ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  А в категорию лени можно ведь занести всё что угодно, всё, что в голову взбредёт. Вот и получила, что теперь каждый день и косточки все ноют, и задница, чтоб её, чешется.

  Впрочем, глядя на то, как сама баронесса каждым утром измывалась над собой, выполняя полный воинский разминочный комплекс, Имра мстительно утешалась. Так себя истязать. Зачем? Вот уж воистину дворянское воспитание. Ведьма. И в этом городские кумушки не солгали. Что ни говори, а баронесса действительно оказалась настоящая поречной ведьмой. Только те ТАК себя не берегут.

  Но ладно бы сама, Бог с ней, пусть тешется, чем пожелает. Но других то зачем истязать. Ведь и поспать утром лишний часок порой хочется, и вечерком постоять, полюбоваться на закат над рекой.

  Нельзя же всё свободное время посвящать повышению воинского мастерства и наведению на судне порядка. Оказалось - можно. А некоторым, так и обязательно. И хорошо, что ни сама Имра, ни личная её свита не попали в это число. Им было дано послабление. Пусть, как чужим, но то, что вытворяла над собой баронесса, и всё её ближнее окружение, иначе как издевательством точно не назовёшь.

  Но всё когда-то кончается. Так и тупые издевательства кончились однажды, ранним осенним утром. Долгие две недели неспешного мирного путешествия по реке внезапно оборвались в неприметном, укрытом со всех сторон просторном речном затоне, где-то в срединном течении Лонгары.

  Речной затон.

  - "Имея деньги, можно иметь всё".

  В правоте этой немудрёной истины Имра Строгая-Косая не сомневалась до того дня, пока не увидела то чего не может быть.

  Мутная речная волна тихо толкала в бок разгружаемую компанейскую баржу, на борту которой они сюда добрались, заставляя амазонку привычно покачиваться в такт лёгкой речной зыби. Одуряюще, до зайчиков в глазах слепило глаза осеннее послеполуденное солнце, словно намекая на совсем скорую зиму, в прибрежных кустах шуршали какие-то мелкие лесные зверьки, а на душе Имры скребли кошки. Что вокруг неё происходит, она не понимала и от того давно уже пребывала в самом отвратном настроении. Обе их баржи и этот пресловутый монитор, длинные пушки которого смотрели куда-то в сторону реки, тихо покачивались в тайном затоне трофейщиков, на их временной базе, и НИКТО ИМ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЛ! Словно для них эта чужая база была дом родной!

  Мир тронулся с ума. ТРОФЕЙЩИКИ терпели в своих водах КОНКУРЕНТА! И не просто терпели, а всячески привечали. А что баронесса Изабелла де Вехтор была им конкурентом, причём конкурентом серьёзным, учитывая деяния Димона Счастливчика в прошлом году где-то в этих же самых местах, Имра ничуть не сомневалась. Да баронесса и сама не особо скрывала того в разговорах с самими трофейщиками, которые Имра не раз уже краем уха слышала за всё недолгое время стоянки в этом затоне.

  И, несмотря на всё это, перед баронессой буквально стелились. Маленький круглый словно колобок хозяин базы, имени которого Имра так до сих пор и не смогла узнать, словно на коньках катался кругом баронессы что-то ей расписывая с самой умильной улыбкой на физиономии. И та снисходительно, словно хозяйка слуге благосклонно кивала в ответ на какие-то его слова.

  И это на глазах у всех, и никого не удивляло, и никто не возмущался, словно для всех это было нормально. Незнакомая молодая девчонка, лет двадцати от роду, командует на пиратской базе как у себя дома и никому до того дела нет.

  За этим что-то стояло. Что, неизвестно. Но что трофейщики были крайне заинтересованы в баронессе, сомнений у Имры не было ни малейших.

  - "Что тут происходит?"

  Поселившаяся в душе Имры тревога никак не давала ей спокойно осмыслить происходящее. Сейчас кругом происходило что-то интересное и важное, то, что совершенно не укладывалось в картину её жизни последних нескольких лет на Левобережье. А она была вне всего этого.

  - "Давай остановимся и подумаем. Хватит психовать, Имра. Соберись! Что я вижу, и чтобы это могло значить? Два вопроса, ответа на которые у меня нет. Пока нет.

