ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неужели Машка опять куда-то денежки вбухала, и их снова нет?

Нет! — широко распахнув глаза, он тихо, с откровенным ужасом в глазах, неверяще смотрел на совершенно серьёзного Советника, сидящего рядом с его кроватью.

— Нет, нет и нет, — успокаивающе замахал на него руками Советник. — Ничего такого. Да и растратить три миллиона за месяц, думаю, не сможет даже Маша при всём своём умении, — усмехнулся он.

Просто девочки опять вязались там в одну авантюру, — хитро прищурившись, он ехидно посмотрел на, успокоившегося было Сидора. — Вот им деньги и понадобились.

Так что если ты рассчитываешь получить хоть что-то под свои проекты, то тебе надо поторопиться, пока они их все не растратили.

Ну, ты же знаешь женщин!

Барон с откровенной насмешкой в глазах смотрел на растерявшегося окончательно Сидора.

— Одним словом, вставай, умывайся и подходи в контору. Там атаман, который день сидит. Ждёт не дождётся, когда ты встанешь, чтобы домой, в город отправиться.

А сам он не может? Ему что, нянька нужна?

— Может, — кивнул головой довольный Советник. — Но с тобой, говорит, будет спокойнее.

— Со мной, что?

От удивления Сидор даже приподнялся на кровати и, опёршись спиной на спинку кровати, полусидя, уставился на Советника.

— Того, — хмыкнул с задумчивым видом Советник. — Таможенники растрепали всем и каждому, сколько мы, по их мнению, заработали. Ну, и естественно по своему обычаю, сильно приукрасили дело.

Теперь атаман боится нос высунуть из конторы, не говоря уж о том, чтобы куда-то вывезти своё золото.

Говорил этому идиоту, чтобы отправлял золото, как и мы, мелкими партиями в город. Не захотел. Всё хотелось ему посмотреть, сколько же он сумеет в итоге с нами заработать.

Посмотрел!

Советник в сильнейшем раздражении хлопнул ладонью по колену.

Теперь навязался нам на шею и не знает, как и выбраться с перевала со всем своим заработком. Боится, что по дороге его ограбят.

Кого ограбят? Атамана с его бандой?

Сидор в полнейшей растерянности смотрел на Советника.

Он что, заболел? Только идиот сунется на его отморозков.

Заболеешь тут, — недовольно проворчал Советник, — когда каждой собаке в округе известно, что он собирается вывозить золото, и сколько его.

Спасибо таможенникам! Сначала всё растрепали, да ещё и приврали. Вот атаман и сидит, тебя ждёт.

А меня-то чего? — удивлённый Сидор непонимающе смотрел на него.

— Не тебя, а наши пулемёты, — поправился Советник. — Чтобы, если кто сунется, можно было кому-то и по зубам как следует дать.

— Опять ничего не понимаю.

Сидор уже в полном раздражении поднялся с кровати и принялся поспешно одеваться.

— Какие ещё пулемёты? Ему что, мало наших двух? Или он наконец-то проникся и решил заказать у нас пневматику?

— А! — махнул на него рукой Советник. — Ты, оказывается, и этого не знаешь.

— Чего этого!

— Пулемёты с конкурса. С того самого конкурса, о котором вы договорились с Головой. Только ты не вздумай никому сказать, что это была твоя идея с конкурсом, — неожиданно огорошил он Сидора, который от удивления даже сел обратно на кровать.

— Не понял? — удивлённо уставился тот на Советника. — А чья?

— Нынче в городе все свято уверены, что это была Великая Идея Самого Головы, а не чья бы то ни было. И уж никак не твоя. Так что, если не хочешь прослыть лгуном, молчи.

— Вот значит как?

Сидор с задумчивым видом помял подбородок.

— Значит, Голова решил не разбрасываться и никому не сказал, что это мы с ним о конкурсе договорились. Выдал всё за свою личную инициативу. Ну, что ж, что-то подобное можно было с самого начала предполагать.

Чуть прищурив глаза, Сидор с мрачным видом несколько мгновений смотрел прямо перед собой.

— И какое место мы заняли на конкурсе? — поднял он на Советника угрюмый, злой взгляд. — Дай догадаюсь! Никакого!

— Угу! — согласно кивнул головой барон Ивар. — Никакого. Даже в финал, как у вас говорят, не прошли.

О, как?

