ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сад... словно бы редеет.

— Да!

— Но погоди... — Джем вспомнил о том, что видел ночью: обмелевший пруд, облетевшие сады, дом в руинах. Он вспоминал о гостях, которые появлялись во дворце лишь время от времени, о странных переменах времени дня. Понимание постепенно приходило к нему. Надтреснутым, взволнованным голосом он произнес: — Точно! Тут все редеет, рассасывается! Принцесса, вот зачем мы нужны Альморану, понимаешь? Он ушел от мира в это воображаемое царство, где может править как король... но его мечта тает! Вот зачем ему нужны мы... чтобы его мечта, его сон оставались живыми! Чтобы он мог продолжать видеть свое сновидение!

— Но как?

Дона Бела широко раскрыла глаза. Ветер донес откуда-то неподалеку странный звук.

— Тс-с-с! Слышишь?

— Кто-то плачет! Или — скулит?

— Радуга?

— Он ранен!

Джем и Дона Бела рванулись вперед. Они продирались сквозь заросли, жмурились, оберегая глаза от колючих, острых шипов и кусающего лицо песка. Вскоре они выбрались на пыльную полянку. Сначала им на глаза попался Радуга, лежавший на боку. Потом — маленькая сгорбленная фигурка, стоявшая на коленях рядом с собакой.

— Малявка!!!

* * *

Как же так? Возможно ли? Малыш посмотрел на Джема и девушку заплаканными глазенками. Из носа его, по обыкновению, текли струйки соплей. Малявка, всхлипывая, заговорил.

— Я убежал от него... убежал, да... Он говорит... говорит, что будет... правителем мира... А я... я ему сказал, что он... дурак!

Дона Бела подняла мальчика, взяла на руки.

— О ком ты?

— Эли здесь? — встревоженно спросил Джем. — Ты про Эли говоришь?

Мальчишка свирепо шмыгнул носом.

— Прыщавый! Я про Прыщавого... И он теперь мертвый!

— Прыщавый? — изумился Джем. — Но как...

— Не Прыщавый! — в отчаянии выкрикнул Малявка и указал на собаку.

Глаза Дона Белы наполнились ужасом. Неподвижно лежавшего пса быстро заметало песком, но было ясно видно, что Радуга окоченел. Охнув, Джем опустился рядом с ним на корточки, смахнул с собаки песок, отогнал приставучих мух от глаз и губ. В ужасе все трое смотрели на то, как блекнут радужные краски на шерсти пса. За считанные мгновения собака приобрела такой вид, будто пролежала дохлой уже несколько дней. Джем встал и отступил. Беспощадный песок снова начал засыпать его мертвого друга. Песок щипал глаза. Но не только песок — и слезы.

Малявка вдруг прокричал:

— Он сделал это! Он!

— Кто? — воскликнул Джем. — Прыщавый?

— Он!

Малявка ткнул пальцем в сторону. Песок уже клубился воронкой смерча, теснил спутников к остаткам сада. Сначала Джем ничего не видел, кроме песка, а потом различил на фоне смерча призрачный лик — лик Альморана. Старик мотал головой и громко кашлял.

А потом послышался его голос. Он зазвучал как бы со всех сторон сразу:

— Глупцы! Вы решили, что можете убежать от меня? Долгие солнцевороты меня не покидала мысль о том, что может настать такой день, когда моему миру придет конец. И как может быть иначе, когда его существование поддерживаю только я один! Будь прокляты мои братья, которые не пожелали участвовать в моем замысле! Но теперь наконец моя задача решена. Только те, кто наделен магическим даром, могут стать моими соратниками, моими аватарами. О, сколь отчаянно я мечтал о том, чтобы хотя бы один такой человек попал мне в руки. Теперь таких людей у меня четверо! Юноша и двое мальчиков, которые помогут мне нести мое бремя, и прекрасная девушка, которая станет моей невестой!

— Никогда! — вскричала Дона Бела.

— Никогда! — вскричал Джем.

— Глупцы! Какое вам дело до внешнего мира, когда я предлагаю вам вечные радости? Мерцающая Принцесса, забудь о своей смертной любви! Ключ к Орокону, забудь о своих глупых поисках! Соединитесь со мной в моем мире мечты — и все, чего вы желали в жизни, станет принадлежать вам!

