ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы поактивнее, — строго потребовал Лавров. — Надеюсь, понимаете, что вам статья светит? За наводку. Советую вспомнить все, что вы знаете о Назаркине. Где бывает, какие у него интересы, во что одет, ну и так далее.

— Перстень! — воскликнул Стас.

— Что — перстень?

— Перстень у него дорогой на пальце, в центре — черный бриллиант. Он хвастался, что дорогой.

— Нарисовать сможете?

— Конечно, — обрадовался Стас.

Лавров достал из сейфа показания Петрухина, который продал перстень с черным бриллиантом Аиде Пивоваровой. Там тоже имелось изображение украшения.

Лавров был уверен, что рисунки совпадут.

Он не ошибся.

Теперь дело за малым. Осталось разыскать самого Назаркина и предъявить ему обвинение в двух убийствах.

Это он застрелил Аиду Пивоварову, а когда понял, что ее подруга Элла Ревенко узнала его в клубе, застрелил и ее.

Леонид Леонидович Лавров устало поднялся из кресла. Ну и поработал он сегодня! Не каждому случается в один день раскрыть два убийства.

Глава 35

Тамара с удовольствием накрывала на стол. Она ожидала в гости Галину с Юлькой и давно не чувствовала себя так хорошо, как сегодня. Приедут девчонки — поболтает, отведет душу.

Она, напевая, трудилась как пчела. Конечно, до Юлькиных домашних деликатесов ей далеко, но и она что-то может. Специально для Галины приготовила селедку под шубой. Пролетарская закуска. Галка оценит ручной труд Тамары. Еще она приготовила домашний пирог из трех коржей, которые были обильно смазаны взбитым кремом, земляничным вареньем и малиновым джемом. Орешки с цукатами делали вкус пирога особенно изысканным. Сверху пирог украшался шоколадной стружкой и крупными бусинами замороженной клюквы. Главное — как следует пропитать коржи домашним клубничным ликером, который ее научила делать Ася.

Бутылка с ликером стояла тут же, на столе. На дне бутылки был заметен мутноватый осадок. «Все натуральное всегда с осадком, только химия без осадка». Это тоже слова Аси.

Тамара вздохнула. После всех событий Ася стала прихварывать.

— Годы мои такие, — твердила она. — Ты уж, матушка, сама теперь и няню ищи, и все остальное…

Ася переживала, что сама привела в дом Оксану.

— Перестала я, видать, в людях разбираться.

Наговаривает на себя Ася. Разве можно все предвидеть?!

Тамара нахмурилась, вспомнив, как сказала следователю Лаврову, что не верит в благородных разбойников. В благородных любовников она не верила тоже. Но следователю об этом, конечно, не сказала.

Только теперь до конца поняла, какую нехорошую шутку хотел сыграть с ней Сергей. Нет, она и сейчас не думала, что он такой подлый, видно, просто шлея под хвост попала. Она злилась на себя, что после всего продолжает как бы оправдывать его. Вот именно, что у него все просто, а ей что было делать? Ни за что на свете она не согласилась бы второй раз пережить подобный момент: муж вот-вот нагрянет, а этот… Себя она не оправдывает, поедом ест. Даже Ася, которая все поняла, перестала смотреть укоризненно.

— Не казнись, но сама думай, как жить, — сказала она недавно Тамаре. — Смотри, в другой раз не повезет!

А у Тамары до сих пор перед глазами стоит Сергей: наглый, обозленный эгоист, думающий только о себе. И ради этого человека она рисковала! Дурища, едва собственную жизнь не сломала. Да что она — маленький человечек, ее дочь, могла остаться без родного отца.

При мысли об этом у Тамары задрожали руки. Да что она в самом деле, пора все забыть. Надо думать о чем-то хорошем, приказала она себе. И улыбнулась. Вспомнила проделки кошки Дуськи, которая после приезда Ярослава не отходила от него ни на шаг. Животное будто чувствовало, что семье угрожает опасность, и контролировало ситуацию.

Тамара закончила украшать пирог и залюбовалась собственной работой. А ведь может, когда захочет!

Ярослав, узнав о предстоящем девичнике, уехал на дачу.

— Вечером приеду, тебя заберу, — предупредил он.

— Я могу и сама добраться.

— Нет уж, так мне спокойнее будет, а то напьетесь.

