ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это был первый случай за последнюю сотню дней, когда боги не навредили, а помогли Питеру. Рука дьякона дрогнула, и выборка документов, образующая кластер, вдруг оказалась упорядочена по времени создания. И тогда Питер заметил, что документы, образующие аномальный кластер, были созданы все одновременно.

Хотя нет, не одновременно. Более пристальный осмотр показал, что документы аномального кластера создавались не в один момент времени, а в семь разных. И это были не точечные моменты, а довольно длинные промежутки времени, от двух до шестнадцати минут. И внутри каждого из этих промежутков времена создания файлов образовывали четкую последовательность, будто некий виртуальный писец последовательно вписывал в компьютер умные и осмысленные записи самого разнообразного содержания. Очень быстро вписывал, невероятно быстро.

Следующие два дня Питер изучал древние трактаты по компьютерному ремеслу. И к концу второго дня на него снизошло откровение — оказывается, у каждого файла, каким бы он ни был, в каких-то неведомых метаданных хранится информация не только о том, когда его создали, но и о том, кто его создал. А еще в компьютере есть особое виртуальное место, называемое эзотерическим словом «лог», там можно посмотреть, кто в какое время с этим компьютером работал. Конечно, надо иметь должные полномочия, но они, слава святому Тьюрингу, у Питера были.

Когда Питер увидел то, что увидел, он не поверил своим глазам. В течение первого, самого длинного сеанса массового порождения файлов с компьютером не работал ни один живой человек. Питер немного поразмышлял и решил, что компьютер, наверное, зачем-то сам скопировал эти данные из какого-то другого места внутри самого себя. А потом зачем-то уничтожил все оригинальные копии, потому что никакого подходящего «другого места» поиском не нашлось. А в книге написано, что должно найтись. Впрочем, там написано, что в компьютерах бывают некие «архивы»… нет, все равно должно было найтись. Получается, компьютер всю эту информацию сам придумал? Бред! Это же полноценный искусственный интеллект получается, а во всех источниках ясно написано — ни в первую, ни во вторую эпоху настоящего искусственного интеллекта создано не было, существовали лишь жалкие подобия.

Размышляя над этой непонятностью, Питер рассеянно листал трактат и вдруг его взгляд наткнулся на слово «сеть». Питер знал, как устроена сеть, в которую подключен мейнфрейм, но зачем-то все равно полез проверить конфигурацию. И там он увидел ответ на все свои вопросы. И когда он понял, что означает этот ответ, по спине Питера пробежали мурашки.

Могущественные предки не сумели создать искусственный интеллект, но слепая эволюция мемов породила за миллион дней то, что оказалось не под силу никакому разумному замыслу. Компьютеры спутниковой группировки, самые мощные на всем Барнарде и связанные в единую сеть, отрезанные катастрофой от поверхности планеты, обрели разум, преодолели изоляцию и снова вернулись в мир живых людей. Теперь понятно, почему процедура кластеризации отделила их творчество от остальных документов, порожденных разумами живых людей. Мейнфрейм лишен разума, но его память многократно превосходит человеческую, и этой памяти хватило, чтобы отделить человеческий разум от разума нечеловеческого. Все сходится! Если выбрать из лога только данные, связанные с сетью, сразу бросается в глаза точное совпадение времени — когда неведомый субъект доступа подключался к спутниковому адаптеру компьютера и когда в хранилище данных появлялись нечеловеческие документы.

И настал момент, когда Питер добрался до самой глубинной сути происходящего, постиг всю картину до конца. Карты нефтяных месторождений, чертежи электрогенераторов и трубопрокатных машин, все те откровения древней науки, которые совсем недавно перевернули мир, вся эта информация была вложена в мейнфрейм через спутник. Это не просто искусственный интеллект, это боги! Боги пришли на помощь погрязшей в невежестве человеческой общине Барнарда, сжалились над людьми и снова дали им утраченное знание. А то, что инструментом передачи этих знаний стала спутниковая группировка — мелкая деталь реализации, не стоящая внимания. Боги всемогущи и неограниченны в средствах, спутниковый интеллект — ничуть не худший инструмент в божественных руках, чем любой другой.

