ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это было как тогда, когда я увидела маму, — произнесла она слабым голосом и проснулась. — Все в порядке?

— Все в порядке, — ответил ей Алекс.

Он помог ей сесть. Она прильнула к нему, и ее волосы упали ему на плечо. Несколькими минутами позже, все так же опираясь на его руку, она выходила из комнаты. Добродетельная семейная пара!

Годвин закрыл дверь.

— Надеюсь, джентльмены, вы узнали все, что хотели, — произнес он с некоторой брезгливостью.

— Она говорила очень свободно, — сказал Джерри. После этого эксперимента он тоже выглядел абсолютно опустошенным.

— Не случайно. Все три дня я готовил ее к этому. Как я вам уже говорил, пентотал не является гарантией правды. Если пациент намерен лгать, инъекция не сможет воспрепятствовать этому.

— Вы намекаете на то, что она могла солгать?

— Нет. Я уверен, что она говорила правду, насколько она ей известна. Моя задача сейчас заключается в том, чтобы закрепить это в ее сознании, чтобы эта правда стала осознанной. Поэтому, джентльмены, если вы не возражаете...

— Минуточку, — сказал я. — Вы не могли бы уделить мне минуту, доктор? Я провел три дня и истратил кучу денег Кинкейда для того, чтобы собрать факты, которые вам были известны.

— Да? — холодно осведомился он.

— Действительно так. Вы бы значительно облегчили мне жизнь, если бы своевременно рассказали об отношениях между Брэдшоу и Констанцией Макги.

— Не думаю, что в мою задачу входит облегчение жизни следователей. Здесь замешаны этические вопросы, которые вам вряд ли понятны. Мистер Маркс, может быть, понял бы меня.

— Не очень понимаю, о чем речь, — произнес Джерри, но, вероятно, догадываясь о нашей взаимной неприязни, на всякий случай вклинился между нами. — Пошли, Лу, — он тронул меня за плечо, — у доктора еще есть дела. Он очень помог, и ты прекрасно понимаешь это.

— Кому помог? Брэдшоу?

Годвин побледнел:

— Это мой первый долг перед пациентами.

— Даже если они убивают людей?

— Даже если так. Но я хорошо знаю Роя Брэдшоу и могу заверить вас, что он не способен на убийство. Тем паче он не убивал Констанцию Макги. Он был страстно влюблен в нее.

— У страсти есть два конца.

— Он не убивал ее.

— Еще два дня тому назад вы убеждали меня, что это сделал Макги. Вы тоже можете ошибаться, доктор.

— Знаю, но не относительно Роя Брэдшоу. Этот человек прожил трагическую жизнь.

— Расскажите мне о ней.

— Он сам вам расскажет. Я не справочное бюро, мистер Арчер. Я, как вам известно, врач.

— Что вам известно о женщине, с которой он недавно развелся, Летиции, или Ти? Вы ее знаете?

Он молча посмотрел на меня. Его взгляд был печально мудрым.

— Спросите о ней Роя, — наконец с усилием вымолвил он.

Глава 28

Джерри поехал в суд допросить Макги. По дороге он завез меня в порт, где осталась моя машина. Луна поднялась выше и приняла более естественные размеры и окраску. В ее мертвенном свете яхты на причале походили на призрачный флот Летучего Голландца.

Я поехал обратно в мотель переговорить с Мадж Герхарди. Но она уже испарилась вместе с остатками виски в моей бутылке. Я сел на кровать и набрал ее номер, но к телефону никто не подошел.

Я позвонил Брэдшоу. Судя по всему, старая миссис Брэдшоу плотно оккупировала место у телефона. Она подняла трубку после первого же гудка.

— Кто это? — дребезжащим голосом спросила она.

— Это всего лишь Арчер. Рой еще не вернулся?

— Нет, и я очень беспокоюсь о нем, очень. Последний раз я видела его в субботу утром. Я уже звонила его друзьям...

— Я бы не стал этого делать, миссис Брэдшоу.

— Но должна же я была что-то делать.

— Иногда лучше ничего не делать. Подождите, не волнуйтесь.

— Не могу. Случилось что-то ужасное, да?

— Я думаю, вам это известно.

— Это связано с этой ужасной женщиной, Макреди?

