ЛитМир - Электронная Библиотека

— Из-за вашей жены?

— Моя жена — это только начало. Он продолжал жать на меня. Ему было недостаточно, что он делит со мной мою жену и мой дом. Он был очень жаден, хотел получить все больше и больше. И я, наконец, понял, что он хочет получить все. Все. — Голос его дрожал от возмущения. — После всего того, что я сделал, пошел на риск, он хотел лишить меня всего.

— Каким образом?

— Воспользовавшись парнем. Он что-то знал о Тео Фредериксе. Не знаю что. Не мог выведать ни у одного из них. Но Каллиган говорил, что этого достаточно, чтобы разрушить весь мой план. Конечно, это был и его план, но он был достаточно безответствен, чтобы разрушить все, если я не сделаю так, как он хочет.

— И вы его убили.

— Мне представился случай, и я им воспользовался. Это не было преднамеренное убийство.

— Никакие присяжные не поверят этому после того, что вы сделали со своей женой. Это выглядит очень преднамеренным. Вы дождались случая, чтобы убить беззащитного человека, а потом попытались свалить это убийство на свою больную жену.

— Она этого заслуживает, — возразил он холодно. — Она сама верила, что убила его. Наполовину верила. Она понимала, что виновата, потому что путалась с ним. Я сделал только то, что сделал бы любой мужчина в данных обстоятельствах. Она видела, что я зарезал его. Я должен был что-то сделать, чтобы заставить ее забыть это.

— Вы как раз этим и занимались во время ваших длительных посещений больницы? Убеждали ее, что это она во всем виновата?

Он ударил ладонью о стену:

— Это она причина всех неприятностей. Она — причина того, что он вошел в нашу жизнь. И она должна пострадать за это. Почему за все должен отвечать я один?

— Вы не должны. Вы можете разделить вину с этим парнем, Фредериксом. Где я могу его найти?

Он покосился на меня:

— Я хочу получить что-нибудь взамен, так сказать, кви про кво. — Это латинское выражение его, казалось, подбодрило. Он стал говорить быстрее, а потом перешел на скороговорку. — Это верно. Он действительно должен почти полностью отвечать за все это безобразие. Если это поможет разобраться, я готов выступать свидетелем. Элис не может быть свидетельницей против меня. Вы даже не знаете, правда ли то, что она говорила вам. Откуда вы можете это знать? Может быть, я прикрываю ее. — В голосе у него появилась надежда.

— А откуда вы знаете, что вы живой, Сейбл? Я хочу встретиться с вашим сообщником. Он был в Сан-Матео этим утром. Куда он направился?

— Совершенно не в курсе.

— Когда вы его видели в последний раз?

— Не понимаю, почему я должен сотрудничать с вами, если вы не хотите сотрудничать со мной?

Я все еще держал в руках его разряженное ружье. Потом поднял его как дубинку. Я был достаточно зол, чтобы использовать его в этом качестве, если возникнет необходимость.

— Вот почему.

Он так быстро отпрянул, что стукнулся головой о стену.

— Вы не можете использовать против меня такие методы. Это противозаконно.

— Хватит пускать мыльные пузыри, Сейбл. Фредерикс был здесь вчера вечером?

— Да. Он хотел, чтобы я получил для него деньги в банке. Я отдал ему все свои наличные, которые были в доме. Около двухсот долларов.

— Зачем ему были нужны деньги?

— Он не сказал. Вообще, он вел себя непоследовательно. Разговаривал так, как будто сломался, не выдержал напряжения.

— Что он сказал вам?

— Я не могу пересказать дословно, так как сам был ужасно расстроен. Он задал мне огромное количество вопросов, на которые я не был в состоянии ответить. Об Энтони Гэлтоне и о том, что с ним произошло. Все это самозванство вскружило ему голову. Кажется, он считает, что он на самом деле сын Гэлтона.

— А Шейла Хауэл была с ним?

— Да, она присутствовала при этом. Я понимаю, о чем вы думаете. Возможно, он говорил все это для нее. Если он играл, то нужно сказать, что она ему поверила. Но мне кажется, он и сам этому верит. Он был очень взволнован и угрожал мне расправой, если я не скажу ему, кто убил Гэлтона. Я не знал, что отвечать. В конце концов я вспомнил имя этой женщины из Редвуд-Сити — бывшей няни Гэлтонов.

