ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию
Под алыми небесами
Обжигающий след. Потерянные
Бессмертный
Черный человек
Довмонт. Князь-меч
Дело не в калориях. Как не зависеть от диет, не изнурять себя фитнесом, быть в отличной форме и жить лучше
Тени прошлого
Пустошь. Континент
Содержание  
A
A

Медленно, постепенно, к Кате пришло понимание. Принцесса вступила в соприкосновение с другой своей ипостасью, со своей телесной сущностью, с которой так страстно мечтала воссоединиться. Ката ни за что не решилась бы нарушить это магическое действо. Она уже собралась незаметно отойти назад, но что-то заставило ее бросить последний взгляд на видения в зеркалах. Вот тогда-то она и увидела фонтан, посередине чаши которого стояла скульптура в виде языков пламени. А возле чаши фонтана сидел светловолосый юноша.

— Джем! — вырвалось у охваченной волнением Каты.

Она, не помня себя, бросилась к зеркалу, наступила на цепь, пошатнулась... Ее протянутая к возлюбленному рука насквозь пронзила невесомую ткань видения. Принцесса обернулась. Ее глаза ослепительно сверкнули. Вдруг все видения в зеркалах исчезли, сменились ярчайшей вспышкой света. Задыхаясь и жмурясь от режущего глаза сияния, Ката попятилась назад. Ей хотелось одного: скрыться от этого света, от этих зеркал, от этой мерцающей девушки.

Отступая, Ката наткнулась на разрисованную ширму.

С трудом держась на ногах, она ступила за ширму.

И рухнула на пол без чувств.

— Славно идут делишки нынче, а, матушка?

— Грязные пьяницы! А в моем караван-сарае...

— Старуха, забудь про свою старую лачугу!

— Что? Я там провела сорок лет моей жизни...

— Тьфу! Я же сказал, что буду тебе хорошо платить, а?

— Сказал, метис! Платить — чтобы я забыла о своей чести, о своей вере...

— Вере? Какая такая у тебя вера была, кроме веры в денежки, денежки и снова денежки? Старуха, ты только подумай: да разве можно это сравнивать! Разве ты бы предпочла прозябать где-то в глуши, когда можно нажить целое состояние здесь, в большом городе? А может, ты хочешь еще разок наведаться к своей сестрице да поглядеть, что от нее сможешь получить? Разве старина Эли не спас тебя, когда ты могла бы помереть с голоду на улице?

— Ты коварный искуситель, метис!

Сводник ухмыльнулся — с этим он не стал бы спорить.

Дела тем временем шли сами по себе. В полумраке портовой забегаловки к ногам кокоток падали монеты всех стран и народов. Одни тут же предавались с падшими женщинами страсти, а другие ожидали своей очереди. Боб был в полном отчаянии. Протолкаться к выходу сквозь толпу завсегдатаев, похоже, и думать было нечего. Боб уже дважды пытался растолкать Бергроува, но тот только что-то пьяно бормотал и снова погружался в забытье. Помимо всего прочего, Бобу не давала покоя одна мысль, угнездившаяся в его затуманенном брагой мозгу. Стараясь не попадаться на глаза Эли Оли Али, он сгорбился, втянул голову в плечи...

— Ну ладно, матушка, а как поживают наши красавчики в «холодной»?

— Ты про тех бедолаг, которых бросил помирать?

— Матушка, да разве ты не знаешь, что в любом мало-мальски приличном заведении должна быть «холодная», иначе, если вспыхнет пожар, кто же его будет тушить, как не те, кто там хорошенько охладился?

— А я слыхала, что так и так тут все может сгореть дотла!

— Пф-ф-ф! Ты что же, думаешь, я суеверный?

— Я про тебя много чего думаю, грязный метис, — буркнула мать-Мадана и ехидно добавила: — А твои несчастные сосунки отправились в Царство Небытия, Эли. Я их первым делом нынче вечером отправила на корабль смертников.

— Что?! Они исчезли? Они мертвы? — Сводник в сердцах влепил своей наемнице оплеуху. — Глупая старая карга! Каска Далла хвастается тем, что у него самая лучшая «холодная» в городе, а ты мне теперь говоришь, что у меня там ни одного узника не осталось? Тупая, тупая старуха!

Боб тем временем спрятался под стол. Табурет под ним немилосердно трещал. Ну вот, теперь можно... Только бы никто не увидел. Мочевой пузырь Боба был готов лопнуть в любое мгновение...

Новая оплеуха.

— Не смей бить меня, ах ты, свинья, жирная свинья, грязный метис!

