ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это как же? Зурдан пожал плечами.

— Возможно, в Космическом патруле нашли способ вносить ложные воспоминания настолько искусно, что смогли обмануть Хармона. Или по какой–то причине оператор намеренно исказил запись. А может, он просто ошибся из–за преклонного возраста. — Зурдан повернулся к Майре:

— Пошли за доктором Хармоном.

Спустя несколько минут в дверях появилась худенькая согбенная фигура доктора Хармона, что–то бормочущего себе под нос. Казалось, за эти дни он состарился еще больше.

«Сколько же ему лет? — подумал Мантелл. — Наверное, более ста. Даже современная техника геронтологии не способна сохранить человеку молодость, если ему за восемьдесят пять. А Хармон выглядит старше».

— Что–нибудь случилось, Бен? — спросил старый доктор.

— Может быть, да, а может, и нет, — зыкнул на него Зурдан. — Я не уверен. Вроде бы один из Космических патрульных, которых захватил Бентли, узнал Мантелла и утверждал, что служил вместе с ним пять лет назад!

— Служил с… но это невозможно, Бен! Я сам проверял Мантелла. Он пробыл на Мульцибере семь лет. Об этом говорят все данные. И уж конечно, если бы я увидел что–то связанное с Космическим патрулем, то сразу же сообщил бы тебе.

— Ты уже стар, Эрик. Ты уже был стариком, когда влип в тот нашумевший скандал с вивисекцией и бежал сюда. С тех пор ты не стал моложе. Может, ты плохо прощупал Мантелла. Может, ты проглядел кое–какие факты?

Хармон, белый как мел, при последних словах стал багроветь.

— Послушай, Бен, — досадуя, проговорил Мантелл. — Неужели из–за дурацкой, отчаянной попытки патрульного выгадать себе несколько минут жизни ты станешь…

— Заткнись, Мантелл! Для меня слова патрульного показались достаточно убедительными. Для собственного спокойствия я хочу прояснить дело, не сходя с этого места. И чем скорее, тем лучше.

— Но ведь… — начал было Хармон.

— Готовь оборудование, Хармон. Мы повторим обследование.

На миг в комнате наступила мертвая тишина. Майра и Мантелл одновременно посмотрели друг на друга широко раскрытыми от ужаса глазами.

Мантелл понимал, какими последствиями грозит ему психопроба — на этот раз они обнаружат заговор против Зурдана. Ведь в прошлый раз, когда Хармон копался у него в мозгах, там ничего похожего не было. На этот раз, когда тонкие иголочки коснутся мозга Мантелла, для него и для Майры наступит конец.

Майра среагировала первой. Она выступила вперед и сжала пальцы на толстой руке Зурдана.

— Не тревожься, Бен! Джонни проверяли всего несколько недель назад. Ты же сам говорил, что нельзя апробировать человека дважды за один месяц — можно повредить его мозг. Разве не так, доктор Хармон?

— Разумеется…

— Замолчите, вы оба! — Зурдан на миг задумался, как бы вслушиваясь в наступившую тишину, потом сказал: — Мантелл для меня слишком ценен, и мне не хотелось бы его потерять. Но с другой стороны здесь пахнет опасностью для Стархевена. Если Космический патруль сказал правду, то Мантелл — первый шпион, сумевший проникнуть на Стархевен. Готовь свою аппаратуру, Эрик!

— Как прикажешь, Бен, — проговорил Хармон.

— Приказываю!

Хармон, шаркая ногами, направился к двери.

— Вели доктору Полдерсону провести запись, — крикнул вдогонку Зурдан.

Полдерсон был главным ассистентом Хармона. Старый ученый обернулся и зло сверкнул глазами на Бена: — Я еще и сам способен управляться со своей аппаратурой.

— Может — да, а может — нет! Но я хочу, чтобы проверкой Мантелла занялся кто–нибудь другой. Понятно?

— Очень хорошо! — нехотя сказал Хармон после многозначительной паузы.

Мантелл видел, что у старика задета профессиональная гордость. Что ж, он, конечно, сумеет отстоять ее, подумал Мантелл. Запись Полдерсона полностью совпадет с записью, сделанной Хармоном, за исключением одной пустячной детали — заговора.

Шагая по коридору в лабораторию психопробы, Мантелл почувствовал, как дрожат его руки.

Скоро все кончится. Все…

Лаборатория выглядела точно так же, как и в прошлый раз: койка, аппаратура, ряды книг и причудливый механизм для снятия психопробы. Новым было только одно: Полдерсон.

