ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Йога между делом
Земля лишних. Треугольник ошибок
Первый шаг к мечте
Клинки императора
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Шестнадцать против трехсот
Мне сказали прийти одной
Три версии нас
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси

— Она еще не нашлась?

Глава 38

Приехав в центр, я зашел в редакцию газеты. Вестей от Бетти все еще не было. У ее приятельницы Фэй Брайтон были красные глаза. Она сказала мне, что был какой-то подозрительный звонок, но собеседница не пожелала назвать ни имени, ни номера телефона.

— Она вам угрожала?

— Да нет, собственно, скорей была встревожена. Хотела узнать, не случилось ли чего с Бетти. А когда я спросила, почему это ее интересует, она положила трубку.

— Когда был этот звонок?

— Сегодня утром, около десяти. Я не должна была так говорить с ней, если бы я была более тактичной, она, быть может, еще что-нибудь сказала!

— Вам показалось, что она что-то знает?

— Да, показалось, — подумав сказала Фэй. — Или она боялась чего-либо, или чувствовала за собой вину.

— Что вы можете сказать об этой женщине?

— Я об этом думала. Правильная речь, как у образованного человека, но странный голос... — какое-то время она словно прислушивалась. — Возможно, она негритянка, образованная негритянка.

Я принялся вспоминать, как звали чернокожую медсестру из «Ла Палома». Миссис Хольман! Я взял у Фэй Брайтон телефонную книгу и попытался отыскать в ней эту фамилию, она там не значилась.

Мне нужно было связаться с местной негритянской общиной. Единственный, кто пришел мне в голову, был хозяин винной лавочки, у которого я купил две бутылки виски для Джерри Джонсона. Я направился туда и нашел его за прилавком.

— Еще немного теннессийского виски? — спросил он.

— Это всегда пригодиться.

— Две четвертушки? — он приветливо улыбался, забавляясь моими вкусами.

— На сей раз я попробую взять пол-литра.

Когда он упаковывал мне бутылку, я спросил не знаком ли он с медсестрой по имени Хольман. Он с интересом поглядел на меня, но отвел глаза, не желая присматриваться слишком долго.

— Кажется, я слыхал о такой, но лично ее не знаю. Я знаком с ее мужем.

— Она ухаживала за моей приятельницей, — сказал я, — в этом приюте, «Ла Палома». Мне бы хотелось сделать ей маленький подарок.

— Если речь идет об этом, мистер, — он указал на бутылку, — то я мог бы передать...

— Мне бы хотелось сделать это лично.

— Ну, как хотите. Миссис Хольман проживает неподалеку от пересечения Ноупел и Мартинес. Третий дом от угла, перед ним растет такое большое перечное дерево. Отсюда вам следует взять направление на юг, свернуть на пятом перекрестке и проехать квартал в направлении океана.

Я поблагодарил его, заплатил за виски и двинулся на юг. Перечное дерево представляло собой единственный зеленый оазис на всем протяжении улицы, состоящий из деревянных двухэтажных домиков. В его неплотной тени стоял кузов старого «Шевроле» 1946 года, служивший игрушкой стайке чернокожих детишек.

Миссис Хольман наблюдала за ними с крыльца. При виде меня она вздрогнула и непроизвольно метнулась к двери, потом облокотилась на нее и попыталась мне улыбнуться, но глаза ее остались напряженно-внимательными. — Добрый день, — сказал я.

— Добрый день...

— Это ваши дети?

— Один мой, — она не сказала, который именно. Чем могу быть вам полезной?

— Я все еще ищу миссис Сиддон. Мне очень тревожно за нее, и я подумал, а вдруг вы тоже тревожитесь...

— Не понимаю, почему вы так думали, — ответила она равнодушно.

— А вы не звонили в редакцию сегодня утром?

Она глянула на детей поверх моего плеча, они сидели тихо и неподвижно, словно в раскидистой тени перечного дерева им было не слишком хорошо.

— Может, и звонила... ну и что?

— Если вы могли сделать это, то можете также и поговорить со мной, миссис. Я не стараюсь впутать вас ни во что, я хочу найти Бетти Сиддон. Мне кажется, ей угрожает опасность, и вам, видимо, тоже так кажется.

— Этого я не говорила.

— И не нужно. Вы вчера вечером видели мисс Сиддон в «Ла Палома»?

Она медленно наклонила голову.

— Видела.

— Когда именно?