— Миссис Матесон?

— Да. Я должен был ему что-то сказать, чтобы избавиться от него.

Патрульная машина въехала на холм и остановилась перед домом. Из нее вылез Конгер и еще один помощник шерифа. Сейблу предстояла тяжелая задача — оправдаться.

Глава 31

Они подбросили меня в аэропорт, и я сел в самолет. Это был тот же двухмоторный самолет, летевший тем же рейсом, что и три недели назад. Даже стюардесса была та же самая. Но теперь почему-то она выглядела моложе. Казалось, время для нее остановилось, тогда как я постарел и почти приблизился к среднему возрасту.

Она старалась подбодрить меня леденцами и кофе в бумажных стаканчиках. И вот опять появилась бухта и соляные копи.

Дом Матесонов был закрыт, шторы на окнах опущены, как будто в доме кто-то болен. Я попросил таксиста подождать меня и постучал в парадную дверь. Дверь открыла сама Мэриан Матесон.

Она жила по тому же расписанию, что и я, быстро старела. В волосах стало больше седины, лицо осунулось. Но все это каким-то образом сделало ее мягче. Даже голос стал нежнее, когда она сказала:

— Я ждала вас. У меня был еще один гость сегодня утром.

— Джон Гэлтон?

— Да. Джон Гэлтон. Маленький мальчик, за которым я ухаживала в Луна-Бэй. Я очень волновалась, увидев его через столько лет. С ним была его девушка. Он привез ее с собой. — Она заколебалась, а потом шире открыла дверь. — Заходите, если хотите.

Она провела меня в темную гостиную и предложила сесть в кресло.

— Зачем они к вам приезжали, миссис Матесон?

— Затем же, зачем и вы. Получить информацию.

— Какую информацию?

— О той ночи. Я подумала, что он имеет право знать правду. Поэтому рассказала все, что рассказывала вам: о Каллигане и Плечистом. — Ответ ее был туманным. Возможно, она старалась, чтобы и ее память тоже была туманной, не прояснялась.

— И как он это воспринял?

— Он очень заинтересовался. Естественно. Он весь превратился в слух, когда я рассказала ему о рубинах.

— А он объяснил, почему так заинтересовался рубинами?

— Он ничего не объяснял и быстро ушел. Они уехали на своей красной машине, даже не стали пить кофе.

— А они были дружелюбно настроены?

— По отношению ко мне? Очень дружелюбно. Девушка была очень любезна. Она сказала, что они собираются пожениться, как только ее молодой человек все выяснит. Она сказала: выберется из темноты.

— А что она имела в виду под темнотой?

— Не знаю. Она так сказала. Он же очень интересовался обстоятельствами смерти отца.

— А он говорил, что собирается делать дальше, куда они отправляются?

— Нет. Он спросил у меня, как добраться до аэропорта и ходит ли туда автобус. Мне показалось странным, что он спрашивает про автобус, когда у него есть прекрасная спортивная машина, совершенно новая.

— Он уклоняется от ареста, миссис Матесон. Он знает, что его машину сразу же обнаружат в аэропорту.

— А кто хочет его арестовать?

— Я, например. Это не сын Гэлтона. Это самозванец.

— Не может быть. Он копия своего отца.

— Внешность очень часто бывает обманчива. Вы не первая, кого обманула его внешность. На самом деле его имя Тео Фредерикс. Он мелкий мошенник из Канады, где чуть не зарезал человека.

Она закрыла рот рукой:

— Из Канады, говорите?

— Да, его родители — хозяева пансионата в Питте, в Онтарио.

— Но они как раз туда и поехали. В Онтарио. Я слышала, как он говорил ей, когда я была на кухне, что нет прямых самолетов в Онтарио. Как раз перед тем, как они ушли.

— А когда они здесь были?

— Рано утром, вскоре после восьми часов. Они ждали у дома, пока я вернусь со станции, куда отвозила Рона.

Я посмотрел на часы. Было почти пять часов дня. Прошло почти девять часов. При благоприятных обстоятельствах они могли уже быть в Канаде. И если мне повезет, то я буду там еще через восемь или девять часов.

46
{"b":"18673","o":1}