ЛитМир - Электронная Библиотека

— Замечательно.

Он встал, обошел стол и крепко пожал мне руку. Когда я выходил, навстречу мне попался маленький старичок в черной шляпе и зеленовато-черном плаще. Его отличали крашеные усы, лихорадочно блестевшие глаза и алкоголический румянец на впалых щеках.

— Доктор де Фалла?

Он кивнул, я придержал дверь. Он снял шляпу и поклонился.

— Мерси боку.

Бесшумно, как паук, он скользнул мимо, и у меня мелькнула еще одна странная мысль, что это не кто иной, как доктор Смерть.

Глава 14

Когда я ехал в аэропорт, туман начал рассеиваться, переходя в густые сумерки. Я вышел из машины ровно в двадцать пять минут седьмого — так было помечено на номерке, который мне вручили на стоянке. Я пересек улицу и вошел в огромное ярко освещенное здание аэровокзала. Пассажиры осаждали багажную карусель.

Немного в стороне стояла женщина с чемоданом, сильно напоминающая высохшую и постаревшую Элен. Из-под черного пальто с меховым воротничком выглядывало черное платье, на руках были черные перчатки, на голове — черная шляпа. Только ярко-рыжие волосы не соответствовали случаю. Взгляд блуждал — казалось, мыслями она еще была в Иллинойсе.

— Миссис Хоффман?

— Да, я.

— Меня зовут Арчер. Доктор Гайзман, заведующий отделением, где работала ваша дочь, просил меня встретить вас.

— Это очень мило с его стороны, — произнесла она со слабой улыбкой. — И с вашей тоже.

Я взял ее чемодан, он был маленьким и легким.

— Не хотите чего-нибудь перекусить или выпить? Здесь хороший ресторан.

— Нет, спасибо. Я ела в самолете. Бифштекс. Никогда раньше не летала в таких самолетах. Но было совсем не страшно.

Она была растерянна и постоянно озиралась. Периодически ее лицо напрягалось, как будто она собиралась заплакать. Я взял ее за худенькую руку и повел через дорогу. Мы выехали со стоянки и оказались в потоке машин.

— Раньше здесь было иначе. Как хорошо, что вы меня встретили, одна я бы растерялась, — произнесла она слабым голосом.

— Когда вы были здесь последний раз?

— Почти двадцать лет тому назад. Муж тогда служил на флоте мичманом в береговой охране. А потом его послали в Сан-Диего. Элен уже бросила нас к тому времени. И мы больше года жили в Сан-Диего, там было очень хорошо. — Чем ближе рассказ подходил к настоящему, тем тяжелее становилось ее дыхание. — Ведь Сан-Диего недалеко отсюда?

— Около пятидесяти миль.

— Да? — Она помолчала. — Вы работаете в колледже?

— Нет. Я частный детектив.

— Как интересно! Муж тоже работает в полиции. Тридцать четыре года он прослужил в полиции Бриджтона. Собирается уходить на пенсию в будущем году. Мы хотели переехать в Калифорнию, но теперь, наверное, не станем этого делать. Он делает вид, что его все это не волнует, но я-то знаю, что волнует, волнует ничуть не меньше, чем меня. — Ее голос лился поверх шума машин, как бесплотный дух, говорящий сам с собой.

— Жаль, он не прилетел с вами.

— Мог бы, если бы захотел. Можно было взять выходные дни. Думаю, он испугался, что не перенесет этого, у него ведь высокое давление. — Она снова в растерянности замолчала. — Вы расследуете убийство моей дочери?

— Да.

— Доктор Гайзман сказал мне по телефону, что подозревается молодая девушка. Что могло заставить ее убить преподавателя? Никогда о таком не слышала.

— Я думаю, девушка здесь ни при чем, миссис Хоффман.

— Но доктор Гайзман сказал мне, будто это уже установлено. — Горестные интонации в ее голосе сменились мстительной жаждой справедливости.

— Может быть. — У меня не было желания вступать в дискуссию с потенциально важным свидетелем. — Я занимаюсь расследованием других аспектов, и вы мне можете помочь в этом.

— Каким образом?

— Вашей дочери угрожали. Она сама говорила мне об этом до того, как ее убили. Кто-то звонил ей по телефону. Она не знала, чей это голос, но она сказала о нем странную вещь. Она сказала, что он был похож на голос Бриджтона.