  Итак, давай по порядку.

  Первое. Что я вижу. Бред. Вижу я бред. Бред сивой кобылы в тёмную сентябрьскую ночь. Да, согласна. Уже середина сентября и ночи действительно уже тёмные. Это так. Кобыла? Ну, условно можно и меня принять за неё. Дитё есть, сама - баба, значит - кобыла. Бог с этим. Хоть горшком назови, только в печь не сажай. Дальше. Идём дальше.

  Боже, что за бред лезет мне в голову?

  Второе. Что бы это значило?

  Итак, по порядку. Мы здесь уже два дня. Два дня нас никто и пальцем не тронул. А должны были, глядя на ту наглость, с которой себя здесь держат эти так называемые компанейские егеря и девичья охрана этой поречной баронески. Как такое может быть?

  Никак.

  Но раз оно есть, значит, баронесса о чём-то с ними договорилась и она им, видать, зачем-то крайне нужна. Как договорилась - это потом, а сейчас вспомним, что тут было. Было. Было-было-было.

  Два дня назад вечером, точнее, под вечер, часа в три пополудни, как раз когда моя группа собиралась полдничать, мы тихо вошли в этот затон.

  Тихо. В этом то всё и дело. Это тайная база трофейщиков. А три вооружённых до зубов чужих судна беспрепятственно входят на тщательно охраняемую территорию.

  Стоит только посмотреть на две тщательно замаскированные артиллерийские батареи на мысу затона, как о беспрепятственном прохождении мимо них нечего и думать.

  "Стоп, Имра. Стоп-стоп-стоп. Остановись и подумай. Что это ещё за тайная база такая, куда беспрепятственно входят три чужих, хорошо вооружённых речных судна? Свободно! Чужих! Три-и-и!

  А мы для здешних хозяев, безусловно, чужие.

  Это что же тогда выходит? Что о тайной речной базе трофейщиков теперь будет знать чуть ли не каждая собака на реке? Бред! Не может такого быть. Да чтобы речные пираты, а трофейщики именно таковые и есть, чтобы там кто чего про них ни говорил, да чтоб они позволили кому-то постороннему узнать точное место расположения их тайной базы, откуда они осуществляют свои набеги и на баронства, и на амазонок, да, бывает, и на то же левобережье? Да, быть такого не может!

  С какой стороны ни смотри, а они нам не друзья. Не были, не являются и никогда не будут. Это - аксиома!

  Значит, судя по моим предварительным рассуждениям, да и по множеству других косвенных признаков, это их временная, разовая база. Здесь - место контактов с чужими, то есть с нами, с ключёвцами, и, что само собой, естественно с баронессой.

  Или? Что? Только с баронессой? Да, похоже, что так. Похоже, эта ничем не примечательная база в речном затоне организована конкретно под эту встречу. Ой, интересно то как...".

  На миг ступни ног Имры похолодели, словно с испугу, и защемило сердце. Похоже, она влезла куда-то не туда со своими рассуждениями. Срочно сворачиваем.

  Мысли Имры Строгой-Косой, или Косой-Строгой, снова плавно и привычно потекли в нужную сторону.

  - "Жаль! Жаль-жаль-жаль, что не удалось побывать на основной базе пиратов, но, может это и к лучшему. Кто знает, как поведут себя эти так называемые "трофейщики" с теми, кто узнает точное место нахождения их основного логова. До сих пор подобное ничем хорошим для слишком любопытных не кончалось. Так что, и того что она видела, ей уже хватит. По крайней мере, для серьёзного беспокойства у её тестя уже достаточно причин.

  Один только мельком промелькнувший в отдалении хорошо знакомый силуэт одного из многочисленных наследных ханов бывшей Сатинской орды, уже о многом говорит. Как о связи поречных татар с пиратами, так и о нигде, и никем не афишируемой их связи с баронами де Вехтор. Ой, к добру ли...".

  - "Значит, настоящее место базы не здесь, а где-то ещё, - ещё раз Имра констатировала явную очевидность. - Умно. Нет, точно умно. Чужих к своим тайнам не пускают, даже если меж ними и есть какие-то дела, а всё неважное демонстративно показывают. Хм".

120
{"b":"186778","o":1}