— Пф-ф-ф! Да мы гордые, да? Старая карга, ты больше не принадлежишь себе самой! Не забывай, кто тебе платит! И неплохо платит, между прочим! Ступай к Каске Далле — посмотришь, что ты от него получишь! А теперь ступай в подпол да приведи кого-нибудь из оборванцев — глядишь, и они сгодятся.

— И кого же? Уж не твоего ли братца? А может, предпочтешь собственного сыночка?

— Не пори чепухи! Я про других говорю! Пф-ф-ф! За кого ты меня принимаешь?

Боб возился с завязками штанов. Все его тело сводило спазмами. Еще немного развернуться, еще капельку...

Боб рухнул на пол — табурет под ним с треском развалился.

— Грязные неверные! — вспылила мать-Мадана. — Прочь отсюда!

— Постой-ка, а ведь я знаю эту парочку! — воскликнул Эли Оли Али. Пригладив усы, он воззрился на двоих эджландцев, один из которых спал пьяным сном, а другой валялся под столом. По полу, вокруг туфель сводника расплывалась горячая лужица мочи. Жирные губы Эли тронула довольная ухмылка. Мало кого он так презирал и ненавидел, как эджландцев, а из всех знакомых ему эджландцев больше всего он презирал майора Полтисса Вильдропа. И вот теперь Эли представилась возможность хотя бы немножко отомстить ненавистному майору.

— Скорее, старуха, помоги-ка мне. Меня ждут во дворце, но я еще успею поселить этих мерзавцев в новом жилище! Пусть охладятся маленько!

— Ты коварный змей, метис, самый коварный на свете!

Глава 37

НОВАЯ УДАЧА ЭЛИ ОЛИ АЛИ

Эли Оли Али по дороге к Дворцу с Благоуханными Ступенями продолжал смеяться про себя. Эджландцы, туда же! Думают, что они лучше всех, да? Переступая с ноги на ногу от нетерпения, жирный сводник показал стражникам свой перстень с печатью калифа, после чего устремился к покоям владыки.

Конечно же, Эли Али Оли не считал эджландцев выше себя. Он всегда полагал, что выше него вообще никого нет. На взгляд Эли, даже калиф и визирь существовали исключительно ради того, чтобы приумножать его славу. Ведь если на то пошло, для того, чтобы кто-то мог стать Придворным Сводником, должен был иметься этот самый двор. Ну и пусть Эли Оли Али служил Придворным Сводником у никчемного правителя Куатани, которого презирали его подданные, который не без труда удерживал престол благодаря помощи иноземцев! Разве Эли мог сомневаться в том, что ему завидовали все в Куатани — а уж особенно, само собой, Каска Далла! На несколько блаженных мгновений Эли даже забыл об угрозе, которую для него представлял собой его заклятый соперник. О, сегодня Эли радовался жизни, еще как радовался!

И если была у него маленькая досада, так только из-за того, что один «майор-господин» не попал туда, где бы ему самое место — туда, где сейчас томились двое его дружков. А ведь Пламенноволосый погряз в дебоширстве, да еще и сильно рисковал — слишком сильно рисковал для человека в его положении! Ну, да ничего — в конце концов он обязательно получит по заслугам. В этом у Эли не было никаких сомнений. Пожалуй, нынче же ночью можно было обронить пару-тройку намеков — ну, скажем, на богохульные речи эджландца, к примеру — в беседе с калифом и визирем.

Размышляя подобным образом, Эли вдруг обнаружил, что где-то, посреди бесконечного лабиринта коридоров, не там повернул за угол. Где же он оказался? Разве к этому времени он уже не должен был добраться до покоев калифа? Своднику стало даже немного страшновато. Не опоздал ли он? Ему пришлось потратить драгоценное время на то, чтобы водворить пьяных эджландцев в «холодную», хотя он и испытал при этом ни с чем не сравнимое удовольствие. Правда, спиртное доставили раньше — об этом Эли позаботился, но все же нужно было удостовериться в том, что все в порядке, до того как калиф и визирь вернулись бы с трапезы. Проклятие, как же отсюда выбраться?

Впереди в коридоре царил полумрак. Коротенькие фитили светильников горели тускло, да и висели светильники на большом расстоянии один от другого. Стражников поблизости не было видно. Эли повернул назад и сделал несколько шагов... А стоило ли возвращаться? Какой же путь быстрее вывел бы его к покоям калифа? При том, как хитро разветвлялись коридоры, трудно было решить, куда лучше свернуть.

76
{"b":"1868","o":1}