ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А когда, пошарив по пыльным углам и найдя на чердаке, в чулане и на фабричной свалке ещё с десяток каких-то старых, разбитых остовов, то ли от швейных, то ли ещё от каких-то машинок, бывшего когда-то многочисленного фабричного оборудования, и Машка согласилась заплатить за этот хлам ещё полсотни золотых, он окончательно успокоился. С сиротами рассчитались полностью и по справедливости. Теперь у этих двух чересчур гордых соплюшек сестричек Светки и Лизки было на что жить.

К вопросу об иерархии…*

Оформление окончательно всех бумаг, много времени не заняло. Быстренько подмахнув представленные ему документы и тут же, прямо на старом листе акта приёмо-передачи имущества небрежно зачеркнув цифру один, напротив графы "оборудование", и проставив там цифру десять, и тут же под ней расписавшись, Староста пересчитал полученные деньги.

Довольный, как человек, честно выполнивший трудное, но нужное и важное дело, с чувством глубокого удовлетворения он вручил сто пятьдесят золотых сёстрам Саниным, а сам с чистой совестью отбыл домой с четырьмя сотнями в кармане. С должниками по фабрике он потом уже сам рассчитается. Его главное дело было сделано. Сирот не обидели.

На фабрике же остались лишь Маша с Беллой, да Дашка, с самого этого утра, казалась приклеившаяся к ним намертво, словно пластырь.

— А кстати, — помахав на прощанье Старосте рукой, Маша оглянулась в поисках пришедшей с ними девочки. — Ты Дашку часом не видала? Только что здесь вертелась и уже нет. Смылась домой, что ли, егоза?

Заметив что Белла к чему-то прислушивается, чуть склонив к правому плечу голову, и тихо, непонятно чему улыбаясь, Маша тоже замерла. Из-за неплотно прикрытой двери в соседний цех доносились тихие, едва слышные детские голоса.

— Т-с, — поднесла палец к губам Белла, увидав чо Маша собралась что-то сказать. — Давай, послушаем.

— Лучше, подсмотрим, — прошептала Маша, расплывшись в ехидной хитрой ухмылке. Вид у прислушивающейся к чему-то Беллы в этот момент был самый потешный.

Осторожно поднявшись, они аккуратно, стараясь лишний раз не скрипнуть рассохшимися половицами, подобрались к приоткрытой двери в соседний цех. Обе подруги замерли перед приоткрытой дверью. Через разбитую верхнюю филёнку двери прекрасно было видно что происходит за дверью.

Перед двумя худенькими, тоненьким до прозрачными, невысокими девочками-подростками, вытянувшимися в струнку перед стоящей перед ними уперев руки в боки серьёзной до невозможности Дарьей, стояли две бывшие малолетние владелицы мастерской.

Видать, предварительная накачка новых подчинённых была уже закончена и Дарья перешла к непосредственной раздаче практических указивок.

— Значит так, — донёсся до Беллы с Машей деловой, явно важничающий голос их малолетней воспитанницы. — Ставлю первую задачу. Всё лишнее убрать, всё вымыть. Окна не рогать, весной помоем. Полы отдраить с ножом, так чтоб блестели. Щели паклей забить, чтоб не дуло.

Сама проверю, — тут же обвиняюще ткнула она пальчиком прямо в нос младшей из девчонок.

— "Где-то я уже этот жест видела, — чуть не в голос рассмеялась Маша. В этот момент Дашка явно копировала поведение Сидора, кторый точно также когда-то наставлял и саму Дарью. — Заразная однако у Сидора привычка, — подумала Маша. — Нет чтобы чему хорошему ребёнка научил. Как же, выучил распоряжаться и командовать. Теперь Дашка будет дрессировать своих новых подчиненных".

— Стоп, — зашептала она на ушко стоящей рядом Белле. — Это что же? Дарья наняла девочек нам на рабты.

— Ну да, — ехидно разулыбалась та в ответ. — Пока мы разбирались с бумагами, Дарья времени не теряла. Неужели ты думаешь, что Дарья, наша Дарья, будет сама что-либо делать? Да ни в жизнь. У неё для этих целей есть Колька. А теперь ещё и Светка и Лизонькой появились. Теперь совсем у девчонки крышу снесёт.

— Упс, — растерялась Маша. — Надо что-то срочно с этим делать. Добром это не кончится.

