ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидя верхом на лошади, под низко нависающей над краем опушки широкой, раскидистой лапой старой, мохнатой ёлки, он внимательно присматривался к весёлой суете, царившей в лагере военнопленных. Если конечно этот лагерь летнего труда и отдыха с беззаботными, весёлыми юными обитателями, можно было так назвать.

Как ни удивительно, но это было именно так. Наверное, сказался возраст обоих сторон. Что пленные — молодые девчонки по пятнадцать, шестнадцать лет, что их охранники — молодые ребята, старшему из которых этим летом дай Бог, чтоб стукнуло двадцать пять, все они были примерно одного возраста, плюс-минус. И, похоже, им безумно было интересно общаться друг с другом. Что одни, что другие представляли для каждой из сторон свой собственный — новый, неведомый для другого мир. Такой казалось бы похожий, а всё одно, совсем разный. И обе стороны, словно магнитом тянуло друг к другу.

И, безусловно, сказалось, что их было то там, всего сорок человек. Тридцать девчонок и десять мальчишек.

— "Ни охраны, ни сторожей! Никого! — раздражённо подумал Сидор, глядя из-под ладони на раскинувшийся перед ним лагерь. — Десятника, кто тут у них за старшего, сниму к чёртовой матери!"

Этого следовало ожидать, — мрачно пробормотал Сидор себе под нос.

— Угу, — согласно гугукнул рядом Димон.

Сидя рядом на лошади, он из-под руки так же внимательно разглядывал открывшийся перед ними лагерь.

Твоя была "мудрая" мысля разбить их на пары?

— Нет. Сами разобрались, — сердито огрызнулся Сидор. — Тут-то как раз их не надо учить.

Признаваться Димону, что это было именно его дурацкая идея, ему категорически не хотелось. Ещё обвинит в сводничестве. С него станется.

Моя идея была пригнать сюда три, четыре десятка девчонок, покрепче да помоложе. И дать им в охрану десяток парней, чтоб охраняли их от людоедов. Тут кругом полно подгорных ящеров, людоедов. Так что тогда эта мысль показалась стоящей. Куда они без оружия-то сунутся. Чтоб сидели в тайге, боялись каждого шороха и носа не высовывали за периметр лагеря, не пытаясь свалить, домой по-тихому.

— Значит, свалят по громкому, — весело скаламбурил Димон.

Раздавшийся тут же треск падающего дерева заглушил его последние слова. Судя по характерной жестикуляции, беззвучно произносимой Димоном, ничего не матерного в его, так и не произнесённых словах, не было.

О! — обрадовался Димон. — Что я говорил!

Спрашивается только, нахрена им сдалась эта несчастная ёлка? Чем помешала? В стороне от ручья и на краю леса? — задал он в пространство вокруг риторический вопрос. — помнится, кто-то мне говорил, что они тут завалы на ручье расчищают? — насмешливо покосился он на мрачного Сидора. — Чтоб вода в болоте не подтапливала наш ягодный остров? Посуше чтоб было. А? Мелиоратор хренов.

Эх! — пришпорил он коня, посылая вперёд. — Как я еду не свищу, а наеду, не спущу! Пока стоим, эти уроды поубивают сами себя нах!

Где старший, салаги! — заорал он, словно чёрт из табакерки выскакивая на коне возле дымящего на краю горельника костра.

Шарахнувшаяся в сторону какая-то девчонка с поварёшкой в руке, запустила в его сторону таку-ую очередь замысловатых словесных конструкций, что застывший от неожиданности Димон замер, уставившись в растерянности на неё.

— Где Старший по лагерю? Тебя спрашивают! — неспешно подъехавший следом Сидор, негромким, холодным голосом перебил разоравшуюся с перепугу девицу. — Где Юрась?

— Там! — повариха сердито ткнула куда-то в сторону упавшего дерева половником. — Там! Народ в поле. Все завал растаскивают.

Окинув ладную, фигуристую девицу равнодушным взглядом, Сидор для себя безразлично отметил: "Красивая. Типичная амазонка. Однако, какая-то странная, чересчур взрослая".

Рассматривать, принявшуюся дальше кашеварить возле костра пленную амазонку, интереса особого не было. Поэтому, не задерживаясь у костра, Сидор двинулся в указанном направлении. Злой Димон же застрял. Видимо собрался строить в одну шеренгу и в несколько рядов, нахамившую ему девицу.

