ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не дождавшись ответа, понимающе ухмыльнулся. Да, за такой куш не только Бугуруслан пошёл на нарушение их прежнего договора. И эти два перца от него не отстали, нагло присвоив себе то, что по праву должно было принадлежать ему и всей их компании.

— Да-а-а, — задумчиво повторил он вслух, уже по-новому глядя на старых товарищей. Как-то раньше с этой стороны он вопрос с кедрачом не рассматривал. А следовало бы.

— Пятьсот двадцать гектар — это не мои жалких два, три кустика, — сухо проговорил он. — И как я уже сказал — их задача заполучить, или поставить ваши кедровники под свой контроль.

Что для того делается.

В городе разворачивается рекламная компания, настоящий бум по устройству новых кедровых плантаций с возможностью быстрого обогащения.

Ни с того, ни с сего, вдруг всем, абсолютно всем становится абсолютно точно известно, что, оказывается…, - криво ухмыльнулся Сидор. — Оказывается простой десятилетний саженец кедра, пересаженный зимой по простейшей, всем доступной "професидровой" методе, уже на второй год даёт первый урожай. Кто бы мог подумать.

И далее молодое деревце обильно плодоносит. Более того, даже второго урожая ещё с этих кедровников никто не получил, они даже ещё не зацвели, а уже весной этого года это достоверно известно абсолютно всем. Что все последующие четыреста с лишним лет так оно всё и будет. А дерево не загнётся по неизвестной причине годика так через два или три.

Никто естественно ничего подобного не видел и точно не знает, но всем совершенно достоверно это известно, и все почему-то в этот бред верят. И вы в том числе.

Бред полный, но почему-то все и сразу в него поверили. Или, сделали вид, что поверили, — мрачно ухмыльнулся он, с издёвкой глядя на хмурых мужиков. — Наверное, для того чтоб в этот бред поверили именно вы.

И вы схватили наживку. Как тот голодный карась жирного червя.

Неистребимая тяга к халяве, как у всякого нормального человека, — понимающе покивал он головой.

И соответственно вы сделали Кедровому Союзу шикарный подарок. Взяли первый заказ на поставки саженцев горного кедра первому заказчику. Поставки приморского горного кедра с последующей посадкой.

Потому как никому другому кроме себя такое важное дело доверить не могли.

Как же иначе, ведь такие деньги, сколько на тот момент уже стоил один саженец кедра, надо было отрабатывать. Да и опаска была, дело то для всех — малознакомое. А единственные кто уже принимал в этом деле самое непосредственное участие и кто сам получил бесценный опыт — это пресловутый Сидор, профессор, да вы двое. Ну, может быть ещё три — четыре мужичка из возчиков, которых на данный момент нигде нет и найти не могут.

Так что вы — безусловные лидеры, имеющие уже реальный опыт подобных посадок. И к вам потянулся народ. Сперва — по мелочи, одна сотня саженцев, две, три. Дальше — больше. Уже и большие, крупные заказы пошли. Бум разрастается. Люди хватают пустовавшие до того земли, требуются саженцы, много саженцев. Не десятки, не сотни — тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч саженцев. А их нет! Люди сунулись в старые кедровые питомники кланов, а там всем от ворот поворот. У них всё давно распределено и лишнего нет, и не будет. Да и самим, мол, надо. Сами, мол, собираются заняться тем же самым.

И тут вы. Неожиданно, — грустно усмехнулся Сидор, — подчёркиваю, совершенно неожиданно, в городе вспоминают, что в предгорьях, там, где никто давно уже не живёт, недавно нашли большие площади молодых продуктивных кедровников, в которых должно быть полно молодого подроста, а, следовательно, и потенциальных саженцев. И что там уже торгуют теми самыми вожделенными саженцами. Пусть дорого, но торгуют. И не абы кто, а сам Травник Рим со своим другом Кузнецом, Римом вторым.

Свои ребята, соседи по хутору.

И все бросаются сюда к вам.

Ну а поскольку всем уже хорошо известно, что саженец надо высаживать только зимой, то купленные саженцы оставляют у вас на доращивание, с условием забрать зимой перед посадкой.

Не забрать, — мрачно поправил его Кузнец хриплым басом, — а чтобы мы же сами зимой всё и посадили. Даже ещё по золотому за штуку не пожалели. Но чтоб перед тем обязательно расчистили будущую плантацию от сорных насаждений, раскорчевали от старых пней и молодого подроста. Чтоб заразу всякую и короеда не разводить.