— Ты безумец! — воскликнул Джем. — Тебе никогда не удержать нас, никогда!

— Я удержу вас своими чарами! У вас не будет выбора!

— Ты умираешь, Альморан! Твой мир меркнет, рассеивается!

— Ни за что! Я снова зачарую вас! Минуют мгновения — и вы снова будете в моей власти!

Но в следующий миг лик старика исчез, затем исчезли деревья и кусты. Джем, Дона Бела и Малявка очутились посреди пустыни, в объятиях бесчинствующей песчаной бури. Они взялись за руки. Они кашляли, задыхались, еле держались на ногах. Обрели ли они свободу? Удалось ли им спастись от чародея? Но как могло случиться, что здесь оказался Малявка? И почему Малявка говорил о Прыщавом? Вопросы метались в голове у Джема, но сейчас было не время их задавать. Нужно было как-то пережить эту бурю, но как? Негде было спрятаться. Джем обнял Малявку, прижал к себе, был готов обнять и Дона Белу, но ее рука выскользнула из его руки.

— Принцесса! — в страхе прокричал Джем. — Принцесса, скажи что-нибудь!

Но тут Джем догадался: как только они покинули мир мечты, принцесса утратила дар речи.

— Принцесса! Принцесса!

Все было бесполезно. Джем упал на песок, прижимая к себе Малявку. Они лежали, скорчившись, на песке, полные отчаяния.

Рыдания сжимали пересохшее горло Джема, он проклинал себя за собственную глупость. Неужели Альморан забрал Дона Белу, унес ее в то мгновение, когда исчез сам? И тут Джем вдруг услышал воздушный, невесомый напев. Высокий девичий голос звучал громче завывания песчаных смерчей. То была песня принцессы!

Я знаю о пяти исчезновеньях,
Они ко мне являются в виденьях
И друг за другом следуют отныне. 
Над первым властно алчущее пламя,
Второе происходит под волнами,
А третье — в знойный полдень средь пустыни. 
Четвертое мне видится в тумане,
Как через закопченное стекло,
А пятое закрыто облаками,
Но для меня важнее всех оно! 
Когда свершатся все исчезновенья,
Я обрету свое освобожденье!

Джем прикрыл глаза ладонями, попытался выглянуть через щелочки между пальцами. В изумлении он увидел, что воронка песчаного смерча преобразилась в круг и что в центре этого круга — сверкающая, неприкосновенная фигура принцессы. Ее темные волосы и белые одежды развевались, а чудесный голос лился и лился. Не в этом ли была разгадка? Не это ли был ключ к побегу? Джем вдруг почувствовал, как что-то жжет его грудь. Он понял, что Кристалл Вианы вновь разгорелся, как бывало, когда рядом с ним оказывался другой кристалл, его собрат.

Да! Вот в чем было дело! Так и должно было произойти!

Принцессу окружило сияние. Чарующий, таинственный, вспыхивающий цветами Орокона круг вскоре превратился в светящийся кокон. Внутри этого кокона медленно вращалась принцесса Дона Бела. Глаза ее были закрыты, губы плотно сжаты, но песня ее эхом звучала в воздухе, словно бы подхваченная тысячей голосов. Сначала эти голоса взволнованно шептали, потом шепот перешел в крик... Малявка схватил Джема за руку, потащил за собой к светящемуся кругу. Со сверкающим на груди кристаллом Джем опустился на колени рядом с принцессой, устремил полный преклонения взор на ее бесстрастное лицо.

— Принцесса! Ты можешь говорить? Можешь ли ты говорить — здесь?

К изумлению Джема, на его вопрос ответил Малявка, но с губ мальчика сорвался голос принцессы. Джем стоял на коленях, принцесса поворачивалась по кругу, а Малявка невесомо взмыл ввысь. Он парил внутри кокона света, раскинув руки в стороны.

— Говорить? — произнес Малявка нараспев. — Я могу говорить, но недолго. Альморан не ушел, он просто собирается с силами. Он повсюду вокруг нас, и я едва противлюсь его нападкам.

— Принцесса, ты ведь знаешь, правда? Ты знаешь о кристаллах?

102
{"b":"1868","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Склероз, рассеянный по жизни
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Я скунс
Дама из сугроба
Восемь секунд удачи
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Соль
Самый одинокий человек