ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот одна из причин, почему отозваны бойцы, — ткнула она пальцем прямо в лицо устроившемуся неподалёку от ней Ли Дугу, одному из главных своих недоброжелателей.

— Как это понимать? — настороженно глядя на неё, и, казалось, скрипнув всеми своими горловыми связками, хрипло спросил тот. — При чём здесь мы?

— При том, — усмехнулась баронесса. — Они боятся нашего союза. Боятся, что мы приобретаем слишком много влияния в городе.

— Трёх тысячная армия курсантов, которой нет равных в городе по уровню подготовки. Плюс ящеры — безоговорочно вставшие на нашу сторону. Плюс вы ещё до начала мятежа носились с идеей найма амазонок.

Но это же для Сидора в Приморье, — удивлённо перебила её Маша. — Он просил дальнобойных лучниц подыскать. При чём здесь город?

— А они об этом знают? — едва заметно улыбнулась Изабелла. — Сложите одно, второе, третье и сразу поймёте что вас стали серьёзно опасаться. Поэтому они теперь будут делать всё, чтобы разбить наш союз.

— Уже сложили, — ядовито бросил Корней. — Полторы сотни оставшихся в живых курсантов плюс две сотни раненых в госпитале. Менее десяти процентов от былого.

— Да за такие потери не то что городские власти, я бы сам лично казнил собсвенной рукой командира, допустившего такие потери.

— Глупость.

Баронесса, обвела собравшихся внимательным взглядом своих красивых васильковых глаз и продолжила:

— Всё это так, да не так. Насколько я слышала разговоры в городе, выгнанная тысяча в любой момент готова покаяться, только дайте ей такую возможность. Они уже проклинают себя за то что не послушали своего командира и проявили своеволие.

— Мне не верите, сами пробежитесь по кабакам, послушайте.

— И если сейчас дать им шанс, они будут послушными исполнителями любых приказов Корнея. Подчёркиваю — любых, — жёстким голосом акцентировала Изабелла свою мысль. — В их глазах их товарищи и Корней герои, и они готовы любым способом, хоть кровью смыть свою невольную вину за самовольство и собственную дурь.

И вот именно такого шанса вам и не собираются давать.

Помолчав, Изабелла с задумчивым видом, продолжила:

И знаете, какой самый неожиданный вывод можно сделать, — обвела она всех собравшихся внимательным взглядом. — Это очень хорошо, что у вас забирают чужих курсантов. Обучать надо своих, а не чужих.

Грубый, мрачный голос, неожиданно раздавшийся из группы ящеров, молча сидящих на совещании, от неожиданности заставил всех присутствующих людей вздрогнуть:

— Если у вас всё, то я бы хотел на кое чём заострить ваше внимание.

Ли Дуг, поднявшись со своего места и выйдя на середину комнаты, молча уставился на людей, заложив руки за спину. Постояв в такой позе минуты две, три, и не дождавшись никакой видимой реакции на свои слова, продолжил:

— А что будет с нами? — задал он неожиданный вопрос, обведя всех присутствующих тяжёлым взглядом.

Думаю, что мы уже доказали свою полезность городу и то, что на нас в трудную минуту можно положиться. Полагаю, что это ни у кого из присутствующих, сомнений не вызывает. Мы верны раз данному слову и готовы и далее всячески поддерживать вас в ваших начинаниях. Но и нам надо бы более твёрдую почву для нашего дальнейшего развития, чем нынешний рыхлый статус беженцев. Нам нужна более существенная база для нашего развития, а не тот хлипкий домишко, что выделил нам под наше представительство Городской Совет.

— Если вы рассчитываете на то, что Горсовет, за вашу помощь в разгроме мятежа, выделит вам какие-то участки для вашего строительства в городе, то, полагаю, ничего из этого не выйдет, — отрицательно покачал головой профессор. — Забудь об этом! Как бы не были хороши наши отношения сейчас, но столетия взаимной ненависти, за пару месяцев никуда не денутся и настороженное к вам отношение не изменится.

— И что же ты предлагаешь? — мрачно уставился на него Ли Дуг. — У нас самих нет ни малейшего сомнения, ни малейшей иллюзии в том, что всё то, что ты говоришь, так и будет. И мы сами точно также оцениваем своё положение. Но что-то менять надо и немедленно, иначе мы так и останемся на роли подсобных рабочих на стройках, разгребающих всю черновую и грязную работу.

