ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Темные тайны
Русская пятерка
Чудо-Женщина. Вестница войны
Десять негритят
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Последнее прости
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех

— Это не шутка. Как вас зовут?

Пожарники стали собираться вокруг нас. Я был зол и вспотел, поэтому сказал.

— Я — капитан Немо. Только что сошел с вражеской подлодки. Странно, но наши подлодки работают на морских водорослях. Даже корпус ее сделан из спрессованных водорослей. Отведите меня к самому большому начальству. Мы не можем терять времени.

— Он чеканутый, — сказал первый помощник шерифа. — Я так и думал. Я же говорил тебе, Барни. Помнишь?

— Да... — Барни читал содержимое моего бумажника. — У него права на имя какого-то Арчера из Западного Голливуда. И лицензия частного детектива на то же имя. Но, возможно, все это фальшивки.

— Это не фальшивки. — Мне надоел водевиль. К тому же, он грозил новыми неприятностями. — Моя фамилия Арчер. Я частный детектив. В настоящее время работаю на мистера Сейбла, адвоката.

— На Сейбла? — помощники шерифа переглянулись. — Отдай ему его бумажник, Барни.

Барни протянул мне бумажник. Я потянулся за ним, и наручники защелкнулись на моей руке.

— Другую руку, пожалуйста, — сказал он мне вежливо. Ведь я был ненормальным. — Давайте другую руку.

Я заколебался. Но сопротивление было не только бесполезным. Я буду виноват. А я хотел, чтобы виноваты были они. Чтобы их глупость вышла наружу.

Без сопротивления протянул им другую руку. Глядя на свое запястье, когда они надевали на него наручники, я увидел, что один палец у меня в крови.

— Пошли, — сказал первый помощник шерифа и положил мой бумажник к себе в карман.

Они потащили меня вверх по склону и посадили на заднее сиденье своей машины. Водитель пожарной машины высунулся из окна и закричал им:

— Не упускайте его из виду, ребята! Он крепкий орешек. Он тут наговорил мне целую историю о том, что у него украли машину, и я ему поверил.

— Ну, нас-то он не проведет, — сказал первый помощник шерифа. — Мы натренированы и можем запросто узнавать, кто преступник, а кто нет. Как вы можете запросто тушить пожары. Не позволяйте никому подходить к «ягуару». Поставьте здесь человека. А я пришлю ему замену, как только представится возможность.

— А что он сделал?

— Зарезал человека.

— Господи Иисусе, а я думал, что он честный гражданин.

Первый помощник шерифа сел на заднее сиденье рядом со мной.

— Предупреждаю, все ваши слова могут быть использованы против вас. Зачем вы это сделали?

— Сделал что?

— Зарезали Питера Каллигана.

— Я этого не делал.

— У вас рука в крови. Откуда кровь?

— Возможно, я измазался, когда осматривал «ягуар».

— Вы имеете в виду вашу машину?

— Это не моя машина.

— Так я вам и поверил! У меня есть свидетель, который видел, как вы уезжали с места преступления.

— В этой машине был не я. В ней был человек, который только что украл мою машину.

— Давайте не будем. Вы можете обмануть пожарника, но не полицейского.

— Это произошло из-за женщины? — спросил Барни, обернувшись к нам. — Если здесь замешана женщина, мы можем это понять. Преступление совершено в состоянии аффекта и все прочее. — И он добавил: — За это вам могут дать два-три года. Ведь так, Конгер?

— Конечно, — подтвердил Конгер. — Расскажите нам всю правду и облегчите свою душу.

Мне они надоели.

— Это была не женщина, а морские водоросли. Я всегда любил морские водоросли. Мне нравится добавлять их в пищу.

— А какое это имеет отношение к Каллигану?

Барни сказал с переднего сиденья:

— Мне все же кажется, что он ненормальный.

Конгер нагнулся ко мне:

— Он прав?

— Прав в чем?

— Что вы ненормальный?

— Да. Я жую водоросли, когда нахожусь на орбите. Это помогает найти ближайшую посадочную площадку.

Конгер жалостливо посмотрел на меня. Ведь я был сумасшедшим. Потом жалость сменило недоверие. Он стал понимать, что я смеюсь над ним. Вдруг лицо его стало темно-красным, несмотря на загар. Он сжал в кулак руку, которую держал на коленях. Мускулы его напряглись. Я нагнул подбородок, собираясь уклониться от удара, но он меня не ударил.