— Ранним вечером. Она приехала к миссис Джонсон и они тихо разговаривали в одной из пустых комнат. О чем был разговор, я не знаю, но вышли они оттуда вместе и уехали в машине мисс Сиддон, не сказав мне ни слова.

— Значит, прошлой ночью миссис Джонсон дважды ходила домой?

— Выходит так.

— А когда она вернулась, в «Ла Паломе» была полиция, не так ли?

— Возможно.

— Вы прекрасно знаете, что это было именно так, миссис. Они должны были сказать вам, чего ищут...

— Может, они и говорили, я не помню, — она говорила очень тихо, была очень смущена и стояла неподвижно.

— Вы не можете не помнить этого, миссис Хольман. Полицейские искали Милдред Мид и Бетти Сиддон и наверняка расспрашивали вас о них.

— Может, и расспрашивали... Я очень устала, у меня масса хлопот, а позади нелегкая ночь...

— День может оказаться еще тяжелее...

— Как вы смеете угрожать мне?! — вдруг взорвалась она.

Играющие в «Шевроле» дети застыли в пугливой неподвижности. Одна малышка — видимо, дочка миссис Хольман — закрыла личико ладонями и начала тихо всхлипывать.

— Как вы смеете лгать мне? — спросил я у ее матери. — Я вам не враг и не хочу подвести вас, но вы себя сами подведете, если не скажете мне правды.

Она посмотрела на плачущего ребенка за моей спиной.

— Хорошо, — выдохнула она, — пусть будет так. Миссис Джонсон просила меня не говорить никому, что обе они — миссис Мид и мисс Сиддон — были в «Ла Паломе». Я знала, что это мне дорого обойдется и должна была понять, что в конце концов все это выльется на меня!

Глава 39

Я снова вернулся на Олив-Стрит. В ярком полуденном свете дом Джонсонов выглядел странно уныло, словно длинное старческое лицо с застывшей на нем гримасой неодобрения в отношении наступивших времен.

Я оставил машину на другой стороне улицы и попытался представить, что произошло внутри дома и что может там происходить в данный момент. Даже если Бетти там, я не знаю, удастся ли мне ее найти. Дом старый, он полон закоулков, а я его не знаю.

По улице в направлении клиники промелькнула маленькая «Тойота», сидящий за рулем мужчина напоминал Лэкнера, адвоката Фреда Джонсона. Он остановился кварталом дальше, вблизи места, где был убит Пол Граймс. Я услыхал стук дверей «Тойоты», но не знал, вышел ли кто-нибудь из нее, так как машину заслоняли деревья.

Я достал из машины бутылку виски и револьвер и разместил все это в карманах пиджака, потом перешел улицу и постучал в дверь дома Джонсонов. Из-за угла дома до меня долетел тихий шелест и я прижался спиной к стене, сжимая в руке взведенный револьвер. Густые кусты у крыльца слегка колыхнулись и до меня донесся тихий голос Фреда Джонсона:

— Мистер Арчер?

— Да.

Фред перепрыгнул через балюстраду. Он был очень бледен и выглядел, словно человек, все свое детство проведший в бегстве от всяческих бед.

— Где ты был, Фред?

— У мистера Лэкнера, он подвез меня.

— Ты считаешь, тебе до сих пор нужен адвокат?

Он склонил голову, чтобы я не видел его лица.

— Пожалуй...

— Почему?

— Мистер Лэкнер советовал мне ни с кем на эту тему не говорить.

— Возможно, ты будешь вынужден говорить на эту тему, Фред.

— Я знаю, это он мне тоже сказал. Но он хочет, чтобы говорил я в его присутствии.

— Куда он направился?

— Побеседовать с капитаном Маккендриком.

— О чем?

Он заговорил тише, словно собственный дом мог его услыхать.

— Я не могу этого сказать.

— Ты кое-чем обязан мне, Фред, я ведь помог тебе избежать тюрьмы, если бы не я, ты сейчас сидел бы в камере в Копер-Сити.

— Но я обязан также своим отцу и матери...

Я схватил его за плечи, он дрожал, усы свисали на прыгающие губы, как символ его болезненного, ранимого мужского достоинства.

— Что совершили твои родители, Фред? — спросил я самым ласковым тоном, на какой был способен.

— Я не знаю... — он с трудом проглотил слюну, а язык его двигался между губами, словно крошечный зверек в поисках выхода.

52
{"b":"18677","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мы из Бреста. Путь на запад
Небесная музыка. Луна
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Пока тебя не было
Манускрипт
Без боя не сдамся
Криштиану Роналду
Молочные волосы