Первые восторги кончились и нам на шею теперь вешают самую грязную и самую непристижную работу. К тому же самую низко оплачиваемую.

Как только городские власти убедились что нам некуда податься, так оплата наших мастеров и услуг стремительно покатилась вниз. И такая тенденция нам сильно не нравится.

Профессор, немного помолчав, и задумчиво посмотрев на замолчавшего ящера, перевёл свой взгляд на Машу, а потом, неожиданно подмигнув ей, ответил:

— А я предлагаю учредить здесь университет или Академию. К примеру — медицинскую. Подобрать участочек в городе, а то и за его пределами, выкупить, и организовать там платный университет. А там мы все и будем преподавать. Я смотрю, кроме нас в городе никто даже не думает ни о чём подобном. Почему бы нам не быть первыми.

А на месте вашего ветхого домишки, что вам выделил Горсовет, мы построим госпиталь. Места там достаточно, я как-то смотрел. Можно отгрохать несколько корпусов каменных, да обнести их каменной стеной, на случай защиты. Вот вам и защита на случай такого вот мятежа, что недавно был.

Врачи вы знатные, — продолжил профессор, посмотрев на задумавшегося ящера. — Да и учёные среди вас наверняка найдутся для преподавания в университете. Вот и предлагаю объединиться нам на этих двух благородных целях. Пару лет поработает такой комплекс, тогда и отношение к вам наверняка изменится в лучшую сторону. Но если и это ничего не изменит в отношениях, тогда будем думать дальше.

К тому ж, — усмехнулся он, мимолётно переглянувшись с Беллой. — У нас и документик есть на земельку в десять квадратных десятин тут, рядом с городом. Под Академию. Удобное место, — кивнул он головой с довольным, хитрым видом.

Ли Дуг, молча прошёлся пару раз по центру комнаты, в рассеянности натыкаясь на стулья и стоящий прямо перед ним стол, а потом, окинув всех взглядом, негромко заметил:

— Принимается. Только вот ждать и откладывать на потом, не будем. Нет времени. Следует немедленно начать искать другие пути для повышения взаимного доверия. У нас тоже много есть тех, кто не желает сотрудничать с вами, несмотря даже на то, что Глава клана человек. Слишком велика расовая неприязнь. Тут вы, безусловно, правы.

— Что же вы тогда предлагаете? — Маша заинтересованно посмотрела на ящера, а потом заметила, повернувшись к Корнею. — Самое надёжное единство возникает только на войне с общим врагом, а его то, как раз, у нас и нет. Ведь не рассматривать же в этом ключе, амазонок?

— А у нас есть общий враг, — внимательно посмотрел на неё ящер. — Подгорные ящеры, — медленно обведя взглядом собравшихся, уточнил он. — И нам и вам они враги. Причём нам даже больше чем вам, как это ни покажется вам странным. И мы, и вы для них служим единственным источником поживы. И вы, и мы одинаково стремимся к их уничтожению. Поэтому, предлагаю объединиться и разгромить парочку кланов, что наиболее досаждают и нам, и вам. И вам хорошо, и нам их земли отойдут.

— Насчёт змельки — хрен там, — покачал головой профессор. — Земли имперских ящеров возле города — вряд ли на это пойдут городские власти. Воевать за интересы людей — всегда пожалуста, а насчёт земельки — бо-ольшой вопрос.

— У вас есть что-то конкретное? — вопросительно поднял брови Корней. — Судя по тому, как вы так быстро и ловко нашли общего врага, то у вас, похоже, заранее всё продумано. Так что, давайте, выкладывайте.

— Выкладывать — пожалуйста, — ощерился в довольной улыбке ящер. — О землях возле города никто и не говорит. Как вы прекрасно знаете, мы заняли пустые земли, как раз на границе с бывшими же людскими поселениями в верховьях Лонгары, что на восточном пустующем склоне Большого Камня и в болотистых низовьях малой Лонгары. Сейчас там людей нет. На ваши, хоть и бывшие земли, мы не претендуем. Но между нами и вами остаются несколько кланов подгорных ящеров, сковырнуть которые в одиночку мы не сможем. Так же, как и вам, невозможно в одиночку вернуть обратно свои земли. Поэтому, предлагаю объединиться и уничтожить конкурентов, мешающих нам находиться в непосредственной связи друг с другом.

62
{"b":"186772","o":1}