— Кто же занял первые места?

Дай, догадаюсь, — ухмыльнулся он, — Кондрат Стальнов.

— Мог бы и не спорить, — усмехнулся вслед за ним Советник. — Чай знаешь, у кого в городе лучшие мастера-оружейники.

Они даже порох восстановили, — с ехидной насмешкой в голосе заметил он. — Тот самый ваш знаменитый бездымный порох, который никто никак не мог, якобы, изобрести.

Так вот. Изобрели! А точнее восстановили.

Теперь в городе развернулся настоящий оружейный бум.

Но если у тебя в голове возникла безумная мысль оседлать эту волну, воспользовавшись нашими заработанными деньгами — забудь! Никто нас и на пушечный выстрел к этой кормушке не подпустит. Всё давно поделено. И на этом празднике жизни нам места нет.

Похоже, тебя это не особенно огорчает? — Сидор внимательно смотрел на веселящегося Советника.

— А нам то чего? — хмыкнул тот, сразу становясь абсолютно серьёзным.

Наши пневмопулемёты действуют абсолютно исправно и ничуть не хуже их огнестрелов. И расстраиваться по этому поводу я не намерен. А про нашу мортиру со шрапнелью, я и вообще помолчу. Ничего и близко подобного на конкурс не было представлено. Так что уж в этом мы безусловные лидеры.

Так что причин для расстройства я не вижу.

Да и ты, как я погляжу, не сильно этим расстроен, — заметил Советник, в упор, глядя на него. — Видать и у тебя какие-то соображения есть на сей счёт.

Посмотрим, — неопределённо пожал плечами Сидор. — Чего-то подобного я, честно говоря, и ожидал. Есть у нас уже негативный опыт подобных городских конкурсов. И что там царят за порядки, я уже знаю. И ничего не забыл.

Так что и удивляться тому, что мы не попали даже в финал не стоит.

А вот то, что приз и заказ на перевооружение городского войска отошёл к Кондрату, я, признаться, сильно удивлён.

— А кто говорил о перевооружении? — удивлённо посмотрел на него Советник.

Я говорил только о том, что он победил в конкурсе. А о том, кто будет производить пулемёты для городского войска, и слова не было. Может он, а может и кто другой ещё. И чей пулемёт примут на вооружение, я тоже ничего не знаю.

По слухам, там было несколько вполне достойных машинок. Ничуть не хуже чем у вашего Кондрата. Так что вполне могли взять на вооружение ещё чей-то образец. Тем более что в условиях конкурса никто не говорил о том, что победитель перевооружает войско.

— Какой молодец! Ай, какой молодец, — Сидор, удивлённо застыв посреди комнаты, медленно качал головой. — Какой умный у нас Голова, оказывается. Самое сладкое оставил себе. Ай, да молодец. Не удивлюсь, если среди прототипов, отмеченных первой премией, был и его образец.

— Был? — вопросительно глянул он на Советника. — Был, — убеждённо заключил он, видя, что Советник недоумённо разводит руками.

— Одно могу сказать точно, — махнул на него рукой тот. — Наш прототип никто даже рассматривать не будет. Все пневмопулемёты были сняты с конкурса уже на втором этапе, когда стало ясно, что и обычных огнестрелов представлено на конкурс не менее десяти штук. А главное, вместе с ними предоставлены и образцы патронов.

— Чего? — Сидор с широко распахнутыми глазами удивлённо смотрел на Советника. — Однако, — задумчиво почесал он голову. — Никогда бы не подумал, что в нашем городе столько изобретателей.

— Чего там изобретать, — равнодушно отмахнулся Советник. — Если бы у меня был под рукой какой-нибудь пулемёт, то я бы его тоже выставил на конкурс. Всего делов то, скопировать то, что изобретено до тебя, и выдать за собственное.

Это, насколько я знаю, только в вашем мире существуют права, защищающие изобретателя. У нас всё намного проще. Кто первым встал того и тапки. Так что у нас важно получить заказ на производство, а сам пулемёт можно и скопировать чей-нибудь.

Поэтому, никто и не стал рассматривать пневмопулемёты. Аналогов им в нашем мире нет, поэтому и содрать чертежи не с чего. А возни…, - Советник пренебрежительно свистнул, ясно выразив тем своё полное презрение к изобретательству.

8
{"b":"186774","o":1}