— Не надо, — тихо дёрнула ей за рукав Белла. — С нашей командиршей прекрасно девочки Димкины разбираются. А сейчас помолчи, дай послушать. Когда ещё такой цирк увидишь.

Дарья меж тем, почувствовав вкус послушания новых своих подчинённых вконец распоясалась. Держа руки за спиной, на неспешно прогуливалась перед коротким строем и гордо подняв голову, выгнув грудь вперёд, на манер баронского гвардейца, вещала, наставляя новичков в их новой нелёгкой службе, теперь уже у неё под началом. По всему её виду было понятно, что Дарья жуть как довольна своим новым положением начальника, получившего под начало непосредственных подчинённых, и буквально упивалась этим новым для себя ощущением.

— Не понимаю, — снова зашептала Маша на ухо Белле. — Такое впечатление что командовать ей нравится. Вроде бы раньше такого не было.

— Тлетворное влияние амазонок, — быстро зашептала в ответ Белла. — Да и Колька последнее время вышел из-под её влияния и на нём уже как прежде не поездишь. Ей требуется новый объект приложения своих буйных сил. И похоже она его нашла.

— Что значит нашла? — удивилась Маша. — Мы же вроде бы как не планировали сразу никого нанимать. Потом — да. И то, если дело пойдёт. Но поначалу думали обойтись своими силами. Ты же собиралась сама шить. Я думала, что твои слова про найм этих двух сестёр это так, шутка.

— Я собиралась, я и буду, — улыбнулась Белла. — А Дарья с самого начала ничего не собиралась делать сама. Она с самого начала знала что здесь уже есть две работницы, её будущие подчинённые. Потому и поторопилась сюда с нами, чтобы никто не успел перехватить контроль над её будущими работниками.

— И ты с самого начала это знала? И так спокойно об этом говоришь?

— Девочек нельзя сейчас оставлять одних, — грустно проговорила Белла. — Они только что лишились последнего отцовского достояния, своей мастерской, и если их сейчас не взять под крыло — пропадут. Полторы сотни полученных за этот гнилой сарай золотых в их представлении просто безумно большие деньги. Завтра же они их все до последней монетки потратят на всякие вкусности и сладости, и останутся снова ни с чем. Ни о каких десяти годах безбедной экономной жизни не может идти и речи.

Они маленькие девочки, Маша. Пойми это. Им всего по тринадцать, двенадцать лет. Что ты от них хочешь. Какого планирования и расчёта на будущее.

Посмотри на них. Внимательно! Они светятся от голода, а в общественную столовку идти питаться отказываются. Мол, сами заработаем себе на питание. Да они скорее умрут от голода, чем признаются что у них нечего есть. И эти полторы сотни золотых монет они профитькают враз.

А Дашка их остановит, — неожданно прорезавшиеся в голосе Беллы холодные, жёсткие нотки, заставили Машу более внимательно присмотреться к тому что творилось в цехе.

— Будете меня слушаться, будете как и я в масле кататься, — как раз донеслось до Машиного слуха

— "Это когда же эта засранка в масле каталась? — ошарашенно подумала Маша. — До сих пор она только и делала что всем жаловалась будто её угнетают и заставляют перерабатывать. Спать не дают и держат в чёрном теле. Ни поят, ни кормят".

Маше тут же вспомнились всякие разносолы, которыми в изобилии закармливают её, стоит ей лишь прийти к Белле в гости, и сытое, круглое личико Дарьи, в дорогой, явно на неё персонально шитой одежде, с ханженским хитрым видом жалующейся на голод, холод и эксплуатацию детского труда. Картина настолько не соответствовала реальности, что она невольно фыркнула.

Слава Богу тихонько, иначе бы Дарья услышала. Но всё равно, Маша заработала сердитый взгляд Беллы, недовольной её несдержанностью.

— Такие же вот как у меня раскошные кожушки вам справим. Если будете меня слушаться и хорошо работать, — донёсся до Маши голос Дарьи. — Не совсем такие, конечно, попроще. Но, вполне, вполне. Это я вам обещаю.

Глядя на старое, неказистое, хоть и аккуратно заштопанное местами старенькое зимнее платьице стоящий напротив Дарьи девчонок, так и хотелось взять хворостину и поучить обнаглевшуюдевчонку.

139
{"b":"186772","o":1}