ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, не буду говорить, что ваше предложение мне не интересно. Интересно! И в другое время я бы без раздумий, с радостью на него согласился, тем более, если вас действительно сотня, а то и поболе человек наберётся. С сотней людей многое сделать можно, — задумчиво протянул он. — И территорию можно охватить побольше, и намного более детально всё осмотреть.

Только вот обещать легко, выполнить трудно. Да и деньги мне не с неба на голову валятся, поэтому если о размере суммы вести речь, то не более четырёх тысяч. И не золотом, а серебром. И только при наличии сотни бойцов. А если ещё кто к вам присоединится, то расчёт с остальными из вашей общей кассы. Это я вас сразу предупреждаю.

Но!

Сидор, прервавшись, откинулся на стену, и устало потянулся, разминая затёкшее от долгого сидения тело.

— Но даже не в этом самая большая трудность. Проблема в том, что у нас сейчас совсем нет денег. Сами видели в каком виде мы вернулись обратно. Всё что заработали за несколько месяцев пришлось по дороге бросить. Так что, деньги будут не раньше чем через ту же пару месяцев. И то, в лучшем случае. Пока мы тут с делами разберёмся, пока обоз новый снарядим, пока расторгуемся в Приморье — время пройдёт. В лучшем случае к середине лета такую большую сумму соберём.

Реальнее же всего — начало осени, — уточнил он. — А к осени расчёт, думаю вас не устроит.

Но! Ещё раз но! — поднял он вверх указательный палец и с мрачным видом покачал им перед своим лицом. — Опять то самое но! Будут ли деньги вообще, вот главный вопрос. Это раньше, когда у меня в загашнике лежало несколько мешков с жемчугом, я мог обещать всё что угодно кому угодно, зная что выполню. Потому как за спиной у нас был самый крупный банк в крае. Сейчас ничего этого нет. Как мы с Димоном буквально на днях узнали, банк наш разорён, а весь наличный жемчуг и всё заработанное нами золото ушло на покрытие каких-то неизвестно откуда взявшихся долгов.

Так что, ребята, обещать вам я ничего не могу. Если только долю в прибыли с будущего какого-нибудь предприятия. Но, это вряд ли вас устроит.

Хотя бы потому, — Сидор неожиданно широко и добродушно улыбнулся, — что предприятия никакого у нас здесь нет.

— Ну это смотря какая доля, — задумчиво протянул Филимон, с любопытством глядя на Сидора. — Если половинная, то мы и не прочь, — хитро усмехнулся он.

Заметив, что его предложение не нашло положительного отклика в глазах Сидора, вызвав лишь слегка раздражённую гримасу, на миг отразившуюся на лице, он мгновенно перестроился.

— Есть другой вариант, который нас даже больше устроит, чем твоё предложение по доле непонятно где и непонятно в чём. Про серебро, вместо золота, я вообще пока помолчу.

Но учти, — мгновенно превратившись из добродушного весёлого дядюшки в жёсткого, холодного дельца, ткнул в сторону Сидора указательным пальцем. — Слово не воробей, вылетело, не поймаешь, и твоё предложение по доле я тебе когда-нибудь напомню.

Сидор с насмешливым видом скептически покрутил головой и ехидно прищурив глаза с усмешкой заметил.

— Я и с долей то ничего вам не предлагал, а ты уже норовишь меня на слове поймать. Не облизывайся на то чего нет.

— Не придирайся к словам.

Хитро прищурив лукавые глаза прожженного хитрована, Филимон с видом кота, добравшегося до крынки со сметаной, продолжил:

— Мы тебе делаем эту работу как бы в долг, а ты с нами расплачиваешься своим листовым стеклом по заводской отпускной цене.

Причём, если ты с нами расплатишься осенью, нас такой расклад тоже не шибко опечалит. Лишь бы он был. Мы даже можем тебе и всё лето тут в горах провозиться.

Если ты работу готов оплатить, конечно, — ухмыльнулся он, явно уверенный что так оно и будет. — Но тогда цена резко поползёт вверх. Минимум втрое.

Резко откинувшись спиной на стену, Сидор несколько секунд уже без тени улыбки рассматривал сидящего перед ним мужика, с лукавым прищуром знаменитого Ильича глядящего на него.

— Ты ему про Фому, а он тебе про Ярёму, — едва слышно пробормотал он.