Ассистент, правая рука доктора Хармона, был бледен, как сама смерть. Он взглянул на Мантелла с некоторой опаской.

— Вы и есть подопечный? — спросил он замогильным голосом.

— Да, — через силу подтвердил Мантелл. За ним шаркающей старческой походкой вошел Хармон. Зурдан и Майра остались в приемной.

— Соблаговолите прилечь на кушетку, мы должны снять психопробу, — проскрипел Полдерсон. — Доктор Хармон, аппаратура готова?

— Сейчас я проверю еще раз, — пробормотал старик. — Постарайтесь, чтобы все было как надо. Запись должна быть безупречной, совершенно безупречной.

Он прошаркал за стеллаж с аппаратурой и поколдовал немного у ящика с лекарствами. Мантелл следил за ним с нарастающим беспокойством. Но вот Хармон повернулся, подошел к Полдерсону и дружески хлопнул того по плечу.

— Сделайте все, как надо, Полдерсон. Я уверен, что вы справитесь, — сказал он с натянутой улыбкой.

Полдерсон механически кивнул. Но когда он подошел к Мантеллу, чтобы покрепче привязать пациента к кушетке, его глаза вдруг стали сонными, будто подернулись мутной поволокой.

Доктор Хармон усмехнулся и поднял руку, показав Мантеллу свою ладонь. С внутренней ее стороны, у среднего пальца виднелась крошечная ампула микрошприца. Полдерсон, так кстати занявшийся аппаратурой и услужливо подставивший старику свое плечо, получил дозу наркотика.

Глава XIV

Мантелл взобрался на кушетку и позволил Полдерсону привязать себя. Тот водрузил ему на голову холодный колпак зонда. Хармон слонялся рядом, посмеиваясь про себя и наблюдая.

Внезапно старый доктор наклонился вперед и прошептал что–то на ухо Полдерсону. Первые несколько слов Мантелл не расслышал, уловив лишь окончание фразы:

— …смотри, чтобы данные психопробы были идентичны прежним по всем параметрам. Понимаешь? Идентичны!

Полдерсон неопределенно кивнул. Он пересек комнату, открыл опечатанный ящик и начал внимательно изучать фолиант с записью прошлой психопробы. Мантелл внимательно и настороженно следил за тем, что происходит.

Через несколько минут Полдерсон удовлетворенно кивнул, закрыл книгу и вернулся к аппаратуре.

До Мантелла, ожидавшего начала апробирования, внезапно донеслись звуки голосов:

— Бен, я уже говорила тебе… По–моему, слишком жестоко подвергать его второй раз психопробе. Он может лишиться рассудка, ты же знаешь. Он может…

Мантелл вздрогнул, услышав звук пощечины. Зурдан распахнул дверь лаборатории и проревел:

— Хармон! Я же приказал, чтобы психопробу проводил твой ассистент!

— Все так и есть! — пробурчал недовольно Хармон. — Доктор Полдерсон проводит один психопробу, а я лишь наблюдаю, как идет операция.

— Я не желаю, чтобы ты крутился поблизости от Полдерсона, от Мантелла и от аппаратуры, пока все не кончится, — рявкнул Зурдан. — Я хочу иметь совершенно независимую запись.

Хармон со вздохом ответил:

— Тогда давай подождем в твоем кабинете. Нехорошо, когда во время психопробы толчется слишком много людей.

И он с достоинством прошаркал мимо Зурдана в коридор. Зурдан последовал за ним, затворив за собой дверь. Мантелл остался наедине с Полдерсоном и его аппаратурой.

Худые пальцы Полдерсона нежно поглаживали приборную доску машины, словно лаская любимую женщину.

— Теперь вам надо расслабиться. Расслабьтесь, — произнес он тусклым от наркотика голосом. — Вы слишком возбуждены. Спокойней. Еще чуточку спокойней. Вам нельзя волноваться.

— Я и не волнуюсь, — солгал Мантелл. Он был натянут как струна. — Я спокоен, дальше некуда.

— Расслабьтесь. Вы слишком напряжены, господин Мантелл. Чересчур взволнованны. Всякая опасность абсолютно исключена. Психопроба — это научный метод, совершенно безвредный, лишь…

Трах!

Как и в первый раз, Мантелл почувствовал, что его череп будто раскололся надвое. Он закачался под ударом психопробы, цепляясь за остатки сознания, и провалился в беспамятство.

51
{"b":"186736","o":1}