Нужно сказать, что он вел себя неплохо при данных обстоятельствах. Он даже начал мне нравиться, и я сказал:

— Как я уже вам говорил, моя фамилия Арчер. Я частный детектив. Сержант в отставке. В уголовном кодексе Калифорнии есть часть, посвященная незаконному аресту. Может быть, вы снимете с меня эти браслеты, как вы думаете?

Барни сказал с переднего сиденья:

— Подпольный адвокат, работающий в бильярдных? Конгер молчал. Он молчал долго. Усилия, которые он прилагал, чтобы немного пошевелить мозгами, исказили его тяжелые черты. Лицо его казалось настороженным, как будто он вдруг услышал громкий шум среди ночи.

Мы съехали с дороги и стали подниматься на холм к дому Сейбла. Вторая полицейская машина стояла у оранжереи. Из нее вышел Сейбл и за ним широкоплечий мужчина в штатском.

Сейбл был бледным и взволнованным.

— Долго же вы добирались, — обратился он ко мне. Увидев наручники, он произнес: — Боже мой!

Широкоплечий мужчина подошел к нашей машине и открыл дверь.

— В чем дело?

Конгер смутился еще больше.

— Все в порядке, шериф. Мы вот захватили подозреваемого. Уверяет, что он частный детектив и работает на мистера Сейбла.

Шериф обратился к Сейблу:

— Это ваш человек?

— Конечно.

Конгер уже незаметно снимал с меня наручники, надеясь, что я не вспомню о них. Затылок Барни покраснел. Он не повернул головы, когда я выходил из машины.

Шериф поздоровался со мной за руку. У него было спокойное обветренное лицо и живые блестящие глаза, замечающие все.

— Меня зовут Трэск. Не буду извиняться перед вами. Все мы ошибаемся. Одни больше, другие меньше, ведь так, Конгер?

Конгер ничего не ответил, а я сказал:

— А теперь, когда мы все хорошо повеселились, может быть, передадим по радио описание моей машины и человека, который ее угнал?

— О каком человеке вы говорите? — спросил Трэск.

Я объяснил ему и добавил:

— Если вы не против, шериф, я бы посоветовал вам связаться самому с дорожным патрулем. Наш приятель отправился в сторону Сан-Франциско, но потом мог и повернуть обратно.

— Я поговорю с патрулем.

Трэск пошел к своей машине. Я остановил его:

— Этим «ягуаром» должен заняться эксперт. Возможно, это угнанная машина.

— Возможно. Но будем надеяться, что нет.

Глава 6

Мертвый человек лежал там, куда он упал, на залитой кровью траве в десяти футах от парадной двери. Нижняя часть его белого пиджака была залита кровью. Лицо серое и непроницаемое, как каменные барельефы на памятниках, стоящих на могилах.

Человек шерифа фотографировал его камерой, установленной на треножнике. Это был беловолосый парень с длинным вездесущим носом. Я подождал, пока он передвинет свою камеру, чтобы снять с другого ракурса.

— Можно, я посмотрю на него?

— Смотрите, только не дотрагивайтесь. Через минуту я закончу.

Когда он закончил, я нагнулся над телом, чтобы лучше его рассмотреть. У него была одна глубокая рана в районе желудка. На ладони правой руки были порезы, на пальцах тоже. Нож с автоматически выскакивающим лезвием длиной в пять дюймов был весь в крови и лежал на траве между телом и вытянутой рукой мертвеца.

Я взял его руку. Она все еще была теплой и мягкой. Я повернул ее ладонью вниз. Кожа на костяшках пальцев, покрытых татуировкой, была сорвана, возможно, зубами.

— Он здорово защищался, — сказал я. Один из людей шерифа опустился рядом со мной. — Да. Будьте осторожны с ногтями на руках: под ними что-то есть. Возможно, человеческая кожа. Вы обратили внимание на татуировку?

— Я ведь не слепой, чтобы не видеть.

— Я имею в виду вот что. — Взяв руку покойника, я показал на четыре точки, вытатуированные в маленьком треугольнике между указательным и средним пальцами. — Это татуировка гангстерской банды. Потом он пытался скрыть ее с помощью другой татуировки. Многие бывшие члены гангстерских банд делают это. Я видел такое у людей, с которыми приходилось сталкиваться.

8
{"b":"18673","o":1}