— Да ты что! — удивилась Тамара. — Галка, сам помнишь с института, почти не пьет. Съест одну конфетку с ликером и все равно что в запой пустится. Юля… — Тамара смутилась. — Юля тоже пьет немного.

— Знаю я вас…

В другой раз Тамара бы сказала что-нибудь язвительное, но сейчас промолчала.

— Томик, если можно, оставь мне кусочек пирога, — попросил Ярослав. — Давно ты нас домашними изысками не баловала.

— Завтра такой же испеку, если хочешь.

— Не надо завтра, я сегодня хочу!

Дела у Ярослава на фирме выправились. Мухина еще не поймали, но это дело времени, так в Интерполе сказали. И поделом этому подлецу!

Галина и Юлька появились вместе.

Галка немного похудела с тех пор, как рассталась с Николаем, а Юля вся так и светилась от счастья.

— Моя помощь нужна? — с порога осведомилась она.

— Вроде нет. Ой, рыбу забыла порезать, — вспомнила Тамара. — Через пять минут садимся за стол.

Девичник удался. Даже хмурая Галина стала улыбаться.

По телевизору шла очередная передача. «Без шансов, без комплексов, без трусов» — называла подобные шоу Тамара.

Галина, уставившись на экран, нахмурилась.

— Я вот смотрю на участниц и думаю: они всё знают и ни в чем никогда не сомневаются. Я им почти завидую.

— Почему? — спросила Юлька.

— Потому что мы, люди нашего поколения, в отличие от них сомневаемся во всем.

— Только жить от этого не легче, — заметила Тамара.

— Это точно, — со вздохом подтвердила Галина.

— Ладно, хватит о грустном. — Юлька подмигнула Тамаре. — Лучше послушайте, что я расскажу про бывшую жену Шурика.

— Она за Гильдяева замуж вышла, — пояснила Тамара Галине. — У которого нашли две моих картины.

— Твоих-то две! — хмыкнула Юлька. — У него вся вилла ворованными вещами набита.

— Откуда знаешь?

— Олимпиада в слезах примчалась, сообщила. Хорошо, что она свою судьбу устроила, замуж за нормального парня собралась. А вот матушка…

— Расскажи, — в один голос попросили Тамара и Галка.

— Дело дрянь. Имущество конфисковали, виллу тоже отобрать собираются. Вроде он на чужие деньги ее построил. На господина Гильдяева уголовное дело завели, подписку о невыезде взяли.

— Вот тебе и влиятельный, богатый человек! — воскликнула Галина.

— Был влиятельный, был! От должности его уже отстранили, как только жареным запахло. Сдулся богатый папик, это тоже Олимпиада сказала.

— А сама мадам Гильдяева что?

— Плачется, что мужа затянули в уголовное дело.

— Затянешь их, — скривилась категоричная Галка. — Наворуют, а потом на здоровье жалуются. Как взятки брать, так все здоровы.

— В общем, Гильдяева мечется. Из квартиры Шурика она давно выписалась. Если виллу конфискуют, жить ей будет негде. Придется возвращаться к старикам родителям. А там еще брат с семьей живет.

— Главное, чтобы она к вам не приперлась, — сказала практичная Галина.

— Еще чего! — взвилась Юлька. — Я — законная жена своего мужа, а она кто? Нет уж, хватит с меня интернетовских шлюх и вообще баб, которые пытаются получше устроиться в жизни! На этот раз я буду биться до конца и свое счастье — плохое или хорошее — никому не уступлю. Она Шурику скандал закатила, что вроде мы виноваты, сообщили про картину, разрушили ее счастье.

— А он что?

— Подробностей не рассказывал, но, как поняла, послал бывшую женушку куда подальше. Тоже мне — родственница. Пусть только сунется!

Сейчас тихая уступчивая Юлька опять напоминала разъяренную мегеру, которую однажды видела Тамара.

— Да ладно тебе, — стала она успокаивать подругу.

Застолье прервал телефонный звонок. Это была Лада Козило.

— Тамара, — рыдала она в трубку, — этот негодяй…

— Кто, муж?

— Да при чем здесь муж?! Борис, я говорю про Бориса…

Тамара знала, что он исчез и до сих пор и не объявлялся.

— Что случилось?

53
{"b":"186783","o":1}