— А чтобы вы не передумали, — покосился на него Сидор, — или не сорвались с крючка с таким жирным червём, вам авансом вперёд проплачивается значительная часть договорной суммы. На которую, вы тут же радостно устраиваете огромный, просто великолепно организованный питомник кедровых саженцев здесь, на чужих землях. Куда благополучно и вбухиваете все до последней монетки деньги, полученные вперёд за саженцы.

Вбухали? — задал он куда-то в молчаливое пространство вокруг риторический вопрос, — Вбухали, — удовлетворённо подтвердил он сам себе, кивнув головой.

Результат — у вас на руках огромная масса саженцев, стоимостью в сущие гроши, полное отсутствие каких-либо наличных средств, и просто сумасшедшая сумма долга, которую вы должны будете вернуть за непоставленный товар. Плюс штраф за обман и за срыв сроков договора.

Сколько вы уже получили? Тысяч тридцать — сорок? И, небось, уже всё потратили?

Сидор, прервавшись, с любопытством посмотрел на понуро сидящих мужиков.

— Сто тысяч, — тихо откликнулся Травник сиплым, севшим вдруг голосом. Лицо Сидора медленно вытянулось от изумления. — Под первые договора мы уже посадили в питомник сорок тысяч саженцев, и остаток, ещё шестьдесят, должны были добрать на днях. Сумма штрафа в случае непоставки товара или за срыв сроков, согласно условиям договора, равняется семи процентам от стоимости одного саженца на условиях нашей посадки, то есть — два золотых. Это ещё плюс четырнадцать тысяч. И мы на это пошли, потому что были абсолютно уверены в успехе…

И денег действительно уже нет, — совсем уже тихо добавил он. — Там же по условиям договоров мы и площади под кедровник должны были полностью расчистить: от кустов, от сорного леса, от старых пней, от всего, что могло бы помешать посадкам. Чтоб всё чисто там было, словно под пашню. И обустроить места будущих плантаций: дороги, жильё шишкобоям и смотрителям, и прочее.

И вся эта часть по всем договорам уже готова. Потому и денег уже нет, что пошли на оплату этих работ. Одного стекла на окна у Марка закупили тыщ на двадцать.

Хотели даже у тебя немного занять, или в вашем банке у Маши. Мол, не рассчитали чуток, то, сё. Для того и саженцы тебе решили подарить, и представление это глупое устроили, чтоб задобрить и чтоб не ругался сильно на то, что временно заняли поле твоё. Нам то что, жалко, что ли? Таких саженцев, что подарили тебе, у нас по лесам можно набрать не одну тысячу, — хриплым, каким-то потерянным голосом проговорил Травник.

Но тебя долго не было, а тут недавно Кира Бедный, хуторянин из соседнего, недавно отстроенного неподалёку от крепости хутора, подвалил. С предложением ещё и ему поставить сотенку тыщ саженцев. Мол, он тоже хочет себе большой кедровник завести. И даже сам предложил, чтобы мы занимались их посадками в местах, что он укажет. И даже участки под это дело показал.

— Что нам, — раздражённо глянул Травник на Сидора, — отказываться? От таких-то денег? Двести тысяч сразу и ещё три сотни потом сверху за работу, после окончательной сдачи.

— Вот мы и взяли второй договор. Ещё двести тысяч аванса к первым ста.

— Ты не сомневайся, и вторую твою залежь, что здесь рядом, через дорогу, к концу этой осени бы подняли. Все сто гектар.

Ты не смотри, что скоро белые мухи полетят, управились бы.

Не стали бы весны ждать. Это ведь ещё сто тысяч саженцев на продажу и три сотни чистого дохода, — поднял он на Сидора тяжёлый, угрюмый взгляд. — Не всё ж тебе одному миллионами ворочать, чай и нам не мешало бы такие серьёзные деньги в руках подержать.

Вот и было бы у нас к следующей осени двести гектар великолепной кедровой плантации. Земля то здесь богатая, настоящий лесной подзол. Всё прёт, прям как на дрожжах. Никакого чернозёма не надо. А когда бы мы это новое дело на твоих полях отработали, то, где-то через год, и на свои бы участки перебрались. Мы уже и участочки в лесу, тут рядом, неподалёку от крепости себе подобрали подходящие под новый кедрач. Дело то было бы знакомое, уже нами опробованное.

63
{"b":"186774","o":1}