ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы не знаете, где сейчас Бетти Сиддон, миссис?

Она покачала своей серебряной головкой.

— К сожалению, нет. Разве с Бетти что-нибудь случилось?

— Она отправилась искать Милдред Мид и сама куда-то пропала. Возможно, вы знаете, где можно найти Милдред?

— Нет, не знаю. Она звонила мне несколько месяцев назад, сразу по приезде в город, но я не хотела встречаться с нею. Не хотела будить все эти давние воспоминания...

— В таком случае, вам не следовало выкапывать эти кости, — заметил я. Она внезапно забилась в истерике, посылая меня ко всем чертям, но это пожелание прозвучало фальшиво, словно она адресовала его себе.

Серая тень ненависти к себе самой, будто вуаль, упала на ее лицо, она закрыла его ладонями.

— Зачем вы их выкопали? — спросил я.

Молчала она долго, наконец, не отнимая рук от лица, выдавила:

— Просто запаниковала...

— Почему?

— Боялась, что обыщут дом, и я буду отвечать за смерть этого человека.

Она наблюдала за мной сквозь пальцы, словно уже сидела за решеткой.

— Кто-то угрожал выдать вас?

Ее молчание я счел подтверждением своей догадки.

— Кто это был, миссис Хантри?

— Я не уверена... Она сюда не приходила... Просто позвонила прошлой ночью, угрожая, что расскажет полиции все, что знает. Думаю, это была та женщина, приходившая сюда с мальчиком в день смерти этого человека...

— Чего она хотела от вас?

— Денег, — она опустила ладони, губы ее кривились, в глазах проглядывала враждебность.

— Сколько?

— Она не называла точной суммы, видимо много...

— Когда вы должны отдать ей деньги?

— Завтра. Она сказала, что позвонит завтра, и чтобы я до того времени собрала, сколько могу.

— Вы собирались сделать это?

— Собиралась. Но ведь теперь это не имеет смысла, правда? Разве что мне как-то удастся договориться с вами...

Она запустила пальцы в волосы и держала свою голову обеими руками, будто это было произведение искусства, которое она вольна была сохранить или продать.

— Я сделаю все, что смогу. Но от Маккендрика вам отделаться не удастся. Мне кажется, вы должны постараться найти с ним общий язык, и как можно скорее.

— Нет, мне нужно время, чтобы собраться с мыслями... Вы подождете до утра?

— При одном условии — вы не должны предпринимать никаких неразумных шагов. — Вы имеете в виду, чтобы я не убежала?

— И не покончили с собой.

Она коротко и зло дернула головой.

— Я намерена остаться на месте и драться! Надеюсь, вы будете на моей стороне...

Я не стал давать ей никаких обещаний. Когда я поднялся и двинулся к выходу, мне показалось, что с затененных стен за мной следят глаза портретов Хантри. Миссис Хантри проводила меня до двери.

— Прошу вас, не судите меня слишком сурово, мистер. Знаю, я произвожу впечатление абсолютно испорченного человека, но на самом деле, совершая те или иные поступки или не совершая их, я не имела выбора. Моя жизнь не была легкой даже до исчезновения мужа. А с того момента превратилась в эдакий мелкий паршивый ад...

— С Рико?

— Да, с Рико. Я же сказала, что у меня не было выбора.

Она стояла очень близко от меня, прикрыв ресницами внимательные глаза, словно собиралась совершить очередной свой выбор.

— Тридцать лет назад, в Аризоне был убит молодой солдат по имени Вильям Мид, — сказал я. — Он был внебрачным сыном Феликса Хантри и Милдред Мид, то есть, сводным братом вашего мужа...

Она отреагировала так, будто я ударил ее, а она намерена расплакаться: подняла брови и опустила нижнюю губу. Потом на какое-то время закрыла лицо руками, но не сказала ни слова.

— Ваш муж покинул Аризону сразу после этого, и существует подозрение, что это он убил Вильяма Мида. Это правда?

— Но почему?! Какие у него могли быть мотивы?!

— Я надеялся, что это скажете мне вы, миссис. Разве вас с Вильямом ничто не связывало когда-то?

— Нет, разумеется, нет!