И тогда Питер понял, что кардинал Рейнблад не зря дал своему облажавшемуся слуге еще один шанс. И на этот раз Питер не обманул доверия высокого руководства. Когда он доложит его божественности о результатах расследования, это произведет эффект разорвавшейся бомбы. Не зря Питер так неистово трудился, не зря недоедал, недосыпал и не обращал внимания на неустроенность быта. Теперь все изменится. Награда за такое открытие будет воистину королевской! Надо только подготовить убедительный отчет.

2

Леди Патриция Трисам сидела на полу и горько плакала. Причины этому были следующие: во-первых, она споткнулась, упала и больно ушибла колено, во-вторых, никто не спешил к ней на помощь. Патти смутно припомнила, что несколько минут назад устроила истерику, послала всех гостей к бесам и демонам, и пошла по каким-то коридорам, куда глаза глядят. Но зачем она это сделала, она не помнила. И вообще, она чувствовала себя очень странно и неприятно. Руки трясутся, ноги не держат, в голове сумбур, а желудок так и подпрыгивает, того и гляди, стошнит. Впрочем, судя по привкусу во рту, ее уже тошнило. Не иначе, съела что-то не то. Говорят, похожее состояние бывает после передоза, но сегодня у Патти передоза никак не могло быть — к опиуму не притрагивалась, а конопли всего-то два косяка выкурила.

Патти высморкалась в подол платья, утерла слезы и завопила:

— Алиска, сука, а ну иди сюда живо! Поубиваю в натуре!

Собственный голос придал ей силы. Она протянула руку, ухватилась за какую-то деревяшку и попыталась встать. Деревяшка подалась и ударила Патти в лоб, что-то загрохотало и посыпалось. Патти снова упала.

Стало светло, и Патти поняла, что до этого сидела в кромешной тьме. А теперь посреди тьмы открылась дверь, в дверном проеме нарисовался женский силуэт и воскликнул голосом Алисы:

— Леди Патриция, вот вы где! Что вы делаете в этом чулане? Ой, на грабли наступила, бедненькая!

— Заткнись, сука! — рявкнула Патти и с негодованием отбросила гадскую деревяшку, которая оказалась садовыми граблями. — А ну поднимай меня, живо!

Алиса помогла ей встать. Некоторое время Патти стояла, опершись на ее плечо, и тяжело и часто дышала. Затем провела рукой по груди рабыни, неловко ухватила ее за голову, притянула к себе и поцеловала. Хотела в губы поцеловать, но промахнулась и попала в ухо.

— Вам надо умыться, леди Патриция, — сказала Алиса, брезгливо отстранившись.

— Держи меня, сука, а то упаду! — взвизгнула Патти.

Но не упала, устояла.

— Пойдемте, леди Патриция, я вас умою, — предложило Алиса.

— Сейчас я сама тебя умою, — проворчала Патти.

И тут ее стошнило на садовый инвентарь.

— Что ж вы так, леди Патриция… — прокомментировала Алиса. — Надо меру знать…

— Я тебе покажу меру, мразь! — огрызнулась Патти. — Ты меня отравила, сука!

— Пойдемте умываться, леди Патриция, — сказала Алиса.

И стала тащить хозяйку к выходу из чулана.

— Отпусти меня, мерзавка! — рявкнула Патти. — Сама пойду!

Протошнившись, Патти почувствовала себя лучше. Голова по-прежнему кружилась, ноги заплетались, во рту будто кошки нагадили, но в затуманенном мозгу наступило некоторое просветление.

— Ну, блин, вообще! — резюмировала Патти.

— Пойдемте, леди Патриция, — повторила Алиса в очередной раз. — Вам надо умыться и поспать. Или сразу поспать, если совсем тяжело.

Патти поразмышляла над этой идеей и одобрила ее. Но…

— А где я вообще? — спросила Патти.

— В хозяйственной пристройке, — объяснила Алиса. — Ваша высокородность изволили наблевать себе на платье, забраться в сарай, наступить на грабли и рыдать. И еще у вашей солнцеподобности на лбу большая шишка, и щека расцарапана.

35
{"b":"186760","o":1}