— Бриджтона? Это город, в котором мы живем.

— Я знаю, миссис Хоффман. Она сказала, что ее преследует Бриджтон. Вы не знаете, что она имела в виду?

— Она всегда ненавидела Бриджтон. Еще в школе она обвиняла город за все беды, которые с ней случались. Она не могла дождаться, когда наконец сможет уехать из Бриджтона.

— Как я понял, она убежала из дома?

— Не совсем. — Хотя ей явно нечего было возразить. — Она исчезла из нашего поля зрения только на одно лето, потом Элен все время работала. Сначала в газете в Чикаго, потом там же, в университете. Она все время писала мне. Вот ее отец... — Она оборвала себя. — Я ей посылала деньги, пока мужа не призвали во флот.

— Что за ссора произошла между ней и отцом?

— Это было связано с его работой. По крайней мере, последний большой скандал был связан именно с этим.

— Когда Элен назвала его продажной тварью?

Она резко повернулась ко мне:

— Элен вам рассказала? Вы были... близки с ней или что-то в этом роде?

— Мы дружили. — Мне уже самому казалось, что так оно и было. Мы пробыли вместе всего лишь час, но ее смерть придала всему иной смысл.

Она наклонилась еще ближе, всматриваясь в мое лицо.

— Что еще она рассказывала вам?

— Что она поссорилась с отцом из-за убийства.

— Это неправда. Я не хочу сказать, что Элен лгала, она ошибалась. Убийство Делони было чистой случайностью. И напрасно Элен думала, что ей известно больше, чем ее отцу. Она смертельно заблуждалась.

«Смертельно заблуждалась» — как странно это было слышать об уже мертвом человеке. Миссис Хоффман ощутила неловкость и прижала руку в черной перчатке ко рту. Некоторое время мы ехали молча, миссис Хоффман испуганно замерла, словно сухонький сверчок, переставший стрекотать.

— Расскажите мне об убийстве Делони, миссис Хоффман.

— Зачем это вам? Я никогда не рассказываю о делах своего мужа. Он этого не любит.

— Но его же здесь нет.

— В каком-то смысле он здесь. Мы так долго прожили вместе. Это давняя история.

— История всегда связана с настоящим. Возможно, что убийство Делони каким-то образом связано со смертью Элен.

— Каким образом? Это произошло более двадцати лет назад и даже тогда не имело никаких последствий. Это произвело такое впечатление на Элен только потому, что убийство произошло в нашем доме. Мистер Делони чистил свой револьвер, он у него вырвался и выстрелил — вот и вся история.

— Вы уверены?

— Так говорил мой муж, а он никогда не врет. — Похоже, она пользовалась этой формулой уже не раз.

— Почему же Элен считала, что он говорит неправду?

— Глупая фантазия. Она сказала, что разговаривала со свидетелем, который видел, как мистера Делони застрелили, но, по-моему, она все выдумала. Никаких свидетелей не было, и, как говорит мой муж, быть не могло. Все произошло, когда мистер Делони был один в квартире.

Он чистил заряженный револьвер, и выстрел пришелся прямо ему в лицо. А Элен выдумала неизвестно что. Она была немного увлечена им. Мистер Делони был красивый мужчина, а вы ведь знаете, как это бывает с девушками.

— Сколько ей тогда было?

— Девятнадцать. Как раз в то лето она и ушла из дома.

Теперь уже окончательно стемнело. Вдалеке справа виднелись огни Лонг-Бича, где прошла моя непростая молодость. Они мерцали сквозь туман, как затухающий костер.

— Кто такой был этот мистер Делони?

— Люк Делони. Он был очень удачливым подрядчиком не только в Бриджтоне, но и во всем штате. Ему принадлежали наш дом и еще несколько домов в городе. Ими до сих пор владеет миссис Делони. Естественно, сейчас они стоят гораздо больше, чем тогда, но уже и в то время он был почти миллионером.

— У Делони осталась вдова?

— Да, но не спешите делать выводы. Когда все это случилось, она находилась далеко от города, в своем семейном поместье. Естественно, в городе об этом много болтали, но она была невиннее новорожденного. Она происходила из очень старого рода — знаменитые сестры Осборн из Бриджтона.

28
{"b":"18678","o":1}