Глава 34

Я оставил ее наедине с ее мыслями и двинулся вдоль побережья на юг. Движение на шоссе все еще оставалось весьма интенсивным. Было еще не так уж поздно, но я чувствовал себя измученным. Долгий и совершенно беспредметный разговор с миссис Хантри лишил меня остатка сил. Я вернулся к себе в гостиницу, надеясь, что там меня ждет какое-нибудь известие от Бетти.

Не было ничего. Однако мне передали, что Паола Граймс ждет моего звонка в отеле «Монте Кристо». Не без труда я дозвонился до ее номера, трубку она сняла мгновенно.

— Алло?

— Говорит Арчер.

— Ну, наконец-то! — ее голос был резким и злым. — Мама сказала, что передала вам деньги для меня. Пятьдесят долларов. Они мне нужны, без них я не могу выбраться из этой вонючей дыры. И в придачу в моей машине не работает зажигание!

— Я сейчас принесу тебе эти деньги. Я уже пытался отдать их тебе.

— Надо было оставить у администратора!

— Не у этого администратора. До свидания, Паола.

Когда я подъехал к гостинице, она ждала меня в холле. Я заметил, что девушка причесалась, умылась и освежила макияж. Однако, была она подавлена и выделялась среди расцветающих ночью девчонок и их кавалеров. Я отдал ей пятьдесят долларов, которые она пересчитала, свернула в трубочку и сунула за лифчик.

— Хватит, чтобы расплатиться за гостиницу? — спросил я.

— Пожалуй, хватит по сегодняшний день. Не знаю, что будет завтра... Полиция не разрешила мне покидать город, но они не хотят мне выплатить даже часть отцовских денег, а у него была при себе довольно большая сумма. — Ты их получишь... или твоя мать.

— А может, мои правнуки?! — в ее голосе звучала горечь. — Я не верю легавым и не люблю этот город! Не люблю здешний народ! Убили моего отца, и я боюсь, что теперь убьют меня!

Ее страх был заразен, я оглядел холл, видя его ее глазами: будто комната ожидания, где содержатся потерянные души среди бесконечной ночи.

— Кто убил твоего отца?

Она затрясла головой, и черные волосы упали на ее лицо, будто ночной мрак.

— Я не хочу говорить об этом! Не здесь...

— Мы могли бы поговорить в твоем номере.

— Нет, об этом и речи быть не может! — она глядела на меня полными ужаса глазами из-за сетки волос, будто загнанный зверек, — в номере нас могут подслушивать, я там находиться из-за этого не могу!

— Кто может подслушивать?

— Может, полиция, а может, убийцы... Какая разница, они друг друга стоят!

— Ну, давай выйдем и посидим в моей машине.

— Нет уж, спасибо!

— Тогда пойдем пройдемся, Паола.

К моему удивлению, она согласилась, мы вышли из гостиницы и влились в толпу пешеходов. Пальмы, выстроившиеся по другой стороне улицы, шуршали листвой над пустыми киосками, где еженедельно проходили распродажи картин. За ними поднимались, разбивались и опадали фосфоресцирующие белые волны, словно им было доверено невыполнимое задание — отмерять время и пространство.

Мы медленно двигались вдоль улицы, и напряжение Паолы начало постепенно ослабевать. Казалось, наши шаги примерялись к ритму моря, над нами открывалось небо, скупо освещенное лучами висящей низко над горизонтом луны.

Паола коснулась моего плеча.

— Ты спрашивал, кто убил моего отца...

— Спрашивал.

— Хочешь знать, что я об этом думаю?

— Да.

— Понимаешь, я мысленно повторила все, что говорил отец. Он верил, что Ричард Хантри жив и живет здесь, в Санта-Терезе, под другим именем. И он был уверен, что это Хантри написал тот портрет Милдред Мид. Мне тоже так показалось, когда я впервые его увидела. Конечно, я в этом не разбираюсь так, как отец, но у меня создалось впечатление, что это Хантри.

— Ты уверена, что твой отец был честен, Паола? Картина Хантри стоит намного больше, чем другие...

— Я знаю, и он тоже это знал. Именно поэтому он старался доказать, что картина подлинная. В последние дни своей жизни он пытался отыскать Хантри и убедиться, что это его картина. Он даже нашел Милдред Мид, она сейчас живет здесь. Это была любимая натурщица Хантри, хотя, конечно же, для этого портрета она не позировала, она уже старуха.

46
{"b":"18677","o":1}