ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я генерал–губернатор Медлис, — представился он. Голос у него был звучный и раскатистый, вполне подходящий для выступлений перед публикой. — Входите, пожалуйста.

Эвинг поблагодарил и вошел в кабинет. Двери тотчас же закрылись за ним.

Медлис сделал несколько шагов вперед — он едва достигал середины груди Эвинга — и протянул бокал. Эвинг взял его. В нем была искрящаяся пурпурная жидкость, слегка насыщенная углекислотой. Он удобно устроился в кресле, которое пододвинул для него Медлис, и посмотрел на генерал–губернатора, который продолжал стоять.

— Вы послали за мной, не желая терять времени, — заметил Эвинг.

— Я узнал о вашем прибытии сегодня утром. Не очень часто на Землю прибывают посланники планет–колоний. По правде говоря, — тут он вздохнул, — вы первый за триста с лишком лет. Вы вызвали определенное любопытство, что вы уже, наверное, успели ощутить на себе.

— Да, я это заметил, — Эвинг сделал несколько глотков, наслаждаясь разливающимся по всему телу теплом. — Я намеревался связаться с вами завтра утром. Но вы избавили меня от этих хлопот.

— Любопытство не давало мне покоя, — улыбаясь, признался Медлис. — В смысле официальных обязанностей мне, понимаете ли, практически нечего делать.

— Мне хотелось бы в самом начале своего визита заявить вам, что я прибыл на Землю с просьбой о помощи — от имени своей родной планеты. Свободной планеты Корвин, — начал Эвинг.

— Помощи? — На лице генерал–губернатора появилась тревога.

— Над нами нависла угроза нашествия противника внегалактического происхождения, — сказал Эвинг. Он вкратце обрисовал опустошения, чинимые клодами, и добавил: — Мы отправили на Землю несколько посланий для того, чтобы сообщить вам о сложившейся ситуации. Мы полагаем, что эти послания затерялись где–то в пути. Поэтому я и прибыл сюда лично просить помощи у Земли.

Прежде чем ответить, Медлис стал расхаживать по кабинету подпрыгивающей нетерпеливой походкой, напоминающей птичью. Затем он внезапно развернулся и успокоительным тоном произнес:

— Послания вовсе не затерялись, мистер Эвинг.

— То есть?

— Они были своевременно приняты и направлены в мой кабинет. И я их читал!..

— Но вы не ответили нам! — сурово прервал его Эвинг. — Вы умышленно проигнорировали их! Почему?

Спокойным, сдержанным тоном Медлис ответил:

— Потому что нет никакой возможности помочь вам или кому–нибудь другому, мистер Эвинг. Вы можете этому поверить?

— Я ничего не понимаю, — пожал плечами корвинит.

— У нас нет ни вооружения, ни армии, ни умения, ни желания сражаться. У нас нет космических кораблей.

Эвинг широко раскрыл глаза. Он не поверил своим ушам, когда сирианин Фирник сказал ему, что Земля беззащитна. Но услышать подобное из уст самого генерал–губернатора Земли?

— И все же, хоть какую–нибудь помощь Земля может нам предоставить! Нас на Корвине всего восемнадцать миллионов, — сказал Эвинг, заставив себя успокоиться. — Мы, конечно, имеем силы обороны, но они очень малочисленны. И наш запас ядерного оружия невелик.

— А у нас его нет вообще, — перебил его Медлис. — Имеющиеся у нас расщепляющиеся материалы могут быть использованы только в ядерных котлах электростанций общего пользования.

Эвинг посмотрел на кончики своих пальцев. Его бросило в дрожь при мысли о том, что он провел целый год жизни во сне, в тисках мороза для того, чтобы пересечь пятьдесят световых лет пространства. И все впустую.

Медлис понимающе улыбнулся.

— Есть еще один дополнительный аспект вашей просьбы о помощи. Вы говорите, что клоды нападут на вашу планету не раньше, чем через десять лет, а на нашу — не ранее, чем через столетие?

Эвинг утвердительно кивнул.

— В таком случае, — произнес Медлис, — проблема приобретает чисто академический характер. Гораздо раньше, чем истекут эти десять лет, Земля, так или иначе, окажется под властью Сириуса. И мы окажемся в положении, в котором никому не сможем помочь.

