— Он не продается. — Лемберг закрыл за собой дверь. — Кто сказал, что я его продаю?

— Ходят такие слухи.

— А какие еще слухи вы слышали?

Он быстро соображал. У меня не было надежды обмануть его. Поэтому я ударил по больному месту.

— У вашего брата неприятности.

Он посмотрел сначала на мои плечи, потом на руки, рот и уже потом в глаза. Я подумал, что он хотел бы меня ударить. Но я мог сломать его пополам. И он, должно быть, понял это. И все же гнев или отчаяние заставили его сказать глупость.

— Это Шварц послал вас сказать мне это?

— Кто?

— Не стройте из себя дурачка. Отто Шварц. — Он произнес эти слова с ненавистью. — Если это он, то передайте ему: пусть он утопится и избавит нас от себя.

Я поднялся со стула. Инстинктивно Лемберг закрыл лицо рукой. Этот жест многое рассказал о нем и его прошлом.

— У вашего брата большие неприятности. И у вас тоже. Вчера на вашей машине он поехал к югу и совершил там убийство. Вы дали ему свою машину.

— Я не знал зачем. — Он открыл рот, а потом быстро закрыл его. — А вы кто?

— Друг семьи. Скажите мне, где сейчас Томми?

— Не знаю. Здесь его нет. Он так и не вернулся. Женщина спросила:

— Вы представитель закона?

— Нет.

— Кто вы? — повторил Лемберг. — Чего вы хотите?

— Я хочу видеть вашего брата Томми.

— Но я не знаю, где он. Клянусь вам.

— А какое отношение имеет Отто Шварц к вам и Томми?

— Не знаю.

— Вы сами назвали это имя. Шварц нанял Томми, чтобы убить Каллигана?

— Кого? — спросила женщина. — Кто, вы сказали, был убит?

— Питер Каллиган. Вы его знали?

— Нет, — ответил за нее Лемберг. — Мы его не знали.

Я пошел на него:

— Вы лжете, Лемберг. Лучше расскажите мне все, что знаете об этом деле. Неприятности не только у Томми. Вы являетесь соучастником любого преступления, которое он совершил.

Он попятился от меня, пока не уперся в кровать, посмотрел на свою жену, ища в ней единственную защиту, на которую мог рассчитывать. Она смотрела на меня:

— Что, вы сказали, Томми сделал?

— Совершил убийство.

— Боже мой! — Она спустила ноги с кровати и встала перед своим мужем: — И ты дал ему машину?

— Я не мог не дать. Это его машина. Она просто на мое имя, и все.

— Потому что он выпущен под вашу ответственность? — спросил я его.

Он не ответил.

Женщина взяла его за руку и стала ее трясти:

— Скажи человеку, где он.

— Не знаю, — Лемберг повернулся ко мне. — И это чистая правда.

— А что вы можете сказать о Шварце?

— Томми на него раньше работал, когда жил в Рено. Они все время звали его обратно.

— А чем они занимались?

— Всякими незаконными вещами.

— Включая убийства?

— Томми никогда никого не убивал.

— До последнего раза?

— Я поверю вам, когда услышу его подтверждение этому.

Женщина закричала:

— Не будь идиотом, которым ты был всю жизнь! Что он такое тебе сделал, Рой, что ты так о нем заботишься?

— Он мой брат.

— Вы думаете, он с вами свяжется? — спросил я.

— Надеюсь, что да.

— Если вы что-нибудь услышите о нем, сообщите мне.

— Обязательно сообщу, — соврал он.

Я спустился на лифте вниз и положил перед дежурным десять долларов. Он лениво поднял на меня глаза.

— А это за что? Вы хотите снять номер?

— Сегодня нет, спасибо. Это ваш членский билет участника нашего общества. Завтра мы поставим в нем печать.

— Еще десятка?

— Вы быстро соображаете.

— А что я должен для этого сделать?

— Следить, кто приходит к Лембергу. И отмечать все телефонные звонки, особенно из других городов.

— Это можно. — Он быстро спрятал деньги. — А ее посетители?

— А к ней много приходят?

— Приходят и уходят.

— Она платит вам за то, что вы разрешаете ей принимать их?

— Это наше с ней дело. А вы полицейский?

