ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

    - На почве неприязни к её занятиям. Как хорошо вы обращаетесь с ножом?

    Жрец вопросительно уставился на Брагоньера, а потом в ужасе затараторил, что не способен убить живое существо. Соэр остался глух, повторив вопрос. Потом, вспомнив исследование магов, попросил жреца посмотреть себе в глаза. Тот повиновался и через минуту услышал невероятное: "Допускаю, что вы невиновны".

    Объяснение крылось в цвете радужки - она оказалась карей.

    Но у убийцы мог быть сообщник, тот, кто отвлекал внимание, поэтому надлежало выяснить, где жрец провёл те несчастные четверть часа.

    - Вы ушли...

    - Ну да, через "чёрный ход".

    Соэр недовольно взглянул на жреца, мысленно обругав за потраченное зря время. Нет, чтобы сразу сказать! Разумеется, тогда охрана его не видела. Но в связи с этим вставал другой вопрос: как жрец узнал о местонахождении потайной двери? Оказалось, её ему показали. Тот самый человек с фальшивой бородкой попросил выйти через "чёрный ход", сказав, что парадную дверь заклинило, и охрана чинит петли.

    За время допроса жрец взмок, но утереть пот не мог. Сжалившись, Брагоньер снял с бедняги заклятье и попросил подписать протокол.

    - Я освобождаю вас из-под стражи и перевожу под домашний арест до выяснения обстоятельств.

    Не читая, служитель Дагора поставил подпись на всех страницах и, не скрывая радости, переступил порог кабинета соэра. Тот, вычеркнув одну из записей в блокноте, набросал постановление о домашнем аресте Афраима ли Верана и, заверив печатью, в который раз за сегодня вызвал секретаря. Передав ей приказ, он приказал поторопить судебного мага и разместить в информационных листах объявление о розыске сероглазого тёмноволосого человека, проповедующего строгую мораль. Причина поиска не указывалась, обывателей просто просили сообщать о подобных субъектах в Следственное управление.

    Через час господин Крауст соизволил-таки положить отчёт на стол начальника. Самодовольно улыбнувшись, волшебник заверил, никто бы не смог проделать более полного анализа за такое время. Брагоньер пропустил бахвальство мимо ушей и погрузился в чтение, подчёркивая карандашом заинтересовавшие моменты.

    Судебный маг действительно оказался кудесником: установил возраст каждого мужчины и набросал схематичный перечень его отличительных черт, включая болезни. Жрецу, к слову, не помешал бы визит к врачу: застуженные почки могли дать о себе знать. Но преступник по всем выкладкам здоров. И, увы, с Миррой он не спал. На планке кровати тоже не его следы.

    А вот наряд для танца принёс пользу: с него считалась мужская фигура. Всё тот же широкоплечий человек с каштановыми волосами, ростом в шесть футов три дюйма. Лицо расплывчато, но клиновидная борода, вроде, была. Однозначно, это не жрец: тот тучнее и ниже. Но отпускать его Брагоньер пока не хотел: пусть преступник думает, будто предполагаемый убийца найден. Успокоившись, он не станет прятаться и попадёт в руки правосудия.

   Глава 5. Новые обстоятельства.

    Эллина позволила себе день отдыха: после сложного заказа - самое то. Клиент попался привередливый, скептически хмыкал, выслушивая требования гоэты. Заставил скитаться по лесам, превратив волосы в гнездо из паутины, листвы и веток, чтобы отыскать пропавшую корову какой-то ценной породы. Смешно? Смешно, но она полдня на скотину потратила, чтобы получить четверть чекушки.

    С горя Эллина хотела подсыпать отравы ему в кружку, чтобы потом втридорога взять за противоядие, но раздумала. Просто прищурилась и сообщила, что видит на нём проклятие. Разумеется, его не было, но простенькая иллюзия гоэте по плечу. Вот и появился у клиента на щеке эффектный свищ. Тот его только вечером заметил, когда в кадушку с водой глянул. Крестьянин тут же отправился на поиски Эллины и нашёл на постоялом дворе, где та, попивая местный эль, составляла для хозяина исковое заявление на соседа. Пила с горя, как малолетка. Гоэта не оправдала выручкой потраченного времени и занялась документом, чтобы немного подзаработать.