Как он это умел делать Сидор прекрасно знал, также как имел и ясное представление, что у того в конечном счёте получится. Точнее — что получит… Мешать ему он не собирался.

В конце концов, молодухи в городе из-за него уже не раз было дрались между собой. Теперь же, с появлением в сфере его прямого доступа новой большой партии молодых, симпатичных девиц, от этого профессионального котяры следовало ожидать аналогичных поползновений.

— Котяра, — угрюмо буркнул он вполголоса, вспоминая сразу ставшую умильно масляной рожу Димона возле костра.

Как он при этом будет разбираться ещё и с теми двумя девицами, на которых недавно якобы "женился" по существующему здесь незамысловатому брачному обряду, и которые остались на время его отсутствия дома в Долине, Сидору было всё равно. В конце концов, не маленький, разберётся. С другой стороны, сравнительный анализ поведения аналогичных возрастных и социальных групп женщин в….

Сидор оборвал свои неуместные сейчас социологические размышления. Перед ним замаячила толпа суетящихся возле упавшего дерева молодых парней и девчонок. Разобрать средь них кто тут был охранник, а кто охраняемый, было невозможно. Все были перемешаны в одной куче.

— Нихрена! Ты ей слово, она тебе два. Кошмар! Как она ругается. И ничего не желает слышать. Что в лоб, что полбу, — обернувшись на голос, Сидор с удивлением увидал у себя за спиной раздражённого, злого Димона, бросившего распекавшего нахамившую ему девицу и присоединившегося к нему.

— "Ничего не понимаю, — подумал он. — Димон? Не стал кадриться к новенькой, незнакомой красотке? На полном серьёзе отчитывал её, как какого-нибудь салагу? Быть того не может! Невероятно! Где-то кто-то явно сдох!"

— Не нравится мне эта девица, — подъехавший к нему Димон, крайне серьёзно смотрел на него.

Сидор от удивления чуть не сверзился с лошади.

Только из-за того что она тебе нахамила? — потрясённо уставился он на него.

Нет! Это был не Димон. Чтоб на полном серьёзе обругать красивую девчонку, какая бы она там ни была? Нет, настоящий Димон так бы не смог. Раньше женщины для него было нечто святое.

"Вот что значит, жить с двумя бабами разом. Совсем крыша съехала у парня, — с сожалением констатировал он про себя. — Он теперь, несчастный, даже на других красоток и не глядит".

Что, — усмехнулся понимающе Сидор. — Боишься, близняшки прознают про твои выкрутасы здесь, и теперь уже не только мясо с жировой подкладкой, но и все волосья повыдергают?

— Дурак ты Сидор! — беззлобно обругал его Димон.

Она не та за кого себя выдаёт, — не обратив на его подначку внимания, хмуро бросил он. — Это не амазонка.

— А кто? Шпало-рельсоукладчица? Или рельсо-шпалоукладчица? Или простая баба с веслом? Да и вообще, откуда тебе знать? — неподдельно удивился Сидор. — Что, уединённо сидя у себя в долине ты прошёл за зиму курс обучения на распознавание истинных амазонок? — ехидно ухмыльнулся он.

— Ты забыл, что у меня две жены. И обе амазонки, — ещё более посерьёзнел Димон. — И как ни крути, а именно в амазонках, — подчеркнул он, — я теперь разбираюсь лучше всего. Теперь, — подчеркнул он, подымая вверх правый указательный палец.

И это, — ткнул он тем же пальцем себе за спину, — не амазонка. Кто угодно, но не амазонка.

— Потом разберёмся, — сердито отвернулся от него Сидор.

Внезапное появление Димона сбило его с какой-то важной мысли, забрезжившей было на краю сознания. Поэтому он был сейчас недоволен. И надо было не выяснять, кто там к ним попал в своё время в плен, дело прошлое, а разбираться, что здесь происходит. Здесь и сейчас на этом ручье.

Похоже, за пару месяцев его отсутствия, в этом лагере всё пошло как-то… не так, как планировалось. А этот… ловелас лезет с какой-то ерундой.

Здесь, в этом самом дальнем и самом перспективном для его планов лагере, творилось чёрт знает что. Уж точно не ГУЛАГ, как Маня ядовито его задумку постоянно шпыняла. Или на худой конец, не какой-нибудь простенький концентрационный лагерь, типа там… Бухенвальда, Маутхаузена или Тотенхофа. Всё вокруг творящееся на эти исторические примеры не походило совершенно.

30
{"b":"186771","o":1}