— Да. Необходимо выяснить, где она находится. Я уверен, что ваш сын мог бы мне помочь, но я не знаю, где он. Вы уверены, что не встречались с этой женщиной после Бостона?

— Абсолютно уверена. Я виделась с ней один раз, когда она приходила ко мне за деньгами.

— Не могли бы вы ее описать?

— Я чувствую, что это мой долг.

— И пожалуйста, в мельчайших подробностях. Это очень важно.

Она задумалась. Я слышал звук ее дыхания — ритмичный легкий хрип.

— Она была высокого роста, выше меня, с рыжими волосами. Волосы короткие, искусственная завивка. У нее была неплохая фигура, разве что чересчур пышная, правильные черты лица и зеленые глаза, темно-зеленые — они-то мне и не понравились. На лице очень много косметики, подходящей скорее для сцены, чем для обычной жизни. Она была отвратительно одета.

— Опишите ее туалет.

— Ну, сейчас, через двадцать лет, трудно вспомнить. Но на ней была леопардовая шкура — искусственное пальто, насколько я помню, и под ним что-то полосатое. Прозрачные чулки со спущенными петлями. До смешного высокие каблуки. Масса бижутерии.

— Манера говорить?

— Как у уличной женщины. Жадная, настырная, похотливая. — Меня не удивило негодование, звучавшее в ее голосе. Она ведь чуть не потеряла Роя из-за этой женщины.

— Вы бы узнали ее, если бы увидели снова — может быть, в другой одежде и с перекрашенными волосами?

— Думаю, узнала бы, если бы пригляделась.

— Мы вам предоставим эту возможность, когда найдем ее.

Я подумал, что цвет глаз изменить несколько труднее, чем цвет волос. Единственная зеленоглазая женщина, имеющая отношение к этому делу, была Лаура Сазерленд. У нее были подозрительно хорошая фигура и привлекательные черты лица, все остальное не соответствовало описанию Макреди. Хотя она, конечно, могла измениться. Я встречал женщин, которые менялись до неузнаваемости и за более короткое время.

— Миссис Брэдшоу, вы знакомы с Лаурой Сазерленд?

— Да, немного.

— Она не напоминает вам Макреди?

— Почему вы спрашиваете об этом? Вы что, подозреваете Лауру? — спросила она, повысив голос.

— Ну, не надо преувеличивать. И все же вы не ответили на мой вопрос.

— Нет, это невозможно. Это совершенно разные женские типы.

— А физические данные?

— В этом смысле между ними есть что-то общее, — с сомнением произнесла она. — Роя всегда привлекали женщины с ярко выраженным женским началом.

«Напоминающие маму», — подумал я.

— Я хотел бы задать вам еще один вопрос, более интимного свойства.

— Да? — она затаила дыхание.

— Вы знали, что Рой был пациентом доктора Годвина?

— Пациентом доктора Годвина? Не может быть. Он не мог скрыть это от меня. — Несмотря на ее полуциничное знание внутренней жизни Роя, выяснялось, что ей не так уж много о нем известно.

— Мне сказал об этом доктор Годвин. И, судя по всему, Рой лечился у него в течение нескольких лет.

— Это ошибка. Рой абсолютно здоров. — Она замолчала, и в трубке повисла напряженная тишина. — Не правда ли?

— Именно об этом я и хотел вас спросить. Простите, что я начал этот разговор. Но, я думаю, никаких оснований для волнений у вас нет, миссис Брэдшоу.

— Как же нет, когда моему ненаглядному мальчику грозит опасность?!

Она не хотела отпускать меня, ей надо было, чтобы я чем-нибудь успокоил ее бедную старую перепуганную душу, но я попрощался и повесил трубку. Одна из подозреваемых — Мадж Герхарди — отпала, полученное описание ни в коей мере не соответствовало и никогда не могло соответствовать ей. Следующей была Лаура.

Конечно, для Брэдшоу не было особого смысла сначала разводиться с ней, а потом снова заключать брак. Но никаких доказательств их брака, кроме утверждения самого Брэдшоу, у меня не было. А его свидетельства, как я уже понял, можно было растягивать, как эластичные бинты, и рвались они с такой же легкостью. Я поискал в адресной книге адрес Лауры — она жила на Колледжских высотах. Только я начал переписывать ее адрес к себе в записную книжку, как зазвонил телефон.

52
{"b":"18678","o":1}