Отдавать такой выгодный и ликвидный товар, да ещё в таком крупном размере, не было ни малейшего резона. Не смотря ни на какие кажущиеся выгоды.

Стекло Марка, благодаря его упорной работе над совершенствованием качества, и их неустанной рекламе по всей юго-восточной части Приморья, за последние пол года крайне высоко поднялось в цене. Там и близко ничего подобного по качеству не было. Так что если подсуетиться и не сбывать напрямую первому встречному, а попытаться провернуть кое-какой выгодный взаимообмен или самому продать конечному потребителю, то стоимость одного квадратного метра стекла в итоге могла уже достичь и нескольких тысяч процентов от первоначальной цены.

— Ладно, — тихо заметил он. — Это можно рассмотреть, как вариант. Вот только вопросов тут возникает много больше, чем при простом расчёте.

Рассчитаться с вами стеклом по заводским ценам, да ещё на сумму в четыре тысячи золотых, — Сидор с сомнением покачал головой. — Это будет немыслимо щедрая оплата за пустяковую работёнку. Продав же сами это стекло в Приморье, вы выгадаете втрое, в пятеро, а то и в шесть раз.

И это всего за пару месяцев работы сотни человек? Даже не сотни, — понимающе усмехнулся он. — А всего навсего трёх десятков.

— По двадцатке на нос? — задумчиво протянул Филимон. Хорошо было видно что рассуждения Сидора ему не понравились. Особенно относительно числа людей. Он упорно твердил своё. — Маловато будет.

— Если хорошо продадите, этого будет более, чем достаточно, — отрезал Сидор.

— Минимальная прибыль от продажи стекла — двенадцать тысяч золотых, максимальная — двадцать четыре. Очень хорошие деньги. Даже более чем.

— Так ведь его ещё и продать надо, — прищурив хитрый глаз, возразил Филимон.

— Это хорошая цена, — Сидор раздражённо качнул головой.

Сам он в уме давно уже подсчитал сколько они при таком раскладе теряют. Не менее тридцатки. И это минимум! Заманчивое поначалу предложение Филимона всё более и более тускнело.

— А я ещё раз повторю, коль у тебя плохо со слухом или ты успел позабыть, — холодно усмехнулся Филимон. — Ты наше золото не считай. Ты считай то, что сам приобретёшь с наших трудов.

Сидор с задумчивым видом смотрел на Филимона и на насмешливо наблюдающих за ним его товарищей.

— "Никола Соболев и Фёдор Малышев, — наконец-то вспомнил Сидор имена товарищей Филимона. — Фу, вспомнил", — мысленно облегчённо перевёл он дух.

Разговаривать с людьми, обращаясь к ним в неопределённом среднем роде, было как-то неприятно. Да и могли не так понять, как пренебрежение. Тем более что обоих ему вполне официально представляли и не далее как вчера.

— Я думаю, что если мы на денёк прервёмся, до завтрашнего полудня, — прервал его размышления голос коменданта над ухом, — ничего это не изменит. Нам надо время подумать.

Обернувшись к стоявшему за спиной коменданту, Сидор бросил на него короткий, внимательный взгляд.

— Да, — повернулся он назад к визитёрам. — Нам надо время хорошенько всё обдумать. Встречаемся у меня дома, завтра, после обеда. Часа в два пополудни я думаю всех нас устроит.

Сидор не знал пока, что делать. Но и платить высоколиквидным материалом пронырливым хуторянам, подловившим их в тяжёлый момент, дать им возможность на их компании нажиться…, только потому что у них на данный момент не было наличных денег и не хотелось прекращать свои поиски? Никогда! Тем более, когда они сами могли свободно продать свой товар и получить максимальную прибыль. Такой договор был откровенная глупость с их стороны, при всей его заманчивости.

Подвальные подарки. *

Глядя на то как Филимон с товарищами с внутренним достоинством в каждом своём движении встают и, пожав им с комендантом на прощанье руки, уходят в сторону своего стана, Сидор испытывал двойственные чувства.

С одной стороны очень хотелось их послать с таким вот предложением. Уж больно с оплатой стеклом, да и с самой ценой невыгодные выходили для них условия хуторян. Это он только так, навскидку сказал что выгадают они на стекле пять, шесть концов. На самом деле выгода могла составить для продавца и много больше.

5
{"b":"186773","o":1}