Эвинг взглянул на грустное лицо генерал–губернатора. Глубокие глаза Медлиса о многом сказали ему. Медлис четко сознавал, что ему выпало быть правителем Земли в эпоху глубокого упадка ее влияния.

— И насколько вы уверены в своем предположении? — спросил колонист.

— Настолько, насколько уверен в том, что меня зовут Мед–лис… — ответил правитель Земли. — Сириане уже давно проникли на Землю. Их сейчас на нашей планете больше миллиона. В любой день я могу ждать уведомления о том, что я уже больше не являюсь главой земного правительства.

— И вы ничего не можете сделать, чтобы помешать им? Медлис покачал головой.

— Мы абсолютно бессильны. То, что нас ждет, неизбежно. Поэтому нас мало беспокоят клоды, дружище корвинит. Я буду уже давным–давно мертв, когда они появятся здесь и разделаются с сирианцами.

— И для вас безразлична судьба планет–колоний? — яростно вскрикнул Эвинг. — Вы будете сидеть сложа руки и позволите пришельцам уничтожить вас? Среди планет–колоний слово «Земля» еще кое–что значит. Если вы провозгласите всеобщее военное положение, все колонии вышлют силы, для того чтобы защитить вас. Пока же разобщенные планеты и не помышляют об общем благополучии. Их беспокоят только собственные проблемы. Они не понимают, что если мы объединимся против клодов, то будем в состоянии их легко уничтожить. Поодиночке же они будут уничтожены одна за другой. Объявление войны, провозглашенное Землей…

— …будет совершенно бессмысленным и пустым делом, — закончил за него Медлис. — Поверьте мне, мистер Эвинг! Вас постигла несчастная судьба. Официально я вам сочувствую. Но я лишь старик, которого скоро скинут с трона, я не могу вам помочь.

Эвинг ощутил, как каменеют его челюсти. Поняв, что ему в общем–то сказать нечего, он поднялся.

— Я полагаю, что наша беседа подошла к концу. Прошу извинения за то, что отнял у вас столько времени, генерал–губернатор Медлис. Если бы я знал, каково истинное положение дел на Земле, я, скорее всего, не совершил бы этого путешествия.

— Я надеялся… — начал было Медлис. Однако он осекся и покачал головой. — Нет, было бы глупо…

— Сэр?

Старик вяло улыбнулся.

— У меня возникла одна нелепая мысль, когда я узнал о приземлении в Валлоне посла с планеты Корвин. Теперь я понимаю, насколько бредовой была эта идея.

— Можно спросить…

Медлис пожал плечами.

— Я подумал, что вы, возможно, прибыли, чтобы помочь Земле отстоять свою независимость, что вы предлагаете помощь в борьбе против Сириуса. Но, оказывается, вы сами нуждаетесь в помощи. С моей стороны было глупо ожидать, что среди планет найдутся защитники матери–Земли.

— Я очень сожалею, сэр, — тихо вымолвил Эвинг.

— О чем? О том, что вы не в состоянии оказать нам помощь? Но вам нет необходимости извиняться. — Медлис покачал головой. — Слишком долго над нами было безоблачное небо. Теперь же тени начинают падать на наши планеты. Пришельцы из Туманности Андромеды подкрадываются к нам, и дети Земли поворачиваются к своей Матери.

Он помолчал некоторое время, потом произнес:

— Я, наверное, надоел вам своей болтовней, мистер Эвинг. Вам сейчас лучше всего возвратиться назад. Я имею в виду — покинуть нашу планету. Отправляйтесь–ка лучше защищать свою родную планету от нашествия врагов. От нас вам не приходится ждать помощи.

Он нажал на кнопку в стене. Появился робот–слуга, бесшумно проскользнул сквозь открывающуюся дверь. Генерал–губернатор повернулся к нему:

— Проводите мистера Эвинга назад к ракетомобилю и проследите за тем, чтобы его с максимальным комфортом доставили в гостиницу в Валлоне.

Эвинг ощутил прилив жалости к старику, чья беда заключалась в том, что он представлял верховную власть на Земле в столь мрачные времена. Он сжал кулаки и ничего не сказал. Корвин казался сейчас ему бесконечно далеким. Его жена, его сын, жившие лицом к лицу с угрозой со стороны пришельцев, едва ли имели такое значение в сравнении с Землей и ее судьбой, гораздо менее страшной, но зато более мучительной.

8
{"b":"186736","o":1}