    Эллина равнодушно выслушала жалобы на неведомую хворь, нехотя согласилась провести очистительный ритуал и оплести дом защитными чарами. Нечисть, к слову, в лесу водилась: наблюдала за гоэтой, пока та выясняла местоположение скотины. Вечером Эллина предпочла бы в чащобу без флиссы и накопителя не соваться.

    Сговорились за две чекушки, ночлег и горячий ужин.

    Иллюзию Эллина сняла быстро, для порядка напоив крестьянина безобидным отваром для укрепления сил. Разумеется, последний был подан как средство от сглаза. А вот охранные чары всегда служили камнем преткновения. Засаленных конспектов гоэта в поездку не взяла, поэтому пришлось действовать по памяти, радуясь, что можно схалтурить. Эллина правильно замкнула все контуры, но засомневалась, не ошиблась ли в знаках над дверными и оконными проёмами. Оставалось надеяться, что никакая тварь не станет штурмовать дом заказчика, а то с того станется найти гоэту в Сатии и предъявить претензии.

    Эллина уехала домой измотанной, с полупустым желудком, грязной головой и мыслью: "Глаза б мои никогда тебя не видели! Чтоб тебя обокрали, и комары до смерти закусали, жмот!".

    Стараясь не попадаться на глаза знакомым, гоэта добралась до своего порога, нагрела воды и долго отмывалась от поездки. Брюки и рубашка сразу полетели в корзину с грязным бельём.

    Жара всё не спадала, и день отдыха Эллина решила провести на реке. Она сто лет собиралась покупаться - а хозяин "Белой мышки", трактира, где собирались гоэты в поисках заработка, подкидывал всё новую работу. Эллина не отказывалась: деньги лишними не бывают, особенно в застойный летний период. Она пользовалась тем, что многие гоэты разъехались отдыхать, нежиться на море, и пополняла кошелёк.

    Иногда вздыхала об университете, думала, не отложить ли денег на обучение, но каждый раз иронично вздыхала, с её посредственными умениями и происхождением там делать нечего. Вот если бы дар был выражен ярче, если бы существовала надёжная связь со стихией... Но, увы, всё, что могла, из своей предрасположенности к волшебству Эллина выжала. Остальное раскрыл бы только опытный мастер, натаскав на мага третьей степени.

    Собрав сумку со сменой одежды, полотенцем и кремом от солнечных ожогов, гоэта отправилась в путь. Компанию не искала: Эллину давно не пугали одинокие прогулки. Да и кого звать? Знакомые либо работают, либо, как Бель, не разделяют страсти к низменным развлечениям. Это же не светский пикник.

    Выехав за ворота, Эллина пустила лошадь по разнотравью, сокращая дорогу. Заветная излучина показалась через пару миль.

    Солнце припекало нещадно, и гоэта с радостью свернула под сень вязов. Спешившись, она расседлала Звёздочку и оставила пастись среди деревьев. Окунувшись, Эллина собиралась выкупать и её, а потом растереть ароматной травой.

    Потянувшись, гоэта распустила волосы и, проверив, не подглядывает ли кто, расстегнула блузку, освободившись от бюстье. Без него дышалось намного свободнее, но плавать обнажённой Эллина не собиралась.

    Купального костюма у неё не было, поэтому пришлось импровизировать. Завязав блузку узлом под грудью, гоэта сняла сандалии и, как была, залезла в воду. Осторожность оправдалась: на том берегу показались другие купающиеся. Ткань, конечно, прилипла к груди, но под водой всё равно не видно, а, выходя, легко прикрыться руками. Да и концы рубашки прикрывают самое пикантное.

    Вдоволь наплававшись и отвергнув предложение присоединиться к тёплой компании у костра, Эллина пошла за лошадью. Вслед ей полетел свист: обычная реакция определённого вида мужчин на женщину.

    Парни попались настойчивые, пришлось щедро одарить их крепкими словечками и предложить получить дырку в боку. Желанием познакомиться с холодным оружием они не горели и, обозвав "старой девой" и "недотрогой", удалились.

18
{"b":"186796","o":1}