— Только не это, — ответил я, как будто его вопрос был для меня оскорбительным. — В общем, следите за ними. Если это мне что-нибудь даст, вы получите премию.

— Если даст что?

— Даст результаты. А потом я буду с благодарностью вспоминать вас.

— Вот это для меня очень важно.

— Как вас зовут?

— Джерри Фарнсворд.

— Утром вы будете дежурить?

— В какое время утром?

— В любое время.

— Если получу премию, то буду.

— Еще пятерку, — сказал я и вышел.

На противоположном углу был магазин, где продавали периодику. Я перешел через улицу, вошел в магазин, купил «Субботнюю газету», проделал в ней дырку и час или больше следил за тем, что происходит в «Сассекс Армз», надеясь, что Лемберг не догадается о моей литературной маскировке.

Но Лемберг не вышел из отеля.

Глава 13

Я приехал в Редвуд-Сити после пяти. Электрички отправлялись на юг каждые пять минут. Их пассажиры, одинаково одетые — шляпы на голове, дипломаты в руке и газеты под мышкой, — устало направлялись к ожидающим их вагонам. Полицейский, регулирующий движение на углу рядом с вокзалом, сказал мне, как добраться к Шервуд-драйв.

Это был жилой район, где жили в основном молодые руководители. Он находился немного выше дороги, которая вела к комплексу Марвиста. Дома здесь стояли довольно на большом расстоянии друг от друга. По своей архитектуре они были разными. Перед домами ярко цвели цветы.

Перед домом Матесонов на траве лежал велосипед. Я постучал. Дверь открыл маленький мальчик. У него были черные глаза, как у матери, и копна каштановых волос.

— Я сейчас делал отжимания, — сказал он, тяжело дыша. — Вы к папе? Его нет дома, он еще не вернулся из города.

— А мама дома?

— Она поехала на вокзал, чтобы встретить его. Они должны быть через одиннадцать минут. Мне как раз столько лет.

— Одиннадцать минут?

— Одиннадцать лет. На прошлой неделе у меня был день рождения. Хотите посмотреть, как я отжимаюсь от пола?

— Хочу.

— Хорошо, заходите. Я покажу вам.

Я прошел за ним в гостиную, где главное место занимал большой кирпичный камин. Все в комнате было новым и очень чистым. Мебель была расставлена так аккуратно, что, казалось, трогать ее просто нельзя. Мальчик опустился на пол на зеленый ковер.

— Смотрите.

Он стал делать отжимания до тех пор, пока руки у него совсем не ослабли. Тогда он встал, дыша, как собака в жаркий день.

— Теперь, когда тренируюсь, я могу делать отжимания хоть всю ночь напролет.

— Но ведь ты устанешь.

— Чепуха. Я сильный. Мистер Стил говорит, что я очень сильный для своего возраста. Посмотрите, какие у меня мускулы.

Он завернул рукав своей трикотажной рубашки и стал сжимать и разжимать руку в локте, показывая, какие у него мускулы. Я потрогал руку.

— Да, твердые.

— Это оттого, что я занимаюсь отжиманием. Как вы думаете, я крупный для своего возраста или средний?

— Я бы сказал, довольно крупный.

— Вы таким же были, когда вам было одиннадцать?

— Примерно таким.

— А какой у вас рост сейчас?

— Немного больше шести футов.

— А сколько вы весите?

— Около ста девяноста фунтов.

— Вы когда-нибудь играли в регби?

— Играл немного в школе.

— А как вы думаете, смогу я играть в регби? — спросил он меня с надеждой в голосе.

— А почему нет?

— Это моя мечта. Я хочу стать регбистом.

Он стрелой выбежал из комнаты и вернулся с мячом в руках, который бросил мне.

Я поймал мяч, и это почему-то показалось ему очень смешным. Он смеялся до упаду, опустился на пол и сделал заодно несколько отжиманий.

— Прекрати. Я устал от твоих отжиманий.

— А я никогда не устаю, — сказал он хвастливо, хотя сам еле дышал. — Когда закончу с отжиманиями, начну бегать вокруг квартала.

— Прекрати эти разговоры. Я устаю от них.

20
{"b":"18673","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Список ненависти
Искушение архангела Гройса
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Брачная игра
Темная страсть
Тени прошлого
Обжигающие ласки султана